Главная Стихи Поэты Стихосложение Рифма Занимательное стихосложение Псевдонимы Тесты по стихосложению Литературный юмор

Все стихи
Cтихи по авторам
Cтихи по рейтингу

Занимательное стихосложение

Справочник по стихосложению
Стихосложение и стиховедение
Метр, размер, стопа
Строфа, виды строф
Тропы и стилистические фигуры
Стих и виды стиха
Рифмовка и способы рифмовки











Учебник стихосложения


Поэзия
Рифма и её разновидности
 

Справочник по стихосложению
скачать


 


СТИХИ

Семён Венцимеров

Мой журфак. Книга третья
ПОЭМЫ И ЦИКЛЫ СТИХОВ

Мой журфак. Книга третья

Предисловие

И вновь Москва – и зона «Д»
И золотая Моховая...
Сентябрь... Вернулись мы... Кто – где
Творил, к Всевышнему взывая,

Когда, случалось, невпопад,
Вразрез с обыденностью строки
Рождались, с разумом не в лад...
А все ж мы извлекли уроки.

И нас «разбор полетов» ждет.
И снимут стружку побратимы.
Та практика пойдет за год
Учения... Необратимы

Дни нашей жизни... Навсегда
Они уходят... С Ленским вместе
Не пойте зря: «Куда, куда... »,
А тихо поразмыслив, взвесьте,

Что совершили, что теперь
Свершать нам на крутом подъеме?
Еще для нас отверста дверь
В любую ипостась – и кроме

Прямой ухабистой стези,
Куда выводит альма матер,
Есть и другие... Повези
Нам чуть в пути, чтоб не лохматил

Нам шевелюры ураган,
Смертельная не била вьюга.
Пусть всем подонкам и врагам
Не удается нас из круга

Удачи вытолкать... Вперед –
К открытию все новых истин.
Четвертый курс журфака ждет...
В сентябрьской позолоте листьям

Звенеть монетами у ног...
-- Михайло Ломоносов. Здравствуй!
Мы возвратились на порог...
Ты с нами этот миг отразднуй!

Нам тайны жизни раскрывай,
Те, что тебе в трудах давались.
И нас тихонько наставляй,
Чтоб на беду не нарывались...

Поэма двенадцатая. Осень 1972 года...

-- Так больно – не могу терпеть! –
Роддом не близко от высотки.
Успеть бы! Только бы успеть!...
Везут в такие околотки,

Куда дороги не найдешь.
Большой кинотеатр минуем...
Приехали...
-- Ты не уйдешь?
-- Я не уйду! --
Сидим, кукуем –

Я и другие мужики,
Товарищи по ожиданью...
Вокруг погасли огоньки...
И вновь к роддомовскому зданью

Привозят тех, кому рожать
И тех, кому в приемной тесной
С волнением известий ждать...
-- Теперь-то что-нибудь известно? –

К дежурной сонной пристаем.
-- Нет информации покуда. –
Мы перед тетенькой снуем,
С надеждой ждем земного чуда –

Явления на свет того,
Кто за любовь в награду послан...
Не знаем больше ничего,
Переживаем... Крепким, взрослым,

Все повидавшим мужикам,
Привычным быть за все в ответе,
Присохло нёбо к языкам...
Молчим –ведь нет для нас на свете

Иной заботы – лишь бы там,
Куда нет доступа мужчинам,
Все было ладно, чтобы нам
Не предаваться впредь кручинам...

Вдруг закрутило в животе –
Ссинхронизировало с милой?
Где мне облегчить муки те?...
На мой вопрос -- с холодной миной

Дежурной тетушки ответ:
-- Вы для того здесь чтоб прос..ться?
Для ждущих туалета нет!
Пришлось наружу выбираться,

Сесть у забора под кусток,
Сорвать потом для гигиены
В соседстве росший лопушок...
Что делать? Я обыкновенный

Переживавший сильно муж,
Не чтоб был совсем невежа...
Роддомовцы, простите уж
За то, что вдруг болезнь медвежья

Настигла в беспокойный час...
Вернулся, спрашиваю тетку:
-- Ну, что там? –
-- Ничего для вас... –
-- Спасибо... – я дежурной кротко.

Она лишь хмыкнула в ответ.
Я через час к ней вновь с вопросом...
Отмахивается... Все нет?
Окно все более белесым

Становится... Не по себе...
Господь! Пусть все пройдет прекрасно! –
Вымаливаю... В той мольбе,
Что из души летит безгласно,

Здоровья крепкого прошу
И милой женушке и сыну...
Мне кажется, я с ней дышу
Синхронно... Вдруг внезапно спину

Мне заломило... Все во мне
Ее немедля отразятся
Повсюду – в животе, в спине –
Те ощущения, что длятся,

Когда идет такой процесс...
Я сильно сопереживаю
Наверно монстры вовсе без
Любви к жене – не наблюдаю

Среди снующих мужиков
Подобных монстров – без волненья,
Железно сжатых кулаков,
Могли бы ожидать мгновенья.

Когда им скажут:
-- Вы отец! –
Шум городской сильнее, гуще...
Когда, когда же, наконец?
-- Мужчина, вы ступайте лучше...

Куда-нибудь... Ну, хоть в кино...
Вернетесь – будет вам и новость.
Такой большой – от вас темно! –
Переживанья, нервы, робость...

И сам я спрашивать устал,
И мужиков разлихорадил,
Давно дежурную достал...
Всеобщего покоя ради,

Я из роддома ухожу.
Сентябрьское сверкает утро.
Волненья полную дежу
Да с гаком выпил, что немудро:

Все ощущения мои
И женушке передаются.
-- Ты лучше Господа моли, --
Я сам себе, -- коль воздаются

Награды людям по делом,
Да по моленью и по вере,
Молю, чтоб в наш высокий дом
Втроем вернулись...
Я в партере

Кинотеатра задремал.
Фильм шел индийский, двухсерийный...
О близнецах... Один дрожал,
Второй – сюжет был трагедийный –

Ну, чем не повод хохотать? –
Второй такого же обличья
Был монстру грубому подстать...
Традиционное каприччьо...

Я все его почти проспал...
Когда к роддому возвратился...
-- Ну, поздравляем, сын! –
Слетал
За апельсинами... Схватился,

Что надобно хоть пару слов
Послать любимой героине...
Блокнот в киоске взял... Готов
Текст поздравительный... Отныне

Мы с Томой – мама и отец...
Мне рассказали про ребенка:
Нормальный, крепенький малец...
Орал – скрипела перепонка

У гинеколога в ушах –
Здоровый, сильный – слава Богу!
Мы совершили этот шаг,
Открыли новую эпоху...

Назавтра новость знал весь курс.
-- Ребята денег подсобрали...
Я после лекций вновь несусь
В роддом... С собой девчонки дали,

Кравчук и Скоркина, бульон.
Я в термосе принес горячий...
Пишу записку: как там он?
Ответ: хороший и умнячий,

Весь в папу. Стало быть – в меня...
Другая новость огорчила.
Мне рассказали, не темня:
Сынок порвал... Чтоб залечила,

Пока не велено вставать,
Не может подойти к окошку...
Соседки сверху мне кивать
Взялись, мол, погоди немножко –

И встанет милая твоя...
Я каждый день к роддому бегал.
Особый ритм житья-бытья,
В котором главный – сын, изведал

С роддомовских тревожных дней...
На факультете профессура
Интересуется о ней...
По ощущеньям, вся фактура

И в деканате и везде
О прибавленье на журфаке
Обсуждена, родился-де
В студенческом законном браке

Отличный парень, журналист.
Мне шлет Кучборская улыбку,
Смущая... Хоть пред нею чист,
Но так уж уважаю шибко,

Что рядом с ней теряю речь...
Мне Громова о ней, светлейшей,
В одну из кулуарных встреч
Добавила сюжет сильнейший,

Случившийся в тот бурный год.
Кучборская кого-то ищет...
-- Меня?
-- Нет, тот... меднобород!... –
Таких сюжетов можно тыщи

О выдающейся собрать...
На всех так мощно повлияла...
От поздравлений удирать
Приходится... О нашем малом

Известно каждому в стране.
В Сибири, Черновцах уж точно.
Приносят телеграммы мне.
В них поздравляют – и дотошно

Выспрашивают все о нем,
Герое, что лежит в пеленке:
Вес, рост, цвет глаз, как назовем
И есть ли где-то на ребенке,

Отметины его судьбы...
Но я его пока не видел.
Прошу: не надобно волшбы.
Молитесь, дабы не обидел

На жизненной дороге рок...
Но вот мне и выносят сына –
Не слишком-то большой кулек.
Каков он? Я волнуюсь сильно.

Конверта угол снял с кулька:
Мордашка, лысая головка,
Как у японского царька...
-- Такси? «В коммуне остановка»!...

Пока я ждал ребенка тут,
К дежурной подошел несмело
Простой советский лилипут:
-- Я за ребенком... –
Всех задело:

Дежурная тотчас ему:
-- Войдите со служебной двери... –
Все понимают, что к чему –
Гуманно все ж по крайней мере...

А нас домой везет такси.
Водитель наш за поздравленье
Удвоенного ждет мерси...
Заходим в «Д», полны волненья.

И мы -- на Ленинских горах... --
Сидим вокруг кастрюльки плова,
Готовила Наташка... Ах,
Вкус бесподобный, право слово!

И началась такая жизнь,
Что комментариев не надо.
Друг другу шепчем:
-- Ну, держись! –
Так трудно, но в душе отрада.

Стираю по ночам его,
Сынка, «подписанные» тряпки,
Вывешиваю... До того,
Как комендантша, до ухряпки

Орущая, придет, их снять
Мне нужно, чтоб осталась с носом,
Не стала Димочку пугать
Тем ором сипло-безголосо-

Надсадным -- в триста децибелл...
Сынок спокойным рос и тихим.
Он, правда, шибко не хотел
Быть и секунды мокрым... Крик им

Был издаваем в тот же миг –
И мы пеленочку меняем...
Сухая – он опять затих...
Вот так друг друга понимаем.

Купаем. Маленький сынок
Барахтается с наслажденьем.
Уже общаться с нами мог,
Дать знать, что любит...
Да, с рожденьем

Сыночка, жизнь в моей семье
Переменилась кардинально.
Пусть Томе нелегко и мне
С сынком общаться невербально,

Но нам подмогою – душа,
Чувств переливчатая гамма...
Как Тома нынче хороша!
Какая доблестная мама

Из хрупкой девочки моей
Образовалась в одночасье!
Как материнство личит ей!
Лишь в эти дни я понял счастье --

Еще сильней ее люблю.
В учебе – новые нагрузки.
В метро я неизбежно сплю...
Но мозг, доселе слишком узкий,

Расширился... Сквозь полусон
Ухватываю все идеи.
Сын – уважительный резон.
И я о Томочке радею:

Договорлся – ей дают
Свободное – (для нас спасенье) --
Навстречу радостно идут –
Занятий общих посещенье.

