Стихи классиков и современников, сотни терминов, пояснений и цитат из русской поэзии, стихи современных авторов, стихи о рифме, афоризмы в стихах, словари, поэтические конкурсы, справочники, подбор рифм - всё лучшее собрано на портале РУССКИЕ РИФМЫ

Рифма и её десятки разновидностей; теория и словари рифм; справочная информация по стихосложению...

Всё по стихосложению, стихи современных поэтов;  рейтинги стихов в реальном времени...

   
   

 

РИФМА.КОМ.РУ - информационно-поэтический портал, на котором публикуют свои стихи поэты из многих стран мира

РИФМА.КОМ.РУ - крупнейший информационно-поэтический портал, посвящённый  рифме и стихосложению

   

Поиск   Главная   Стихи   Авторы   Стихосложение   Словари   Стихи о поэзии   Лаборатория   Конкурсы   Форумы   Коллекция   Тесты   Ссылки   Гостевая

Иван Чудасов
ОТ АКРОСТИХА К АКРОКОНСТРУКЦИИ
(продолжение)


  Далее развитие акростиха идёт по пути комбинирования, усложнения и увеличения форм акростиха между собой. Внимание начинают уделять не только первым, но и средним (см. А. Туфанов) и последним буквам строки.

                                  * * *
                      Ю.Н. Верховскому

Юлою жизнь юлит в чаду своих повтороВ.
Рассеянно бредя, ты проглядел еЕ;
И слушал тишину, и слушал в поле вечеР,
Юдоль тоски земной переплавляя в стиХ,
Не требуя наград, шагая неустаннО – ,
И в тридцати годах спокойных чистых слоВ
Каким зерном нагруз твой полновесный колоС!
Ах: что нам пожелать поэту в этот сроК?
Немного радости да отдыха немногО
Да чтобы Муза та, которой он ведоМ,
Ревниво сторожа его скупую славУ,
Опередив других, не уступая праВ,
Верна, как и всегда, к нему стремила дланИ
И, скромный юбилей приветствием почтиВ,
Чтоб с нами здесь она, ликуя, возгласилА:
Ура! – Верховскому, – ура! ура! виваТ!
(34)

Это стихотворное поздравление А. Альвенга было написано в 1929 году шестистопным ямбом белым стихом, но с чередованием мужских и женских окончаний, что придаёт произведению музыкальность и не даёт ему развалиться. О телестихе есть мнение, что «такая форма практически возможна только в нерифмованном стихе…». (35) Однако примеры из моего собственного творчества говорят о том, что можно писать и рифмованные телестихи:

                 КОЛОКОЛ
Произнося чудесный чистый звуК,
Вишу на колокольне. ВысокО!
Неоднократно сам звенеть хотеЛ,
Разлиться песней сердца далекО,
Но мой язык во власти чьих-то руК.
Вздохнул бы я свободно и легкО,
Когда бы сам, не по заказу, пеЛ.

                  ПОДПИСЬ
   И если тексты все прочлИ
   Вы, то поймете: я ворчлиВ,
   А жизнь моя не так легкА.
   Но мил моей судьбы капкаН.
(36)

     Признаюсь, что я написал эти стихотворения до знакомства с указанной книгой М.Л. Гаспарова («Колокол» – 3 января 2002, «Подпись» – 22 декабря 2002). Если в первом случае рифмуются строки с одинаковыми буквами (так, можно написать рифмующиеся телестихи на слова «мама», «папа» и тому подобные), то во втором – нет ограничений (женская, дактилическая и гипердактилическая рифма позволяют, как мне кажется, написать любой рифмованный телестих).
    Любопытны акростихи Николая Глазкова. Из всего многообразия отметим цикл «Раздумья».
(37)  Цикл состоит из восьми частей, каждая из которых украшена акростихом и таким образом кому-нибудь посвящена: 1 – Нонне, 2 – Тонечке, 3 – Олечке, 4 – Ганичеву, 5 – Жарову, 6 – Нилину, 7 – Росиночке, 8 – Осипову. Без жирного выделения первых букв «Раздумья» читаются вполне самостоятельно, причём акростихи сделаны столь искусно, что не чувствуешь шероховатости и подгона слов, обычно присущим акростихам. Дополнительной новизной этого цикла считаю то, что некоторые части (1-я, 2-я, 7-я и 8-я) имеют нечётное количество строк, затрудняющее написание акростиха.
    Ближе к концу ХХ века усложнение акроконструкций принимает более явный характер. Московский композитор Глеб Седельников, взяв себе псевдоним Валентин Загорянский, написал немало сложнейших стихотворных произведений, в которых одновременно переплетаются акро-, мезо- и телестихи, подкреплённые диагональными строками.