Отчет о практике всегда
Меня вводил в священный трепет.
Не позабуду, как тогда
Был обхохотан детский лепет,

Который я принес на суд
Моей жестоко-честной группы.
Вновь моего отчета ждут.
Но уж теперь-то дудки! Трупы

Коль вынесут из мастерской,
Где нас выслушивал Панфилов,
То среди них уж точно мой
Не обнаружится. Что было

В эфире добрых Черновцов
Сотворено на стажировке
На суд радийных огольцов
Предствлю без стыда... Неробки

Мои к Панфилову шаги...
А все ж волненьем опалило
Мне полусонные мозги...
Описываю, как все было.

И посмеялся над собой –
Кивает группа с одобреньем.
Здесь каждый нынче в доску свой...
Я мэтру выдал со смущеньем

Письмо, а в нем меня хвалил
Предкомитета черновицкий.
Мэтр вслух читал – и предложил,
Чтоб я рассказ малороссийский

Без перевода прочитал...
Я наслаждаюсь тишиною.
Сосредоточенно внимал
И чувства разделял со мною –

(Рассказываю о войне) –
И мэтр и каждый одногруппник,
Сочувствуя отцу и мне...
Отец бывал в сраженьях крупных:

Он Севастополь защищал,
Топил врага на Черном море,
Товарищей в бою терял,
Стал инвалидом.. Это горе

Настигло в восемнадцать лет.
Здоровье отдано отчизне.
Но он не потерялся, нет.
Он доблестно прошел по жизни.

Стал инженером и меня
Сейчас выводит в журналисты,
Не может без трудов ни дня...
Ребята, что всегда речисты,

Сосредоточенно молчат...
Мэтр:
-- Ты, Семен, пошел за рамки
Задач учебных... Что ж, я рад...
Есть дар. Он требует огранки.

Что сможет, даст тебе журфак,
А в остальном судьба подскажет,
Жизнь поведет туда и так,
Как и не ждешь, как карта ляжет...

Для всех отмечу... -- мэтр в руке
Стило к оценке приготовил...
-- Что он вещал на языке!
Отлично! –
Без потери крови

Я добыл важный результат...
Но жизнь моя идет негладко.
По комсомолу мне велят:
-- Пришла такая разнарядка –

В вечерний университет
Марксизма-ленинизма выбрал
Тебя, помыслив, комитет... –
Ну, тут я из терпенья выпал,

Орал, скандалил там полдня –
До ошаленья разозлили:
-- Сынок родился у меня...—
Но в комитете осадили:

-- Никто не заставляет, нет.
Но, коль откажешься, земеля,
Тотчас покинешь факультет.
Решай сейчас и здесь, не медля...

-- Ну, если так стоит вопрос...
-- Вопрос стоит намного жестче.
Рассчитываем, чтоб принес
Диплом с отличием... Короче –

Вперед! – Нагрузка на семью
С «подарком» этим возрастает...
Теперь я вдвое устаю.
Однако, в УМЛ читает

Профессор МГУ-шный -- курс
По дипломатии прилично,
Курс на журфаке слишком куц,
А здесь объемен. Что ж, отлично!

Не лишне знания добрать,
Коль подтолкнул житейский случай.
Не стану на судьбу пенять
И этот курс со всею кучей

Наук в балдешку затолкну...
Томуську, правда, оставляю
Я в эти вечера одну,
Но, возвратившись, вызволяю,

Даю слегка передохнуть...
С коляской красною гуляю.
На улице горазд соснуть
Тот персонаж, кого вверяю,

Вернувшись, маме: подкормить.
Потом купасть беремся вместе,
Потом – немецкий подучить...
Теперь нас учат – честь по чести –

Представьте, Марксов манифест
Читать напамять по-актерски...
Заучиваю:
«Ein Gespenst
Geht um...» -- от корки и до корки,

Чтоб отлетало от зубов...
Да, дрессируют нас нехило.
В итоге знание – в любовь
К лингвистике переходило.

И чешский движется вперед.
Ну, этот в паре с украинским
Насквозь понятен...
-- Полиглот! –
Я в коридоре без запинки

Болтаю. Курсом младше нас --
Две миловидные пражанки.
Я с ними повышаю класс
В общении. А им не жалко

Поправить что-то, подсказать,
Помочь с застрявшим переводом.
Я мощно стал опережать
Всю группу... Даже пред народом

Неловко... Учим-то одно,
А я от группы улетаю –
Судьбою так предрешено:
Легко славянские хватаю

Пленительные языки...
К нам страноведом старый Пронин
Приставлен, чтоб ученики
И цену знали чешским кронам,

И географию страны
Весьма детально представляли.
Он там работал – и ценны
Любые факты и детали,

Что помогают обрести
Рельефное, густое знанье,
В своей профессии расти,
К которой, явственно, призванье

Во мне присутствует, клянусь...
Вот с философией труднее,
Но я старательно тянусь
Не выглядеть и здесь бледнее

Высоких умненьких ребят
Из элитарных школ московских.
Но я иду на перехват.
В итоге мощной подготовки

Трехлетней, часто обхожу
И москвичей на семинарах...
Нередко я на них гляжу,
Как на детишек... Я из «старых»,

Из тех, кто в армии служил,
А в группе в большинстве – салаги...
Конечно, я труднее жил:
Они-то дома, я – в общаге,

Да у меня еще сынок...
Но я унынью не поддамся.
Ношусь со всех длиннющих ног,
Вываливаясь из каданса* --

--------------------------
* Здесь – равновесие в танце относительно времени

Само движение меня
Оберегает от паденья...
Неудержимый бег коня
По следу светлого мгновенья,

Что упорхнуло только что...
Держаться помогает йога...
Здесь, в тупичке, мое плато...
Мне места надобно немного.

Я расстилаю семь газет,
Поверх него кладу, разгладив
Старинный то ли плат то ль плед,
На подготовочку потратив

Не более пяти минут...
Затем в шавасану ныряю –
И напрочь отключаюсь тут –
И мозг и мышцы расслабляю.

И начинаю тело гнуть.
Вначале прогибаюсь «луком»,
Стараюсь шеей провильнуть
В высокой «кобре»... После «плугом»

Сгибаюсь... Скручиваюсь так –
Из-за спины бедра касаюсь...
Лежу, расслаблен как тюфяк –
И вверх ногами поднимаюсь –

Ту позу царскою зовут.
«Орел» и «крокодил» и -- баста,
«Шавасана» на пять минут...
Подпрыгиваю голенасто –

Теперь все будет на бегу...
Заданье: рисовать шумами.
Пожалуй, это я смогу...
Я ж ас эфира, между нами...

Вообразите: слышен храп,
Да переливчатый, со свистом...
Звонит будильник, мол, get up! –
И скрип кровати в звукописном

Рисунке продолжал сюжет...
Потом – струя, бачок сработал –
И покидаю туалет.
Шум душа... В башмаках потопал,

Потом по лестнице – бегом,
Клаксон – и шум автомобиля –
И все – без слов, одним шумком...
Меня ребята похвалили,

А Ярошенко осудил:
-- Уж слишком натуралистично! –
Но в тройку лучших я входил...
Не знаю, очень ли практично

То, чем нас мэтр обременял,
Но для мышления полезно...
Все чаще мэтра заменял
Кондовый практик, что железно

Иноэфира тайны знал –
Был вообще по жизни – супер!
Бывальщинами наполнял
Нам души новый лектор – Купер.

Бернард свет Львович был из тех
Испытанных американцев,
Что обеспечили успех
Вещанию для иностранцев...

С акцентом сильным говорил,
Мозги на важное направил...
Я ж про себя сюжет творил,
Что будто сам полковник Абель

Нас разведштукам обучал...
Кто знает – может Купер тоже...
Таинственное излучал,
Но нам, конечно, не изложит...

Георгий Бойков, аспирант,
Прибавился к когорте мэтров,
Начитан, лекторский талант,
Был старшим братом для студентов.

Есть с кем проблемы обсуждать
И набираться новых знаний,
Косноязычье побеждать.
Учение – мильон терзаний.

Ноябрь приносит нам сюрприз
К нам одновременно явились
Володя Юстюженко из
Новосибирска – сговорились? –

И Сонюшка, моя сестра
Из Черновцов... Конечно, радость.
И гордость за мальца остра –
Такой хороший – просто сладость.

И родичи тотчас его,
Племянничка так возлюбили,
Что им в столице ничего
Не интересно... Застолбили

Права прогулок с малышом...
Ну, нам, конечно, послабленье.
Гуляют – мы передохнем...
Уехали – мы вновь в сраженье...

Пока справляемся со всем...
Друг в друге сила и опора –
И это не затмить ничем...
Тамара и Элеонора...

Мне это наблюдать смешно --
Устроили соревнованье:
Сперва над бантиком одно
У той колечко – и в старанье

Взять верх у Томы – два кольца...
Три у второй, Потом четыре –
Вновь у Тамары... Без конца
Так может продолжаться... Или

Одна окажется умней...
Я вижу, что умней Тамара:
Колечек из волос над ней
Нет больше вовсе... До удара

Нас могут бабы довести...
Семестр натужно шел к финалу.
Но как нам сессию спасти?
Книг много, а силенок мало –

Есть опасение в мозгу
Как разрубит предметов рощу?
Решили вызывать в Москву
Сибирскую на помощь тещу...

Я встретил в аэропорту,
Доставил в зону «Д» Наталью
Ивановну... За честь почту
Ей уступить кровать... Избавлю

От неудобств двух женщин тем,
Что лежку в тупичке устрою.
На чем лежать, укрыться чем?
Из холла позднею порою,

Царапая паркет тащу
Два тяжеленных черных кресла.
Меж ними ловко примощу
Столешницу... Похоже – крепко...

Сооруженье в тупике
Почти из холла незаметно...
Заваливаюсь налегке –
В одном трико – и сплю безбедно...

Ну, правда за ночь раза два
Конструкция меня бросает...
Ну, хоть на мягком голова...
Вновь засыпаю... Угасает

Свет в «перечитанных» глазах...
Я должен до шести проснуться,
Прибрать, иначе – «дело швах»...
Два черных кресла в холл вернутся –

Моей ночлежки и следа
Не остается в тайной нише...
Заглянет комендант сюда –
Здесь – йог... Экзамены все ближе,

А тут постигла тещу хворь.
Серьезная...
-- На грипп похоже...
-- Ты вот что... Ты ко мне изволь
Пересели ее.. Дороже

Здоровья сына ничего
Нет в целом мире...
-- Это точно...
Друг Иваненко! На него
Надежда оправдалась... Срочно

Мы на восьмой этаж к нему
В каморку отвели Наталью
Ивановну...
-- Я не пойму,
Куда ты сам-то?
-- Не болтаю

На тему: « С кем, когда и где...»
-- Понятно! – Вечером увидел:
Сашок идет из зоны «Д»
С Элеонорой... Но не выдал

Меня ни жест ни даже взгляд...
Какое дело мне, ведь верно?
Не дети, сами все решат.
Считаю: помогли безмерно

Мне оба – и благодарю
В душе Санька с его подругой.
Я рад, что с нею не делю
Судьбу, но дружеской услугой

Воспользуюсь. Не напрямик,
А через Иваненко... Ладно...
В читалке за холмом из книг
Укрыт... Читаю не всеядно.

Ответ на каверзный вопрос
Ищу экзаменационный.
Я к стулу и столу прирос –
День был почти безмоционный...

В читалке отворилась дверь:
-- Сергей, Семен! К декану – срочно!
Да сдайте книги! –
Все, похерь
Все планы...
Мчимся суматошно

Втроем к декану в кабинет,
А там уже толпа народа...
Мест за столом огромным нет,
С трудом устроились у входа...

Декан зовет:
-- Ко мне, сюда! –
Пристроились при нем пообочь.
Я присмотрелся лишь тогда:
Да это немцы! Только робость

Не успевает охватить:
Декан в своей привычной роли:
Трактует... Нам переводить...
Мы перевод не запороли.

Ромашко часть переведет –
И отдыхает... Я включаюсь
Толковый разговор идет.
Мне интересно... Восхищаюсь:

Без подготовки наш декан
Трактует четко и логично.
И за шпаргалкою в карман
Не лезет. Помнит всю отлично

Статистику – и силой цифр
Аргументирует успешно,
Как если б незаметный шифр
Написан на доске столешной.

Но там, конечно, ничего –
Все в голове профессор держит.
И ни один вопрос его
В тупик не ставит. Четко чешет

По писаному... Разговор
Был сдобрен кофейком душистым...
С деканом бесполезен спор.
Он иноземным журналистом

Изысканный даеь отлуп –
Мы улыбаемся невольно...
Взопрел от напряженья чуб...
Мы переводим протокольно,

А чуть запнемся, нам декан
Подсказывает по-немецки...
Засурского понятен план:
Пупутно показать, что метки

Методики, по коим нас
Отменно шпрехать обучают...
Мы переводим добрый час.
Шеф замолкает. Нас включают

Теперь в свой фокус гости. Мы
Рассказываем без утайки,
Откуда, из какой семьи...
С Сережкой мы не полузнайки –

И нам нетрудно предъявить
Истории германской знанье.
Литературы, подавить
Сверхэрудицией... Вниманье

Сосредоточено на нас...
Засурский тонко улыбался –
Такой подсунули фугас –
Журфак не зря для нас старался.

Похоже, мы не подвели...
На перерыве в кулуарах
Глазами нас с Серегой жгли...
Гостей – и молодых и старых

В тиски задумчивость взяла:
Неужто всех подряд студентов
Журфак так учит? Ну, дела...
Не сыщешь контраргументов:

Здесь учат лучше... В этот миг
Ворвался с «филлипсом» счастливый
Поджарый немец:
-- Радость, зиг*! –
Тот крик прерывисто-визгливый

* Победа (нем)

Прервал аплодисментов шквал.
-- На выборах победа наша, --
Мужик с приемником орал
И добавлял ажиотажа.

И каждый из гостей орал –
Видать, одна полит-команда
Победоносно социал-
Демократического Брандта.

И ждут реакции от нас.
Мы их конечно поздравляем.
Сюрпризы дарит жизнь подчас.
Дисциплинированны, знаем,

А тут – совсем без тормозов.
Декан поудивлялся тоже.
Что это было? Предков зов?
Подумаешь – мороз по коже...

Предновогодье... Я пришел
С прогулки с Димочкой. Ребенок
Негромко вяканье завел:
Лежать не хочет... Из пеленок,

От коих явный шел парок
Его пока не вынимаю –
Томуська не успела в срок
Погладить свежие... Гуляю,

Пока она утюжит их
По коридору... Сын глазеет
На тех, кто ошалел от книг –
И улыбается... Умнеет!

Из лифта вышагнул декан,
Из нашей комнатенки – Тома.
-- Так вот какой у вас пацан!
-- Журфаковец!
-- Что аксиома:

С рождения на факультет
Пристроен вами – достиженье.
Ну, что ж, желаю долгих лет –
И -- с Новым Годом! Чтоб ученье

Взошло у вас на вервый план,
Вы от подобных достижений
Пока воздержитесь... –
Декан
Нам улыбнулся тонко...
Гений,

Лингвист, литературовед
И реформатор обученья,
Кому обязан факультет
Самим существованьем...
-- Сеня, --

Мне тихо говорит жена, --
Ведь эта знаковая встреча!
Незабываема она,
Как будущей судьбы предтеча...

И многие профессора,
Примеру следуя декана.
Идут в общагу... Вечера
Значительные... Немка Ганна

Свет Павловна заходит в дверь.
Ей распеленутый мальчишка
Ручонкой машет... Он теперь
Возьмет и от нее умишка...

От Громовой узнали вновь
Сюжетец классный о Кучборской.
К ней – всенародная любовь.
... Пришли сдавать толпешкой бойкой

Экзамен... Входят в темный зал...
Стоит богиня, отвернулась,
В окно глядит, молчит... Накал
Эмоций рос... Перехлестнулось

Переживание у всех –
Характерец ее известен.
Затихли разговоры, смех...
-- Позвольте? –
Нет ответа... Тесен

Стал зал огромный для ребят,
Они попятились из зала –
Фиксирует богиню взгляд...
Та повернулась – и вскричала:

-- Бандиты! Прибыли убить,
Я знаю, бедную Матильду! –
Всех в дрожь бросает – как же быть?
Она – хохочет... Те умильно:

-- Войти позволите? Она
Войти со смехом разрешила...
Да нет, богиня не странна.
А просто вмиг распотрошила

Обыденное – и ввела
Студентов в творческое русло.
Такое лишь она могла...
Нам будет без нее так грустно...

Экзамен... Загодя народ
Донес, что никогда Вомперский
Не валит... А ему сдает
Вся группа русский – наш имперский

Прекрасный пламенный язык...
Профессору – себе дороже
Валить... К чему? Особый шик –
Дать всем списать... У всех на роже

Ухмылка. Знаем, как пойдет...
И точно: расстелив газету,
Мэтр от нее не отведет
Лучистых глаз... Привычку эту

Он демонстрирует всегда.
Мы из учебников ответы
Передираем без стыда.
Вомперский взора от газеты

Не отрывает. Я готов...
-- Идите отвечать... –
Я только
Успел промолвить пару слов...
Тревогу проскрипела тонко,

Открывшаяся плавно дверь.
Заходит Розенталь великий.
И я струхнул, хоть он не зверь:
Передирал-то я из книги,

Что им была сотворена
В аудитории повисла
На миг густая тишина,
Но отступать не вижу смысла –

И продолжаю трактовать
О синтаксисе предложенья...
Великий Дитмар стал кивать...
Уже я до изнеможенья

Дошел под взглядом старичка...
Но вот закончил, Слава Богу!
Что скажет? Он молчит пока,
Усилив тем во мне тревогу.

Потом заговорил:
-- У вас,
Как вижу, память без изъяна. --
С меня не сводит строгих глаз.
-- Вы помните – и это странно –

Примеры все до одного,
Что в книге мной даны по теме.... –
Плечами жму: мол, что с того? –
-- Надеюсь, что не брошу тени

Неверия, коль предложу
Еще добавочный вопросик?
-- Какой? – в глаза ему гляжу,
Он мне... Такой у мэтра ростик,

Что он как раз мне до пупа...
Я жду вопроса с любопытством.
Уверен: вовсе не тупа
Моя башка. А он с ехидством:

-- Ваш выбор: «На столе лежат
Тетрадь и книга»...
-- Или?...
-- Или
Другое, что Вам говорят
Примеры, кои заучили?

-- Я б выбрал: «На столе лежит
Тетрадь и книга»...
-- Я бы – то же! –
И – в дверь. Еще душа дрожит.
По правде шел мороз по коже.

Но мне в зачетке подписал
Вомперский «отл»... Я попрощался –
И побежал, нет – поскакал:
Впервые в жизни оказался

Отличником – меня теперь
Повышенная ждет степешка.
Счастливый – упорхнул за дверь.
В судьбе – значительная вешка...

Поэма тринадцатая. Зима 1973 года

* * *

Менi здається часом: тi солдати,
Що рiднi їх з вiйни не дiждались,
Не в землю цю лягли пiд бiй гармати,
А журавлями в небо пiднялись.
Вони ще й досi, злива там чи сухо,
Летять над нами з тих кривавих лiт...
Чи не тому стає менi так сумно,
Коли дивлюся журавлям услiд?

Летять, летять... Їх не встигають роки
В блакитной доганять височинi...
Там є мiж ними промiжок короткий,
Те мiсце, що призначене менi .
Останнiй день майне менi в обличчя,
З собою мене вiзьмуть журавлi ...
Тодi я вас з височини покличу,
Всi тi, кого залищу на землi.

Журавлi. Расул Гамзатов. Перевод на украинский Семена Венцимерова

Второй семестр пошел на взлет...
Нам деканат с парткомом вкупе
Со старта вводную дает,
Что лучшие студенты в группе

Получат право побывать
На стажировке в разных странах.
Нам предлагается дерзать
И в устремленьях неустанных

Стать лучшими... Меня влекут,
Конечно, И Берлин и Прага...
И, безусловно, те соврут,
Кому:
-- Не хочется! –
Неправда,

Желание-то есть у всех,
Да только лучшие пробьются...
Мне нужен, стало быть, успех...
Ох, слезы горькие прольются

В той сутолоке... Ну, так что ж,
Я, может быть, иных не лучше,
Но все ж достаточно хорош,
А в чем-то – не бывает круче,

К примеру – в чешском языке –
И на поездку претендую...
Синица вякает в руке
И журавля я заколдую...

-- Давай, борись, я помогу! –
Мне Тома – верная подруга.
И цель гвоздем торчит в мозгу –
Три курса – мой трамплин. Упруго

Взлетаю -- в лучшие попасть...
Известно: окромя учебы
Экзамен нужно будет скласть
По политграмотности, чтобы

Не вляпаться потом впросак...
Всех президентов знать обязан.
Что было где, когда и как,
Какой вассал к кому привязан –

К СССР и США...
Читать положено газеты –
И я, газетами шурша,
В тетрадки вписываю это,

Что происходит в этот год
Повсюду – и учу напамять,
Кто с кем и где войну ведет
И рад соседскую захапать

Страну по принципу: кто смел
Тот съел – и здесь особо кстати,
Как оказалось, УМЛ:
Во-первых – знания в охвате

МГИМО о жизни разных стран,
Их в мировых процессах роли...
А во-вторых – уже мне дан
Комплект характеристик... Что ли

Мне лишне, ежели прочтут
В райкоме о моей вечерней
Учебе в УМЛ? Растут
Мои в общественном значенье

И лекционные дела,
И то, что я семестр отлично
Закончил – плюс... Учеба шла
И далее вполне прилично.

Четвертый курс – и не к лицу
Студенту даже и четверки...
А подраставшему мальцу
Уже немного для подкормки

Даем кефир и творожок.
Их приносить – моя забота.
Растет сынишка, мой дружок,
Уже сказать желает что-то.

Стал говорливым – не унять.
В глаза нам смотрит – и лепечет
Чего-то, что пока понять
Не можем... Что он с жаром речет,

Поев в охотку творожка?...
Поскольку, речь держа, не плачет,
Сияют глазки у сынка,
То речь его, наверно, значит,

Что жизнь довольно хороша...
А может – что-нибудь приснилось –
И жаждет детская душа
Дать знать, чему во сне дивилась...