Акроконструкция в Русских рифмах


Эта акроконструкция
(38) была посвящена Марине Цветаевой с десятикратным написанием её имени в ключевом слове (1 акростих, 2 мезостиха, 1 телестих и 6 диагональных акростиха). Как видно из текста, несмотря на филигранное переплетение различных видов акростиха, содержание стихотворения остаётся весьма туманным. Следующий пример (39)  из творчества В. Загорянского посвящён уже Платону Карповскому с семикратным написанием его имени и фамилии:


Акростихи и акроконструкции(40)


    В этом тексте интерес вызывают мезостихи, поскольку читаются необычно: снизу вверх. Что касается содержания и ясности изложения мысли, то, прежде всего, необходимо знать, кто такой Платон Карповский, но, думаю, и это не поможет прояснить ситуацию. На мой взгляд, сложные акроконструкции должны быть построены так, чтобы ключевые слова были незаметны, содержание – такое, чтобы его можно было понять. Иначе читателю остаётся только каркас из акростихов, который он (читатель) при желании и терпении сам может наполнить любым набором слов.
Заслуживают внимания сложнейшие акроконструкции Константина Свириденко, которые он называет цветными стихами и которые представляют собой картины, где написано стихотворение с добавлением выделенными различными цветами акростихов и диагональных прочтений. Сам автор пишет, что «по сути – это сложные акро, часто не имеющие аналогов в русской литературе по схеме построения и степени сложности».
(41)

Акростих-лабиринт

    Просмотрев 200 ссылок из 1450, данных поисковой системой «Яндекс», я пришёл к выводу, что акростих не утратил своё значение и даже приобрёл статус законной, уже устоявшейся и переставшей быть маргинальной, формы поэтического искусства. На различных форумах проводятся конкурсы акростихов, самым интересным из которых мне показался поэтический турнир литературного объединения при альманахе «Stern».(42) В своём большинстве здесь представлены акростихи. Среди всего многообразия отмечу те, которые специфически решают проблему введения редких для акростиха букв. Некто Джуди Белкин написал такой акростих (выделено мной):

                        * * *
Да я не Байрон! Я же и не Блок.
Мне все равно – фонарь или аптека,
И все же я слегка усвоить смог
Татарской речи звук в раю Артека.

Решил: пора выдавливать раба,
И вот давлю по капле эти гены:
Йок – значит нет: привычки неизменны,
Бар – значит есть: ну, стало быть, судьба.

Ылдыз – звезда. Я – Принц, но где ж мой Лис?
Крым, райский мой пейзаж, исчез в тумане:
О, йок и бар, мечта об инь и яне!
Вставай, луна. Свети, моя ылдыз.

Отмечу в данном стихотворении интертекстуальные моменты из Михаила Лермонтова («Да, я не Байрон!»), Александра Блока («…фонарь или аптека…»), Антона Чехова («.. пора выдавливать раба…»), Антуана Экзюпери («…звезда. Я – Принц, но где ж мой Лис?»).
     На этом поэтическом турнире акростихи посвящены различным участникам литературного объединения. Поэтому волей-неволей пришлось решать проблему введения даже буквы «Ъ» для прозвища (ника) фЕМЪ. Из девяти представленных различными авторами наиболее интересными являются произведение Петра Глыба-Базальтова (выделено мной):

                * * *
Флегматичности на лике
Ей немножко не хватает.
Может быть, сама не знает,
Ъ зачем при нике.