Он говорит и говорит...
Ему «Москву» в кроватку ставлю –
Восторг – по клавишам стучит
Двумя руками... Позабавлю

Тем развлечением друзей...
Нас Гришка с Нинкой навещают...
Аттракционом ротозей
Грицько ошеломлен... Мечтают

Друзья дочурку привезти.
Их Светка у дедули с бабкой
В Калинине, где ей расти
В разлуке с мамочкой и папкой

Нерадостно, хоть в ней души
Не чают родичи, конечно...
Дни наши с Димкой хороши,
Справляемся вполне успешно.

Заметки шлю по городам
Приносит почта гонорары...
Вот чудо! Переводик нам
Из Черновцов... Какие чары

Сыграли колдовсккую роль?
Я с паспортом бегу на почту.
Все верно – получить изволь
Не рубль, а четвертной! Нет, точно,

Господь сподобил земляков
Прислать нам вспомоществованье...
Неужто – за рассказ? Трудов
Больших не стоил: знанье

Всей биографии отца
В меня впечаталось с рожденья.
Была в рассказе жизнь бойца
Отражена – и побуженье

К тому, чтоб написать рассказ
Отнюдь не меркантильным было...
Но вновь поддерживает нас
Его судьба... Добавил пыла

Мне этот важный гонорар –
И для радийцев Черновицких
Покуда вдохновенья жар
Меня из будничных и низких

Материй вздернул от земли,
Перевожу на украинский
Гамзатовские «Журавли»...
Ну, я, конечно, не Лозинский,

Но вышло, вроде бы вполне...
Читаю в кулуарах Гришке...
-- Перепиши-ка, друже, мне! –
Я в записной оставил книжке

Автограф мой на языке,
Что нам обоим с детства дорог.
Чуть впроголодь, но налегке
В труде и вдохновенных спорах

Семестр выводит нас к весне...
Все изощреннее немецкий
Нам с четырех сторон вдвойне
Вбивают в головы... Совместный

Нажим приносит результат –
Мы и внутри, считай, германцы.
Что Миловидовой диктат
Дает? Старинные романсы

Поем на чуждом языке...
Отточенность ее уроков
Дает нам журавля в руке:
Заучиваем «Будденброков»,

Чтоб их искусно передать
Напамять... Строгий «Станиславский» --
С ней не придется отдыхать...
-- От сих до сих учите в главке...

Hanno Buddenbrock saß vornübergebeugt und rab unter dem Tische die Hände. Das “B”, der Buchstabe “B” war an der Reihe. Bald würde sein Name ertöntn und er würde aufstehen und nicht eine Zeile wissen…

Миньковская муштрует нас
Ежеурочно в изложенье
Прочитанного... Чтоб рассказ
Был ярок, до изнеможенья

Читаем заданную нам
“Die Aula” – большую книжку,
Развешиваем по стенам
Слова – напоминать умишку.

А с Новиковой перевод
Шлифуем... Есть еще майоры...
Немецкий столько сил берет
И времени, но в нем опоры

Грядущего даются мне...
А на экране появилась
Понравившаяся вполне
Программа, в коей мне открылось

Научных множество задач,
Проблем цивилизационных...
Об очевидных посудачь
Вопросах, чтоб отметить в оных

Невероятное опять,
Мэтр -- энциклопедист Капица.
А я студент, хочу все знать –
И пред комиссией сгодится

Мне эрудицией сверкнуть...
День испытания назначен.
Волнуюсь? Так, не сильно, чуть.
Энтузиазмом весь охвачен,

Напичкан знаниями весь
Я виз-а-ви с ареопагом
И доеажу сейчас и здесь:
Ни казуистике ни шпагам

Полемики меня столкнуть
С идей высоких не удастся.
Я крепко понимаю суть
Процессов мировых, где длятся

Войны холодной времена...
Незыблемо на страже мира
Стоит советская страна...
Вопроса острая рапира

О пражской памятной весне...
На помощь мне пришла нежданно
Курляндская, сказав, что мне,
Что было здесь услышать странно,

Пришлось в солдатские года
И самому под златой Прагой
Стоять в дозоре...
Вот беда:
Ведь это же сплошной неправдой

По сути было... Развенчать
Тот час же странную марленшу,
А может лучше промолчать?
Разоблачив – накуролешу..

Пока об этом размышлял,
Другие задали вопросы:
О тех, кто в Праге возглавлял
ЦК, о целях, кои боссы

Америки ввели в войну
С Вьетнамом мерзкую державу
И что в той схватке на кону,
О Кубе доблестной, чью славу

Несут советские в душе,
О Чили, где идут процессы
Освободительные... Все
Вопросы отбиваю... Мессы --

По поговорке стоит – нет,
Сегодня не Париж, а Прага.
С ареопагом тет-а-тет
Сражаюсь – здесь нужна отвага

Иная, правда, чем в бою,
Но и немалая, поверьте:
Сражаюсь за судьбу мою,
За будущее... В круговерти

Моих грядущих лет и дней
Послужит стажировка в Праге
Охранной грамотой моей,
Свидетельством, что на журфаке

Доверья удостоен был...
И с напряженьем интеллекта
Душой подпитывая пыл
С комиссией сражаюсь... Некто

Не так-то скоро произнес
Благожелательное:
-- Ладно,
Достоин!
-- Нет, еще вопрос! --
Отбил и этот аккуратно...

-- Поедешь в Прагу. Ты включен...
Доволен?
-- Счастлив небывало.
Еще не верю, что не сон...
Меня Томуська поздравляла...

А Гришку школа шлет в Берлин...
Конечно, в ГДР поедет
Поэт-приятель не один.
Я в Прагу тоже. Нас приветят

Столицы братских государств
В компании себе подобных.
Забот немало и мытарств
Еще в преддверье баснословных,

Мы верим – судьбоносных встреч...
Но замаячили зачеты.
Неотразимая картечь
Их может планы и расчеты

Сбить к абсолютному нулю.
На сессии с нас спросят строго.
Звоню и матушку молю:
-- Бабуля! Нам нужна подмога!

-- Так привозите малыша! –
И мы мне ненавистным «Ан’ом»,
Договоренности верша,
Уносимся с подросшим парнем

И отлученным от груди
В родной мне и прекрасный город.
Кто не студент, тот не суди.
Иным лишь дай для травли повод...

Но, слава Господу, родня
Все в лучшем виде понимала –
И рада поддержать меня...
Теперь уже от них немало

Зависит и в моей судьбе,
И в Томиной, и их внучонка...
Взываю к Господу в мольбе,
Чтоб все намеченное четко

И правильно произошло...
-- Господь, на маденького глянь же,
Будь милостив к нему зело!...
Я Черновцы покинул раньше –

Забот в столице полон рот:
Мой УМЛ сдавать зачеты
За первый год учебы ждет.
Там строгость неподдельна – что ты!

Тем часом университет
К всемирной Универсиаде
Готовится московской... Цвет
Студенческого спорта ради

Рекордов соберет в Москве
Спортивный вдохновенный праздник...
А мы, общажники в тоске:
Для обеспеченья прекрасных

Условий летом нас попрут,
Сказать повежливей – попросят
Освободить общагу: тут
Поселят тех, кого возносят

Их мышцы выше, дальше всех,
Кто всех быстрее из студентов,
Чем обеспечится успех
Минут рекордных и моментов.

Но это летом, а пока
Уже поставлены киоски.
В них сувениров! От значка
С Кремлем до расписной матрешки.

И это кстати: в Праге мне
Придется для развитья дружбы
Вручать чего-то... По цене
Осилю что? А мне не чужды,

Я полагаю, такт и вкус.
О необычности подарков,
Оригинальности пекусь,
Чтоб бвло весело и ярко...

Нашел! Поистине титан
Я по отбору сувениров:
Медведь колотит в барабан.
Ни рычажка нет ни шарниров --

У мишки лапы на гвоздях
И в каждой лапе колотушка –
По барабану – трах-бабах!
Как действует сия игрушка?

На ниточках болтался шар.
Им поболтаешь – он и тянет
За нитки лапы, те – удар!
Тот барабанщик не устанет

И славно развлечет того,
Кому подарим это чудо...
Такого рода – ого-го
Игрушек сколько... И не буду

На эти радости жалеть,
Пусть нещедры мои финансы,
Возьму с десяток, чтобы впредь
Мне не искать... Такие шансы

Нечасты: и цена – вполне,
И сувениры необычны.
Считаю – пофартило мне.
Вопрос за раз решен. Отлично!

Приехала из Черновцов
В слезах Тамара. Жаль сыночка.
Беда студенческих мальцов:
Растут у бабушек... Как квочка,

За нашим маленьким ходить
Бабуля будет за цыпленком,
Но маму все ж не заменить.
Она с сынком на плане тонком

Навечно соединена.
Разлука им тяжка обоим
Судьбе его и ей она
Грозит внезапным горьким сбоем.

Помолимся, чтоб уберег
Всевышний нас от бед грядущих.
Пусть счастливо растет сынок!
И нас бы чтоб от проклятущих

Экзаменационных бед –
Мы молим – уберег Всевышний...
У нас альтернативы нет –
Экзамен подплывает ближний...

Афиша: в клубе МГУ
Концерт: «Поющие актеры».
Билеты? Есть! И я могу
Развлечь жену, хоть вовсе скоро

Экзамен... Только – Лановой!
Барашков! И – я огорошен:
В концерте выступит живой
Блистательный Владимир Трошин!

Споют нам супермастера,
Которых мы по фильмам знаем.
У нас забиты вечера
Конспектами, но посвящаем

Один восторженной душе.
Тем паче – представленье в клубе:
Вошел в высотку и уже
На месте... Наслажденье – в кубе.

Вокал, конечно, -- не фонтан!
Зато у каждого харизма.
Аплодисментам и цветам –
Нет меры – гениальным признан

Заранее любой актер...
Зато был конферанс отменный –
И остроумен и остер...
Был поучительный и ценный

Занятный номер у того,
Кто представлял велеречиво
Певцов-актеров. Мы с его
Подачи подключились живо

К идее песню сочинить
Совместно тут же прямо в зале.
Он дал нам повод похохмить...
«Мой» -- рифму первую назвали,

-- К ней парой, ясно, будет «твой»,
Ему из зала подсказали.
-- Отлично! Парень с головой!
Мы лучшую найдем едва ли...

Для перекрестной...
-- «Человек!» --
Весь зал к забаве подключился...
-- А парой будет?...
-- «Чебурек!» --
Ведущий с виду огорчился:

-- «...Век» с «...рек» -- несовпаденье рифм.
-- Пусть будет «век»!
-- Теперь согласен!
Хорейный избираем ритм –
Раз, два... –
По замыслу прекрасен

Был номер, а его итог
Для рифмоплета стал уроком –
И к горлу подступил комок:
Не так ли я пишу? По крохам

Накапливаем мастерство...
Поэт искусно(?) выражает
В чеканных строчках мастерство,
А неумелый бред рожает:

Где ты, где ты, милый мой?
Слышу только голос твой.
Мой любимый человек,
Я ищу тебя весь век...

По сути в четырех строках –
Вся лирика себя явила...
Я жарко хлопал, а в мозгах
Вопрос мыслишка накалила:

Как от банальности уйти
В лирических сердечных строчках,
Произведение спасти,
Не загубить в корявых кочках

Неточных рифм, затертых слов?
Как стать простым и сильным в слове,
Уйти от пары «кровь – любовь»?,
«Мой – твой»? Мне эти мысли внове.

Они горьки, но их урок
Дает необходимый стимул
Для совершенствованья строк...
Медовый запах желтых примул

Сигналит, что московский май
В свои объятья принимает.
Вновь первым соловьям внимай...
Забота: группа прибывает

Из Праги по обмену к нам.
Нам, «чехам» привечать в Москве их.
Заказывать автобус сам
Я должен и букетов свежих

Купить с десяток... На вокзал
Поехали – и ожидаем
С волненьем... Кто бы подсказал,
Кого Господь послал... Не знаем

Пристрастия гостей в еде
И алкогольные привычки...
Обидим чем-то – быть беде:
Ведь вспыхивают точно спички,

О чем нам Пронин толковал,
Рассказывая о державе,
В которой долго пребывал.
Как плюс к корреспондентской славе

Еще он поработал в МОЖ,
Что дислоцировалась в Праге...
Что рассусоливать? Хорош!
Ждем на вокзале. Все в напряге.

Вот показался синий лоб
Международного экспесса.
Ползет стальной змеею... Стоп!
Вперед, носильщики, и пресса,

И комитет по встрече – все
В едином виде ипостаси...
Лишь дрожь прошла на колесе –
И я с волнением расстался.

Увидел: парни нам сродни,
Одеты, правда, поудобней
И помоднее...
-- Подмогни! –
Хватаю йоговской «оглоблей»

Весомый импортный баул,
Потом второй... Тащу в автобус.
Потом вторично подмогнул...
Спина моя крепка, не горблюсь.

Потом втолкнул баулы в бокс...
А рядом девочка-тростинка
Мне молвит, что не нужен форс
По-чешски... Мне затем блондинка

Степенно руку подает
И представляется:
-- Людмила! –
А я молчу как идиот –
Во мне живое зацепила,

Хранимое в глуби души...
Людмиле тоненькую лапку
Жму с трепетом...
Жизнь, заглуши,
Задвинь подальше память-папку

О девочке из Черновцов
С таким же именем... Людмила!
Пусть крик души, печальный зов,
Ту, что меня не полюбила,

Не потревожит никогда...
Мне проще с чешскими парнями...
Пошли вопросы «где?», «когда?»...
Языковых проблем меж нами,

Как оказалось, вовсе нет...
За старшего у них Владимир,
Профессор... Некогда – брюнет,
Теперь он сед, но в нем не вымер

Дух рыцарства и удальства --
Жизнелюбив и ненапыщен...
Вокруг автобуса – Москва,
Дающая немало пищи

И для души и для ума,
В плен забирающая тайно.
Ее соборы и дома
Волнующи необычайно...

Евгения Антоновна
Привалова у нас -- шефиня.
Раскована, душой юна,
У чехов спрашивает имя...

Мы слышим:
-- Штефан Бабияк..
-- Я – Тонда!
-- Ярда Копиц...
-- Пепик... –
Мы представляем наш журфак,
Они – журфак, но пражский!
Эпик

Гомер бы стал вести дневник,
Чтоб зафиксировать позднее
Ту встречу в строчках вечных книг
Всего полнее и точнее.

Увы, средь нас Гомера нет.
А может -- есть: сие покуда
Неведомо – прольется ль свет
Поэзии на душу? Чудо

Пока Господь не сотворил.
А наперет не угадаешь,
Пред кем Всевышний отворил
Врата – и к небесам взлетаешь

На крыльях творчества... Пока
Еще ученики, студенты –
И творчества река мелка,
Хоть есть отдельные моменты...

Гостей приветствовал декан.
Заметим: вместе с чешской группой
Была из Польши... Наш пахан,
Не мелочась, картиной крупной

Вмиг убедил, что наш журфак
Студентов обучает крепче.
Один заносчивый поляк
Стал спорить с шефом...
-- Эй, полегче! –

Шепнули ляху. – Ты здесь гость.
Веди себя скромней, чудило.
Не то хватай трусы и трость –
И дуй назад. Ума хватило

Поляку, чтоб не возникать...
Мы чехов поселили в ДАС’e.
-- Теперь, ребята, отдыхать! –
Дом аспирантов выше в классе

Других общаг. Известно: снят
Был ДАС в герасимовском фильме –
И гордостью наполнил нас:
С ним представление о фирме

Благоприятнее у всех...
Так, день приезда отработан.
Итог? Похоже, что успех...
Однако нет конца заботам...

Смирнов и Шахматов ребят
В столицу северную свозят,
Покажут чехам Ленинград,
Я после – Киев -- чехи просят...

Мы показали им Москву.
Пусть лучше запечатлевают
На фотопленке и в мозгу
Картины – и не забывают

Соборы Древнего Кремля,
Царь-колокол с Царь-пушкой вместе,
Собор за ГУМ’ом...
-- О-ля-ля! –
В восторге чехи – честь по чести.

А Мавзолей издалека
Рассматривали с удивленьем.
Текла народная река
К трупешнику, что тронут тленьем,

А все не предадут земле...
-- Вот это как-то по-дикарски, --
Мне – Ярда.
-- Так хотят в Кремле.
Нам не понять сие без чарки.

-- Заглянем на ВДНХ,
Где круго-кинопанорама
И «Космос»... Некогда – соха,
А ныне – космолеты... Карма,

Знать, у России высока...
«Восток» поставлен в павильоне
Колонной стройной на века...
Живой звездой нп небосклоне

В «Востоке» Юра полетал
Гагарин – и звездой остался.
Недолго в жизни просверкал,
Зато бессмертьем увенчался...

Масштаб свершений поражал.
Пражане в полном шоке – что ты!...
Вполне уверенно сдавал
Меж тем, экзамены, зачеты.
.
Я поражал профессоров,
Что ни экзамен то – «отлично»!...
И лишь профессор Бочаров
Мне вдруг трояк влепил цинично

Уж я-то Алексея знал
Вполне уверенно Толстого.
-- «Петр Первый»... -- Бочаров кивал.
Он выглядел совсем не строго...

Ответ достойнейший слепил,
Пройдя в рассказе по роману –
И мэтром ошарашен был:
-- Ну, двойку выводить не стану,

За смелость – тройка...
-- Не убил
Мерзавца лишь каким-то чудом...
Ведь он всегда подонком был,
Отметился идейным блудом,

Премерзкой залил клеветой,
Он Исаковского «Прасковью»,
Великого пинал пятой,
Что автору могло и кровью

Аукнуться тогда... Святой
Та песня стала для народа...
В манере строгой и простой
Бернес трагически и гордо

Донес тот реквием до нас...
Вот, тройка первая в зачетке.
Ну что же, сам себя сейчас
Разоблачил – улики четки...

И подпись серою смердит.
Журфак морального урода
Пригрел... Учти, гермафродит,
Отмстится неизбежно шкода...

Позднее вызов в деканат
Стал дополнительной досадой...
Все поздравляют...
-- Честно, рад?
-- С чем поздравляете?
-- С наградой

От комсомольского ЦК --
Знак «За отличную учебу»... --
Награда точно хрен горька.
Тая на Бочарова злобу,

Догадываюсь: мерзкий знал
И с изуверским наслажденьем
Меня оценкой попинал...
Усугубляют поздравленьем

Досаду... Что ж, переживу...
А Бочаров ухмылку беса
Не спрячет... Я с него сорву
Покров... Он – адского замеса –

И выдал черное нутро
Несправедливою отметкой.
И сатанинское тавро
На нем – его ухмылкой мерзкой...

В останкинской усадьбе век
Державинский стоит нетронут.
Притормозило время бег
Лишь вековые липы стонут,

Воспоминания храня...
А по усадьбе чехи бродят
Со мной... Здесь с ними для меня
В Москве последний выход... Гонят

Улыбки их досаду вон...
Век восемнадцатый в округе.
Куда ни глянь, со всех сторон.
Мы с чехами найдем друг в друге

Друзей на всю, надеюсь, жизнь...
Усадьбу строили столетья.
Сперва Черкасские взялись...
Князья оставили в наследье

Парк Шереметевым, а в нем
Стоящую поныне церковь.
Здесь Шереметевы потом –
Они за жизнь держались цепко –

Волшебный возвели дворец.
Он внешне словно бы из камня,
Но деревянный... Наконец
Театр возник... Отлично парня

С его задумкой понимал:
Меня в солдатчине спасало
Актерство... Да, я театрал.
Будь у меня деньжат немало...

И я б театрик основал,
И непременно чтоб играла
Любимая – и я б играл...
Мечта далече увлекала

И вовлекала в легкий сплин...
А в кулуарах возле зала
Висит коллекция картин,
Что тоже время выражала...

Я с грустью чехам изложил
Судьбу Прасковьи Жемчуговой,
Актрисы крепостной... Вершил
Ее судьбу Господь толково:

Вослед таланту дал любовь...
Внимают чехи с упоеньем:
Ее из крепостных оков
Дар вырвал с Божим озареньем –

На Шереметева нашло.
Все завершилось хеппи-ендом...
Усадьба – бывшее село –
Теперь столичным стало брендом...

Мы пообедали в кафе...
Друг друга здесь поудивляли.
-- Что это? Брамборы* в траве
С водой... – Они не понимали...

-- Да это же полевка**, суп! –
Я поражен их удивленьем
С гримаской недовольных губ....
Берут подносы опасеньем,

*Картофель (чешск.)
** Суп (чешск.)

Рядком их ставят на столы,
Оставив на столах подносы,
Едят... Им явно щи милы...
А у меня в мозгу вопросы:

Похоже, их привычный стиль –
Тарелки не снимать с подносов?
Заметим эту микро-быль,
Чтоб после не было вопросов...

Теперь ребятам в Ленинград,
А мне посланцем от журфака
В весенний Киев... Ясно, рад...
Официальная бумага

Сопроводиловкой дана
От нашего декана в Киев.
Я верю, все решит она
Проблемы, например, такие:

Где чехам жить? Программа дня
Для них наметится какая?
Важна задача у меня.
И в граде Кия возникая,

Я еду в университет.
Окрашен красным главный корпус.
А через улицу – Поэт
Стоит в задумчивости горбясь,

Столп украинскости – Тарас...
Журфак чуть в стороне особо.
Потолковал с деканом:
-- Вас
Проректор приглашает, чтобы

Все окончательно решить.
Проректор принял без задержки –
Не стану на судьбу грешить.
Общага будет. Чехи, чешки

По двое в комнате одной
Поселятся общажной... Ладно!
Теперь мне можно и домой –
Понятно, к Зое... Здесь отрадно

Живется мне в любой приезд...
Я в этом городе работал.
Одно из заповедных мест –
Град Кия... Я его истопал

Когда-то вдоль и поперек.
Я здесь слесарил на Теличке
И помню каждый уголок,
Где юности моей странички

Ни время не перечеркнет
Ни обстоятельства любые...
Мой Киев! Он в луше живет
И голоса его живые

Ко мне взывают сквозь года...
Я жил на улице Киквидзе
В общажном корпусе тогда,
Страдая по одной девице,

Бежал сюда из Черновцов.
Закручивал ночами гайки,
В команде слесарей юнцов,
А днем в футболке-разлетайке

Бродил по городу, смотрел,
Его впечатывая в душу...
О нем мечтал, в нем жить хотел –
И записные книжки чушью

Замарывал... Во мне опять
Мечта о Киеве проснулась...
Но время не помчится вспять.
Пока еще со мною юность,

Но я теперь отец и муж.
С моей душой нерасторжимы
Из миллиардов разных душ
Две самых верных – и должны мы

Досужее отставить прочь...
Я отоспался у кузины –
Мгновеньем пролетела ночь –
И – на вокзал. И вот мне зримы

Уже знакомые сто лет
Улыбчивые лица чехов...
-- Общагу университет
Дал без капризов...
-- Ты, наехав,

Поди их йогой напугал...
-- Они и так гостеприимны,
Но оэидания накал
Велик... скорей должны мы

Принять в общаге теплый душ –
Нас ждет декан на факультете.
Без околачиванья груш –
Летим... --
Дни промелькнули эти

Ракетой... Я сводил друзей
К Софии киевской с Богданом
И в Лавру... Времени в музей
Попасть искусств жестоким планом

Не предусматривалось... Мы
Еще к Владимиру святому
Сходили, в гуще кутерьмы
Крещатика толклись, Патону,

Конечно, вознесли хвалу,
На мост сварной полюбовались...
Я чехов проводил в Москву –
И мы до осени расстались.