и человека, скрывшегося под псевдонимом Гусар:

                * * *
Флиртуя, к зеркалу малютка подошла,
Еще не видя, но улыбкой потеплев,
Меж тем, взирал из-за стекла
ЪМЕф, хищный, аки лев.

Если в первом тексте выпукло поставлено Ъ (читается: «твёрдый знак зачем при Нике»), то второй текст интересен зеркальным решением проблемы. Намёк на палиндромичность, перевёрнутость, содержится в последней строке: «аки лев».  В XVII веке в Российской империи был популярен палиндром «Велика, аки лев», символично посвящённый этому государству.
    В заключение приведу некоторые свои опыты по обновлению акростиха. Двойной диагональный акростих сплетается в один, в котором каждая буква начинает работать на две строки одновременно:
(43)

Акростихи


     Любопытно, что при таком построении происходит парадоксальное несоответствие количества строк стихотворения и букв ключевого слова (здесь соответственно 8 и 7). Однако такой текст теряет заложенный в акростихе строкообразующий принцип и переходит в разряд фигурных.
    Стоит отметить, что диагональные акростихи были известны ещё в начале ХХ века благодаря переводам из Эдгара Аллана По, точнее сонета «Enigma» («Тайна»). В этом произведении зашифровано имя той, кому оно посвящено, таким образом: 1-я буква 1-й строки, 2-я буква 2-ой, 3-я – 3-ей и так далее (выделено мной):

                         AN ENIGMA
Seldom we find”, says Solomon Don Dunce,
Half an idea in the profoundest sonnet.
Through all the flimsy things we see at once
As easily as through a Naples bonnet –
Trash of all trash! – how can a lady don it?
Yet heavier far than your Petrarchan stuff –
Owl-downy nonsense that the faintest puff
Twirls into trunk-paper the while you con it?”
And, veritably, Sol is right enough.
The general tuckermanities are arrant
Bubbles – ephemeral and so tramsparent –
But this is, now, – you may depend upon it –
Stable, opaque, immortal – all by dint
Of the dear names that lie concealed within ‘t.
                                                  (1847)
(44)

Отгадкой на эту загадку является имя: Sarah Anna Lewis. Однако я написал свою «Отгадку с загадкой» до знакомства с этим произведением Эдгара По, к тому же принцип сдвоенности и «работы» буквы на две строки я нигде ещё до сих пор не встречал. Приведу перевод Валерия Брюсова, у которого Сара Анна Льюис стала Саррой Анной Лиуйс, однако учитывая сложность произведения, я не буду акцентировать на этом внимание. Итак, вот перевод (выделено мной):

                        ЭНИГМА
«Сыскать, – так молвил Соломон Дурак,
Нам не легко в сонете пол-идеи.
И чрез пустое видим мы яснее,
Чем рыбин чрез неапольский колпак.

Суета сует! Он не под силу дамам,
И всё ж, ах! рифм Петрарки тяжелей.
Из филина пух лёгкий, ветер, взвей –
И будет он, наверно, тем же самым».

Наверняка тот Соломон был прав;
Смысл не велик лирических забав –
Что колпаки иль пузыри из мыла!

Но за сонетом у меня есть сила,
Бессмертен мой, как будто тёмный, стих:
Я имя поместил в словах моих!
                                           (1924)
(45)

Другое моё стихотворение впервые, как мне кажется, решило вопрос о пунктуации в акростихе (приводится по рукописи):

                 * * *
Когда придёт ко мне Эрот
Улыбчивый, наоборот
Дела мои пойдут, тогда
А станет Я, песком – вода.

Сорвётся с цепи буйный ум,
Мосол реальности – «хрум-хрум» –
Обгладывая вне двора.
Так будет завтра, но вчера
Рискнуть не жаждал, а напор
Иллюзий в череп, как топор,
Так не стучал. Прогнать стрельца,
Едва завидев? Ждать конца
?