Друзей прощальный ждал банкет,
Я в Черновцы стопы направил.
Томуська прилетела, нет?
Там ждет сынок. Его оставил

Всего-то месяц с небольшим
Назад – узнает ли мальчонка?
А вдруг подумает – с чужим
Встречается? В груди – чечетка.

Мечтается, чтоб сын узнал,
Порадовался, восхитился –
И мне какой-то знак подал:
Мол, рад, что папка возвратился...

Поэма четырнадцатая. Лето 1973 года

Поэма первая. Я, Семен...

* * *

Подогнан, жестко схвачен автомат,
Набит подсумок серый до отказа.
Через плечо – ремень противогаза,
Лопатка, вещмешок – готов курсант –
И замер в ожидании приказа.
А неба плац – не придерешься – чист!
Промытая, проветренная просинь
Лежит на кронах корабельных сосен.
И зной тяжел – еще не скоро осень,
А с ветки золотой спадает лист,
Увядший от жары еще до срока...
Курсантская негладкая дорога...
Несется взвод, тугую гонит пыль,
Удушливую пыль клубами гонит.
Пыль на хэбэ, на лицах, на погонах,
Пыль на пилотках и на медных горнах...
Я прежние дороги не забыл.
О тех дорогах птицы мне поют,
О тех дорогах лес сосновый шепчет.
В студентах-салажатах узнаю
Друзей моих, в запас давно ушедших.
И кажется: я снова среди них,
Бегу дорогой серою на запад,
Густой и терпкий августовский запах,
Тревожный запах в душу мне проник.
И те непозабытые дороги
Дают мне неотъемные права
И на стихов пережитые строки
И на команд чеканные слова.
-- Бегом, курсантский взвод! Эй, запевала,
Пора ленивых песней завести...
Чуть-чуть – и доплетемся до привала...
Да, жизнь прожить – не поле перейти.

Марш бросок. Семен Венцимеров. Стихотворение написано летом 1973 года в дпгерях под Ковровом и тем же летом было опубликовано в газете Московского военного округа «Красный воин»

-- Равняйсь! Направо! Шагом арш! –
Мы не студенты, мы – курсанты!
Иные – на солдата шарж.
Меня произвели в сержанты

Поскольку ранее служил.
Вдобавок я и отделенный.
Майор Хорунжий удружил.
Он наш комбат, мужик отменный.

Что ж, лето. Я вполне здоров.
Так отчего не приколоться.
Мне козыряют восемь лбов.
Я добрый. Им не достается

За недочищенный сапог.
Я понужаю из без ора.
Палатки окружил лесок...
Невдалеке стена забора,

За нею зэковский острог.
Они перекрывают краны –
От них направлен водосток.
Уроки жизненные странны:

Мы остаемся без воды –
Главнее зэки, чем курсанты?
Для отслуживших нет беды,
Не слишком сетуют сержанты.

А генеральские сынки –
Я намекаю на Ромашко –
В ворчанье, точно старики...
-- А виноват здесь твой папашка,

Минобороновский прораб,
Строитель в генеральском чине.
Ты сохнешь без воды как раб.
Не предавайся же кручине,

А дай папашке укорот.
Пускай он зеков из-под бока
У нас немедля уберет –
И пей тогда воды хоть скоко...

Не хочешь? Ну, тогда не плачь... –
Ах, эти звездные папашки!
Комдив наш нынче – Воливач,
Отец сокурсницы Наташки.

А я еще не всех назвал –
Да будет список сей расширен
В клуб генеральских чад попал
Отличный парень Алька Спирин.

Есть и трехзвездный генерал –
Джорджадзе: князь, большая шишка.
Хоть раз бы наш декан собрал
Лампасников... Моя мыслишка

Довольно конструктивна, нет? –
Создать при нашем факультете
Родительский военсовет,
Чтоб вместе енаралы эти

Похлопотали пред ЦК,
Чтоб нам хотя бы воду дали,
Еду улучшили слегка,
А после сборов – по медали...

А в общем, служится вполне.
Палатки снарядили сами.
Теперь готовимся к войне.
Кто воевать захочет с нами?

Нам много разных языков
В башку толкают в универе.
И учат убеждать врагов,
По форме разных и по вере

Немедленно сдаваться в плен,
Лишь повстречают где советских.
Из фронтовых забытых сцен:
В окопах вражеских, немецких,

Заслышав с нашей стороны
Мотивы Брамса или Глюка,
Не нарушали тишины...
Но враг пальбой жестокой, злюка,

Нас заливал в такие дни,
Услышав через репродуктор:
-- Soldaten vierter Kompanie,
Gebt euch gefangen!*… --
В гулкий рупор

* Солдаты четвертой роты, сдавайтесь в плен! (нем.)

Я эти фразы говорил...
Подняв ладони вверх, поперли
Ребята, кто-то подкузьмил...
В той муштре языки натерли...

Увы, забавой не был плен
Ни у врагов ни у советских...
Майор Хорунжий, суверен,
Усов носитель молодецких,

Муштрует штатских, то есть нас,
С неутомимостью и рвеньем.
По расписанью каждый час
Проносится расположеньем

И контролирует: как мы,
Сиречь московские курсанты,
Служением поглощены
И не сачкуют ли сержанты.

Мне выдан классный АКМ.
На первый взгляд неотличимый
От прочих, что достались всем.
Но у служившего мужчины

Есть интуиция своя.
И стал «Калашников» мне другом,
Едва прохладного цевья
Коснулся... В нежном и упругом

Касании он дал мне знать,
Что мы отныне побратимы.
Друг другу в дружестве подстать
И истинно необходимы.

Я чувствовал, что он – живой.
Так терпеливо в оружейке
Он ждал свидания со мной.
А в построенье на линейке

Меня он будто обнимал.
И звяканью его затвора
Я с обожанием внимал.
Он словно бы шептал мне:
-- Скоро

Со мной ты будешь лучше всех... –
То обещанье подкрепилось
На стрельбище... Сперва успех
Подарен мне... Мишень двоилась,

Плыла и таяла в глазах...
Тут что-то странное случилось,
О чем не выскажешь в словах,
Невероятное включилось:

Он выстрелил, похоже, сам...
Мишень послушно завалилась.
Клянусь, здесь излагаю вам
Все, как взаправду получилось.

Но я -- курсантский командир.
Прошу его помочь ребятам
В мишенях понаделать дыр...
Все только с этим автоматом

Шли впредь на огненный рубеж –
И он послушно клал мишени,
По общему признанью, без
Участья нас... Самовнушенье?

Добро бы это я один
Настолько был самовнушаем,
Все отделенье... Я ходил
В задумчивости. Мы не знаем,

Когда и как решит Господь
Нас испытать внезапным чудом.
Судьбою нашей верховодь,
Всевышний, не таи под спудом

И впредь от смертных чудеса...
Я чистил автомат азартно
И вдохновенно полчаса.
Я понимал, что, если завтра

Пошлет приказ курсанта в бой,
То я смогу смелей сражаться...
-- Понеже сам Господь тобой,
Похоже, наградил сержанта... –

Муштра с утра и до темна.
Шагистика, физподготовка,
Рытье окопов... Жизнь полна...
А коль «в коммуне остановка»,

То от муштры не скоро нас
Освободит майор Хорунжий.
Я йог и лектор. Этим спас
Себя от суеты досужей,

Которой забивал майор
И личное курсантов время.
Так надоел его надзор --
Взял на себя с охотой бремя

О йоге ближних просвещать.
Дебют: студентам инфизкульта
Велят мне йогу показать,
Что как сократова цикута:

Они-то в спорте мастера,
Там есть гимнасты, акробаты...
Дебют, однако, на «ура»
Прошел... Серьезные ребята

Особо пристально глядят
На «ворона» и «крокодила»
И пояснений ждут, хотят
Понять, как долго нужно было

Суставы гнуть и позвонки.
Чтоб так себя винтить в итоге?
Участвуют ли здесь мозги?
Вот так на жизненной дороге,

Возможно, важный элемент –
Неподконтрольны результаты –
В советский спорт привнес студент
Журфака... Словом, чем богаты,

Тем и поделимся с другим...
Поскольку был дебют успешным,
Меня торопят:
-- Мы хотим
Увидеть йогу! Шлют поспешным

Меня аллюром по частям,
Где демонстрирую солдатам
И важным из Москвы гостям
Себя завинченного... Фатум...

На представления беру
С собою Гришку ассистентом.
Сперва чего-то сам совру
О йоге, а потом моментом

С себя сдираю сапоги
И почерневшие портянки,
Киваю Гришке:
-- Дальше лги! –
Он с вечера и до утрянки

Про «Семь шагов за горизонт»
Рассказывать без сна способен.
Причем, он не берет на понт.
Ведь он гипнотизер... Удобен

Политсоставу наш дуэт:
Грицько на классиков марксизма
Горазд ссылаться... Пиэтет
От замполитов, значит, «клизма»

Нам не достанется за то,
Что мы враждебные идеи
Во лбы втемяшиваем, что
Последователи Вандеи

Отечественные карать
Всегда готовы высшей мерой...
Но если к Энгельсу послать,
То замполиты с полной верой

Воспринимают бурно то,
Что Энгельс сам гипнотизерил,
Что, кстати, правда на все сто.
Сам Энгельс пару строк спроворил

Об этом в книжке написать
О диалектике природы...
Аттракцион «Хочу все знать»
Могли вести бы через годы,

Но служба нас не до конца
В те культвояжи отпустила.
Ждут испытания бойца,
Чем нас она и угостила.