    Понятно, что пробелом в акростихе трудно удивить, однако вопросительный знак играет здесь двойную функцию:
 1) пунктуационного знака во фразе «Куда смотрите?» и 2) ключа к спрятанному телестиху «ТТААММААРРАА», то есть «Тамара». Для разгадки требуется вернуть «?» на законное место в конце строки и просмотреть другую сторону текста на предмет акроконструкций. Объективно говоря, это слабое стихотворение, однако идеи, заложенные в нём (пунктуация в акростихе, удвоенная запись телестиха), возможно, искупают поэтические огрехи и представляются перспективными.
Таким образом, развитие акростиха продолжается по двум путям: 1) Введение редких букв в ключевое слово и 2) Синтез различных видов акростиха с созданием сложных акроконструкций.

                                                                                                                                    © 2005 Иван Чудасов

Назад

Написать отзыв
 


(1)Квятковский А.П. Школьный поэтический словарь. 2-е изд., стереотип. М.: Дрофа, 2000. С. 15.
(2)Линор Горалик ""...томной изысканности искусственных акростихов...", или Каббалистика для самых маленьких. Акротексты и акромысли" www.guelman.ru/slava/nss/5.htm.
(3)Словарь общеупотребительных терминов по всем отраслям знания / Под общ. ред. С.Н. Южакова. Вена: Мейер; Санкт-Петербург: Просвещение, 1896. К сожалению, не помню том и страницу. Но упоминание об этом акростихе есть в статье Линор Горалик ""...томной изысканности искусственных акростихов...", или Каббалистика для самых маленьких. Акротексты и акромысли" на www.guelman.ru/slava/nss/5.htm. См. также: Тресиддер Дж. Словарь символов / Пер. с англ. С. Палько. М.: ФАИР-ПРЕСС, 1999. С. 316-317.
(4)Гаспаров М.Л. Русский стих начала ХХ века в комментариях. 2-е изд, доп. М.: Фортуна Лимитед, 2001. С. 24.
(5)Более подробно об истории акростиха, а также примеры см.: Бирюков С.Е. РОКУ УКОР: Поэтические начала. М.: РГГУ, 2003. С. 29-86; Антология русского палиндрома, комбинаторной и рукописной поэзии / Сост. и коммент. Г.Г. Лукомникова и С.Н. Федина. М.: Гелиос АРВ, 2002. С. 243-254, а также в указанной статье Линор Горалик на www.guelman.ru/slava/nss/5.htm.
(6)Бирюков С.Е. РОКУ УКОР. М., 2003. С. 29.
(7)Некоторые примеры см.: Сонет серебряного века: Русский сонет конца XIX - начала ХХ века / Сост., вступ. ст. и коммент. О.И. Федотова. М.: Правда, 1990. С. 112, 193, 195-196, 350-351, 364, 380-381, 415-416, 433-435, 489.
(8)Сонет серебряного века. М., 1990. С.112.
(9)Линор Горалик. Хокку, танка, бронетранспортёры, или Чёрт в табакерке. Об использовании жестких форм в русской литературе www.guelman.ru/slava/nss/2.htm
(10)Сонет серебряного века. М., 1990. С. 684.
(11)Там же. С. 8.
(12)См.: Лившиц Б. Полутораглазый стрелец: Стихотворения, переводы, воспоминания. Л.: Советский писатель, 1989. С. 64-66.
(13)Там же, с. 64-65.
(14)См. их: там же, с. 564-565.
(15)Там же, с. 65-66.
(16)Бирюков С.Е. РОКУ УКОР. М., 2003. С. 57.
(17)Сонет серебряного века. М., 1990. С. 415-416.
(18)Бирюков С.Е. РОКУ УКОР. М., 2003. С. 57. Графическое оформление взято мной из электронного варианта этой книги на http://www.topos.ru/articles/0311/03_04.shtml
(19)Гаспаров М.Л. Русский стих начала ХХ века в комментариях. Издание второе (дополненное). М.: Фортуна Лимитед, 2001. С. 25.
(20)Там же, с. 23.
(21)Там же, с. 25.
(22)Там же, с. 24.
(23)"Такие стихи писались в эпоху барокко (как версификационные фокусы) едва ли не на всех европейских языках" (Гаспаров М.Л. Русский стих начала ХХ века в комментариях. М., 2001. С. 86). Здесь же Гаспаров даёт и пример такого сонета в творчестве В. Брюсова (1918), а в другой своей книге (Очерки истории русского стиха. Метрика. Ритмика. Рифма. Строфика. 2-е изд., доп. М.: Фортуна Лимитед, 2000. С. 106-107) - пример из произведений А. А. Ржевского (1762).
(24)Барбара Лённквист в своей книге (Мироздание в слове. Поэтика Велимира Хлебникова / Пер. с англ. А.Ю. Кокотова. СПб: Академический проект, 1999. С. 52) лишь заметила, что "Акростих - это не просто орнамент, он организует буквы в некий новый текст, взаимодействующий с внешним текстом", однако не стала заниматься поиском таковых текстов в творчестве Велимира.
(25)Поляков Д. СХИМА СМЕХА. О финале "Зангези" Хлебникова // Парадигмы: Сборник работ молодых учёных / Под общ. ред. И.В.Фоменко. Тверь: Тверской государственный университет, 2000. С. 97.
(26)См.: там же, с. 97-99.
(27)Переписывание фрагментов работы Д. Полякова не в счёт; см.: Бирюков С.Е. РОКУ УКОР: Поэтические начала. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2003. С. 31-32, а также электронный вариант Главы об акростихах на http://www.topos.ru/articles/0311/03_04.shtml
(28)Хлебников В. Творения. М.: Советский писатель, 1986. 736 с.
(29)См., например, Раздел "4. Загадки" в книге: Лённквист Б. Мироздание в слове. Поэтика Велимира Хлебникова / Пер. с англ. А.Ю. Кокотова. СПб: Академический проект, 1999. С. 60-71.
(30)Лённквист Б. Мироздание в слове. Поэтика Велимира Хлебникова / Пер. с англ. А.Ю. Кокотова. СПб: Академический проект, 1999. С. 35.
(31)Подробное раскрытие взаимоотношений между поэтом и обществом см. в книге английского хлебниковеда Рэймонда Кука (Глава "The tower of the crowds"): Raymond Cooke. Velimir Khlebnikov. A critical study. Cambridge University Press, 1987. С. 31-66.
(32)Поляков Д. СХИМА СМЕХА. О финале "Зангези" Хлебникова // Парадигмы: Сборник работ молодых учёных / Под общ. ред. И.В.Фоменко. Тверь: (33)Тверской государственный университет, 2000. С. 98.
(34)Бирюков С.Е. РОКУ УКОР: Поэтические начала. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2003. С. 33.
(35)Гаспаров М.Л. Русский стих начала ХХ века в комментариях. М., 2001. С. 26-27
(36)Там же, с. 27.
(37)Чудасов И. Заметки об акростихе // Астраханская литература. Ноябрь 2003. № 3. С. 3.
(38)Глазков Н. Автопортрет. Стихи и поэмы / Сост. Р.М. Глазкова. М.: Советский писатель, 1984. С. 232-234.
(39)См.: Федин С.Н. Лучшие игры со словами. М., 2001. С. 157; Федин С.Н. Акростихия слова // Наука и жизнь. 1999. № 9. С. 81.
(40)Другие примеры акроконструкций Валентина Загорянского см.: Антология русского палиндрома, комбинаторной и рукописной поэзии. М., 2002. С. 251-252.
(41)Федин С.Н. Лучшие игры со словами. М., 2001. С. 158; Федин С.Н. Акростихия слова // Наука и жизнь. 1999. № 9. С. 81.
(42)См. его сайт: www.sviridenko.sitecity.ru и отдел "Цветные стихи".
www.lito.spb.su/turnir/acrostih.html
(43)Чудасов И. Заметки об акростихе // Астраханская литература. Ноябрь 2003. № 3. С. 3.
(44)По Э.А. Лирика. Мн.: Харвест, 2002. С. 312.
(45)По Э.А. Лирика. Мн.: Харвест, 2002. С. 313.

  

Поиск  Главная   Стихи   Авторы   Стихосложение   Словари   Стихи о поэзии   Лаборатория   Конкурсы    Коллекция  Форумы   Тесты   Ссылки   Гостевая

© 2002 "Русские рифмы"