Экзамен первый. Мы должны,
Работая на время парой,
Вписаться в норматив... Ясны
Вполне задачи...
-- Знаешь, старый, --

Мне Вовка Шахматов изрек,
-- Ты посильней – и репродуктор,
Взвалив на плечи, поперек
Помчишься в поле... Я ж инструктор-

Связист, тем временем свяжу
Контакты в микрофонной стойке.
Махнешь мне флагом, возглашу –
И пусть майор отметит, сколько

Потратили минут с тобой...
Взяв автомат на изготовку,
А репродуктор за спиной,
По полю топаю неловко –

Ведь груз мой тянет на центнер...
Смешно считать тот топот бегом.
Передвигаюсь на манер
Слона... Со стороны со смехом

Те, кто бежал уже, глядят...
Я добегаю до отметки
И расчехляю аппарат,
Треногу ставлю... Ну-ка, детки,

Кто там посмеивался, взгляд
На поле бросьте! На треноге
Наш рупор... Пацаны галдят...
Я флагом замахал в тревоге:

А вдруг Володька не успел?
Но репродуктор по-испански
Вдруг оглушительно запел...
Ну, выдал Вовка! После пьянки?

Мы уложились в норматив...
Я пру обратно железяку,
Ее в чехол заколотив.
Мы выдержали эту бяку...

Другие бяки следом ждут.
На финише – смотр строя с песней.
Обидно, если обойдут
Юристы нас. У них известный

Певец басит на строевой...
А у журфака стиль гитарный,
Вполголоса... Вот разве мой
Включить, бас-баритон, товарный

Ему придав для строя вид...
Певцов-то на журфаке много,
Но голос мой, звеня, летит...
Металл, полетность – это строго

Вокальный, оперный жаргон...
Шагает взвод, пылит дорога,
Поем «Марусю» в унисон...
Слух кой-какой по воле Бога

Мне дан – и партию веду
Я в терцию, с синхронным строем
Обычным, как бы не в ладу,
В два голоса, но вместе стоим

Не меньше, чем юристский бас.
Я думаю, приятней слушать
Начальству двухголосых нас...
Шагаем... Хорошо б покушать...

Когда в столовую идем –
Мы не толпой, в строю шагаем,
Притуле запевать даем.
С его подачи распеваем

Шедевр из фильма «Бумбараш»...
Витек поет с энтузиазмом...
Воистину прекрасный наш
Журфак дорогу самым разным

Дает талантам там и тут...
К
 



Ещё стихи этого автора:
В сентябрьском парке Librarian Corie Фотография: я – и женщины... Тихая песня Неправедный конкурент Музыка Стати людиною – значить -- прожить... Журфак-6-3. Люся Журавлева Блатная песня Песни-2006 Полина Космическая песня Убийство Пелия Седьмой подвиг Геракла Таке звичайне життя-12. Брати й сини Сынок предупредителен и чуток... Поэт Сергей Потехин Журфак-8-12. Послесловие к книге восьм Эхо любви До самотностi приречений поет... И я не идеал и ты грешна... Песня о моей любимой Читая Пауля Целана. Говори и ты Сквозь задымленное стеклышко Я смотрю на Солнце по утрам. Калидонская охота Неудачная песня Политика Вчителi поета – поети й читачi… Очень хочется спать... Эсон опять молод Ахейские сказания Пушкин, Есенин и... Белый лист, чистый лист... Возле ажурной ограды... Девушка перебирала вишни... Убили любовь Путем сизифовым капризнымююю Ахейские сказания Осел-певец Cвинья и соловей Колесо Барабан Соловей и свинья Мир в восторге! Певец Ангельская музыка Композитор Счастье Осень Журфак. Поэма поэм. Предисл. к кн 3. Поет "Ореро" Мальчик с лебедем в парке – Тяжелая ветка каштана качается… Люда Весна Черновцы. Строительный техникум Дуэль Журфак-3-4. Саша Иваненко К тебе "Ну, и что ты мне хочешь сказать?..." Вдохновение Коктебель. Дом Волошина Журфак. Первая сессия Геракл и Деянира... * * * Ахейские сказания -14. Гермес Красивая женщина Песня не прощается с тобой Поэтам Интернетной Эпохи Города Не бегу вприпрыжку за прогрессом/// Люда Хмельницкий Северодонецк Кривой Рог Город Черновцы О, Москва!... Прага День города в Новосибирске Пятно Новый год К тебе... Клаус Нью-Йорк Мова Дионис Асклепий Рождественская ярмарка в Манхеттене… Нью-Йорк, Южный морской порт... Сизиф За решеткой, как тупой павиан… Прометей Пандора Ахейские сказания-21. Девкалион Эос Гелиос Селена Пан Рано иль поздно приходит такая пора: Эхо На Землю мы приходим много раз Сиринга и Дафна Леди Лидия Кентавры Музы Орфей Дойч А меня, такого несуразного. У одиночества есть утешенье: Я * птица невысокого полета, Над Вселенной * разлучальные дожди. Когда уходит радость вдохновенья, Петух Европа и Кадм Пирожки Минус сорок Тантал и Пелоп О "Журфаке" Мне подарили к юбилею жизнь Повоювати, пане президент? Пять трудных лет в США Поезд Год деревянного Петуха, Новогодние гости... Кучборская А стихи пишу ведь без помарки я,... День без утех и затей Беллерофон Год Манки Кто б сказал, какого лешего... Журфак-3-5. Света Назарюк Сказание о походе князя Игоря Рецепт от одиночества Мартовский мотив Белый мышонок Журфак-3.. Кучборская... Персей, победитель Горгоны Медузы В театре «Маэстро» -- премьера. Мидас Не бывает богатых поэтов.. Слово о полку Игореве Поэт и интернет Журфак3-6. Груня Васильева Донна Конфуз на свидании Снисхождения долгий взгляд WEB-поэтессе Илане Вайсман WEB-поэтессе "Ромашке" Лимерики. WEB-поэтессе с псевдонимом "Ариша" C планетой наедине Слово Чудо через дымоход Журфак-3-2. Тома Юстюженко Зов Моя нетронутая девочка, Журфак-3-7. Иван Калиниченко Не бывает богатых поэтов... Te,кого мы любим,, Встреча Отголоски Поезд в детство Осень Монолог забытой девушки Дым Натали :Петр Паршиков Таня Камилле Юной писательнице Wande Татьяне Маша, Мария... Свете Журфак-3-3. Люся Журавлева Стеша Струна Web-поэтессе Королевой 21 мая 2004 года… Журфак-3-10. Гриша Медведовский WEB-поэтессе Ольге Королевой Ольге Елена Наталья Слово о полку Игореве Страсть "Музыка Григория Пономаренко на стихи Поэт и актер Реквием по Муслиму Оттенки Рождение и детство Геракла Черная береза Юность Геракла "Черные" лимерики I am since years in it’s heart, Первый подвиг Геракла Я уйду по-английски Второй подвиг Геракла Геракл у Омфалы Третий подвиг Геракла Пятый подвиг Геракла Шестой подвиг Геракла Здравствуй, радость моя.... Восьмой подвиг Геракла Девятый подвиг Геракла Троя. Геракл, Лаомедонт, Гесиона Removed Геракл у Адмета Ахейские сказания. Адонис Бывшей поклоннице Убрано Десятый подвиг Геракла На перекресточку с 4-й "Вест" Одиннадцатый подвиг Геракла Как Геракл Трою разгромил Двенадцатый подвиг Геракла Геракл и Эврит Геракл и Деянира Людмила Евдокимовна Татаринова Журфак-4-4. Саша Иваненко Журфак-1-2. Я, Семен... Журфак-4-1. Возвращение Журфак-4-5ю Таня Коростикова Журфак-3 Памятник в Донецке Муслим попрощался с Москвой Журфак-4-7. Оля Боголюбова Ахейские сказания. Гера Журфак-4-4. Люся Журавлева Гераклиды Рождение и воспитание тесея Тесей Тесей идет в Афины Тесей в Афинах Ясон в Иолке Дедал и Икар Тесей и амазонки Тесей и Пейрифой Тесей на Крите Фрося Журфак-4-3. Тома Юстюженко 14 мая Элип Золотое руно. Остров Аретиада и прибыт Жуофак-4-8. Ганна Павловна Миньковская Ясон готовится к походу в Колхиду Золотое руно. Рождение Ясона Ахейские сказания. Эак «Недостижимый образец!» -- Аргонавты в Мизии Аргонавты у Финея Зоротое ркно. Симплегады Богини хотят помочь Ясону Ясон у Эета Ясон выполняет порученгие Эета Медея помогает Ясону похитить Золотое Побег Аргонавтов* Золотое руно. Превратности обратного п Аргонавты в Ливии С Золотым руном -- на Родину Журфак-4-9. Иван Калиниченко.... Журфак-4-1-ю Петр Паршиков В дорогу... Темы Вера Журфак-9-9. Лариса Лабарова Моя надiя В той толпе многоликой и многоязыкой.. Ходят луны по белу свету... 20 августа 2005 "И я в Марину Влади был влюблен..." Журфак-4-11. Федор Хрусталев Здравствуй, радость моя... О тебе. Пролог Журфак-4-12. Маша Кузьмина Ахейские сказания. Аталанта Ахейские сказания. Яблоко раздора Ахейские сказания. Ахилл Ахейские сказания. Диоскуры Прекрасня Елена Ахейские сказания. Похищение Елены  Начало Троянской войны О тебе. Луна первая -- над Черноыцами Полина Ахейские сказания. Троянская война Ахейские сказания. Эпилог Ахейские сказания. Посейдон Ахейские сказания. Дафна Ахейские сказания. Аполлон у Адмета Ахейские сказания. Артемида Ахейские сказания. Пигмалион Ахейские сказания. Эрот Отпускаю Ахейские сказания. Эрисихтон Ахейские сказания. Ночь "Вот, представь себе: так же люблю..." Ахейские сказания. Пять веков человече Ахейские сказания. Данаиды Ахейские сказания. Персей Ахейские сказания. Зет и Амфион Ахейские сказания. Ниобея Ахейские сказания. Кефал и Прокрида Ахейские сказания Прокна и Филомела Ахейские сказания. Борей и Орифия Ахейские сказания. Кипарис О Володе Высоцком... Ахейские сказания. Гиацинт Полифем, Акид и Галатея Ахейские сказания, Атрей и Фиест Ахейские сказания Эсак и Гесперия О тебе. Луна вторая -- над Криворожьем :Журфак-4-13. Игорь Нухович Тхагушев Журфпк-4-14. На подъеме. О тебе. Луна третья -- над Хмельницким Ян Налепка «Наташи» Журфак-9-4. Петр Паршиков Воробушек Поня* Ирена Афродита, эвхаристо! Мамихлалинатана Любимая, тода раба* Кёсёнём сепен*... Благодаря* тебя, булка**! Дзенькую* тебе, дзевчизна**, Мучас грациас, сеньорита*, Пророчество о Черновцах О, мадемуазель, Шокран, сахбете, шокран*... Аригато* Мульцумеск, фетице, мульцумеск*... Я ти декуи, слечно. моцкрат... Ирландский аэронавт предвидит смерть . Журфак-6-2. Таня Альбац Гиви Журфак-18-1. Предисловие к книге 18-й Совести азимут – Журфак-5-1. Пролог О тебе. Луна четвертая. Над Москвой Журфак-8-11. Леонид Крохалев 17 сентября 2005 года На орбите Есенина Журфак-5. Коли зустрiнешся з напастю... Где ты, отрада отрад? Не скрывайся за Джингл беллз На Бруклинском пароме. Из Уолта Уитмен На орбите Есенина. Юрий На орбите Есенина. Наденька В кожнiм серцi i лiто i осiнь... Пока струится кровь еще... Интервью Памяти Муслима Магомаева Дни идут, недели бегут, а годы летят.. Журфак-5. Пролог Журфак-5-1. Валерий Хилтунен Журфак-5. О тебе. Луна пятая -- над Новосибирско Маннахатта*. Из Уолта Уитмена Бродвей. Из Уолта Уитмена На Бруклинском пароме-1. Из Уолта Уитм Оптимизм О тебе. Луна шестая -- над Нью-Йорком. О тебе Ирландский аэронавт предвидит смерть . -- Вiдмовлено у довгому життi! Буковинський смак. Мамалига Триста семьдесят лун... Белый шум... 14 мая Ах, мулаточка, мулаточка... Черновицкие острова Колдунья Выборг Октябрь 370 лун... Журфак-5-5 Александр Иваненко Журфак-5-4. Тома Юстюженко Журфак-5-3. Я, Семен... Поэтесса из Инты Галка Коноплева учит дойч... Царь Соломон. Пролог Царь Соломон -1 Царь Соломон-3. Месть за Давидовы обид Читая Пауля Целана. Во что ты преврати Простоте невозможно подражать. Царь Соломон-5. Соломон строит Храм Царь Соломон-6. Иерусалим Царь Соломон-7. Храм Царь Соломон-8. Соратники Журфак-5-6. Петр Паршиков Серость Ложь и честь Журфак-7-5. Саша Клим Журфак-5-6. Таня Коростикова Гагарин Пиночет Чили-2005 Динка Буковинський смак. Мамалига Кажуть люди про мене: невдаха... София Ротару Сон Просьба Журфак-5-8. Иван Калиниченко Бард и миллиард Будильник Дар Жизнь Журфак-9-7. Татьяна Суворова. Новый фр Акро-2006 Анти... Пирамида Многая лета - 1. Пролог Многая лета-2. Красная Шапочка Многая лета-3. Крошечка-хаврошечка Ханука Журфак-18. Когда мы жили на Земле. Эпи Пiшли лiта човнами за водою... Ты не снишься мне никогда Журфак-5-10. Владимир Воевода Журфак-5-2. Валерий Хилтунен. Новейшая Собака и кот Редактор и трактор Убили любовь Журфак-7-5. Наум Моисеевич Хорош Журфак-17-5. Лидия Георгиевна Петрова Журфак-16-3. Тома Январь Читая Пауля Целана Что случилось? Размечтался Не видеть тебя-2 Не видеть тебя.. Журфак-6-6. Александр Самылин. Транс-эфирное лепетанье ... Кожна Ганна по-своєму гарна... Придет покуда неизвестный день Свенска Перед дождичком в четверг... Поезiя безсмертна i нетлiнна... Мне руки для чтенья уже коротки... Американки, американки... Мы в чужой стране -- изгои, парии... Литературные гиены... Журфак-5. Послесловие к книге пятой Песня о любви Канада Молодым "генияям" Уваажаемые по...читатели... Нарожный по\т Дубовые листья Мы служим вечности... Зима Принцесса и царевна Журфак-8-10. Виктор Притула Запретный плод Шведка Убрано Солнце -- на лето. зима -- на мороз... Россия Америка Что обещает мне нумерология? Принцесса из Одессы Пишу стихи Я шагал по Москве... Где ты, мой нежный, мой ласковый друг? Еще продержался неделю, пока не уволен Рош ашана. Как я готовился в вуз... Сон о детстве Прилетают ко мне из далекого детства к Мы встретились с тобой в последний раз 8 марта 2006 года Весна света Город песен Николаевская церковь Обозначимте ориентиры... Память о Черновцах Куда, шальное время, ой, куда ты? Моя музыка Мэтр Футбол моего детства Признание в любви родному городу Город "А!" Пиратская песня Практика в Черновцах День народной свободы Черновицкий трамвай Чернiвцi Солнечная женщина... Танк Журфак-9-12. Василий Шпачков Танцы на крыше Дома офицеров в Черновц  4 сентября 2007 года Американизм Алопеция а Черновцах Вроде все мои отпели соловьи, Репортаж с Новосибирской улицы в Черно Сельхозвыставка 1954 года в Черновцах Детская библиотека на Советской площад Не выкарабкаться мне из судьбы... Мой сын в Черновцах Журфак-6-7. Нина Медведовская Завод Холодильник Холодильник Возвращение в Черновцы Командировка к сыну Журфак-6-8. Петр Паршиков Мой антисталинизм Журфак-9-3. Тома... Лютий * * * Журфак-6-1. Пролог Вчимося пiзнавати Божий свiт... Журфак-6-5. Саша Иваненко! Журфак-5-11. Послесловик к книге пятой Десь колись ти кохання пiзнаєш... Журфак-6-10. Иван Калиниченко Опера в Черновицком трамвайном парке «Исгадал выискадаш шмэй рабо...» Я многого в России не люблю,  Прощаю …В ноябре по столице уже не шуршат лис Черновчанин Йозеф Шмидт Черновчанин Ян Черняк Журфак-6-10. Виктор Петрович Мастеренк Ушел поэт... Журфак-7-2. Я, Семен... Ченовчанин Манфред Штерн Первый черновицкий космонавт Дмитро Гнатюк Михаил Эминеску Я не люблю Ольга Кобылянская С давно прошедшим Новым годом* Нескладухи Степан Сабадаш Владимир Ивасюк Черновцы мои, Чернiвцi/// Черновцы мои, Чернiвцi/// Поиск Ночная песня (В соавторстве с поэтессо Журфак-6-3-. Тома Юстэженко Псевдонимы для любимой Журфак-8-7. Саша Газазян -- Ну, здравствуй! Ну, вот, позвонил Журфак-8-9. Ира Лесина Ко дню рождения Евгения Евтушенко Журфак-61. Я. Семен На сайте «Холм поэзии» стоят... Журфак-6-12. Сусанна Конторер Журфак-8-1.Предисловие к части восьмой Встреча Был... Журфак-4 Журфак-15-3. Тома Онегинская строфа Журфак-6-13. Валентина Тимофеевна Рыба Журфак-6-14. Послесловие к шестой част Журфак-6 Вчителька української мови у НСШ №24 Журфак-7 Журфак-7-6. Наташа Воливач Сын Украины Журфак-7-1. Пролог Песня-клятва Журфак-1-1. Пролог к эпопее. Новая вер Удалено На Бруклинском пароме -3. Из Уолта Уит Другу Журфак-16-2. Я, Семен... Учим испанский Журфак-1-2. Я, Семен... (Новая версия) Вопрос вопросов: для чего живем? Совет Депрессивное-2 Я не поседею, я не побелею... «Я спросил у ясеня, где моя любимая..& Он не лез на рожон, чтоб себя попиари Зарина Леди Осень, в начале письма... Комета и котята! Серенада (Написано в соавторстве с Поэ Луна в колодце Млинцi Нелли Сердечная недостаточность Журфак-7-4. Нелли Мурнова Сентябри Чай вдвоем. В соавторстве с Надеждой В Вкус Черновцов. "Буковинская" Вкус Черновцов. Паляныця Вкус Черновцов. Пончики на Кобылянской Вкус Черновцов. Голубцы в виноградных Вкус Черновцов. Миндальные пирожные Бобыльи раздумья Ностальгия. В соавторстве с Олесей Завистникам-ненавистникам Прохання Журфак-8-7. Саша Газазян На пороге... Если в доме есть телефон... Прилетiли вереснi А день, як доля сiрий... Любчик Журфак-8-2. Я, Семен... На Бруклинском пароме-4 Журфак-9-4. Саша Иваненко На Бруклинском пароме-6. Из Уолта Уитм На Бруклинском пароме-7 На Бруклинском пароме-8. Из Уолта Уитм На Бруклинском пароме-9. Из Уолта Уитм На Бруклинском пароме. Из Уолта Уитмен Лебединая песня Крыша. Ночная пьеса. Из Германа Мелвил Такси. Из Эми Лоуэлл Предчувствие. Из Эми Лоуэлл Прибытие в "Уолдлрф". Из Уол Большая Цифра. Из Уоллеса Стивенса Мне скучно Юнион Сквер. из Сары Тисдейл Бродвей. Из Спры Тисдейл * * * Нью-Йорк. Из Марианны Мур Тропики в Нью-Йорке. Из Клода Маккея Рекуердо(Помню). Из Эдны Ст. Винсент М "Тайны не скрыть -- мне случилось Наблюдения. Из Дороти Паркер Ирландский аэронавт предвидит свою сме Ирландский аэронавт предвидит смерть ( Пол-Земли между нашими странами... Поминальная молитва Журфак-8-5. Петр Паршиков гг Раз, два, три, чотири, п’ять... Журфак-9-11. Валерий Хилтунен. Новая в Здравствуй, любимая! Журфак-9-2. Я, Семен... От Пушкина и обратно. К моим друзьям.. От Пушкина и обратно. Бард. Из Джулиан От Пушкина и обратно. Мой оберег. Из л -- Целуйтесь на здоровье! – т Пушкина и обратно. К Чаадаеву. Из Дж Ко дню рождения Евгения Евтушенко Мотоциклы легки на позъем... :Журфак-8-8ю Света Назарюк Родина Елочка У землю потрапило зерня Намурлыканные стихи Шкода, що серце не кохало... Єдина справжня розкіш — це розкіш спіл Бринза О! Фонарь над лавочкою в парке, Журфак-9-10. Виктор Притула Заурядная драма – расколота напрочь су По душе, по близости, по смежности Здається, я ще й досi молодий... Коли хочеш довго жити... Возвращусь на Землю, небесам... Запiзнiле кохання Раз, два, три, чотири, п’ять... Ті, що за море вiдлiтають... Я вiрю: нi, не вперше я живу... Ніщо так боляче не б'є... Ольгин журфак Не огидний той рубець... Журфак-8. Ми шукаємо щастя, потрапляем в пригоди Материнськi руки Убрано Редактор и трактор 7 марта 2007 года. Нью-Йорк  Доктор Здоровье Березень Черновцы до Первой мировой...  28 января 2008 Черновцы мои, Чернiвцi... Мой журфак. Книга первая Журфак-9-6. Ольга Боголюбова * * * Гром гремел, гроза была ужасная... Люськин журфак Ностальгируется в чуждых США Журфак-10-3. Тома Поэтессе Ольге Королеве «...Но ведь я не вернусь», -- это Робе Томин журфпк Прощай, любимая! Журфак-11-3. Тома Поэт Наталья Каткова Сиди Таль Журфак-12-3. Тома Мне отмщение – и аз воздам Журфак-13-3. Тома Журфак-14-3. Тома Журфак-16-3. Тома Журфак-17-3. Тома Журфак-13-14. Послесловие к книге трин Журфак-14-1. Предисловие к книге четыр Журфак-Послесловие к книге тринадцатой Журфак-14-14.Послесловие к книге четыр Журфак-15-1. Предисловие к книге пятна 14 мая 2007 года Журфак-15-14. Послесловие к книге пятн Журфак-16-1. Предисловие к книге шестн Журфак-16-14. Послесловие к книге шест Журфак-17-1. Предисловие к книге семна Журфак-17-14. Послесловие к книге семн Я чайку неспешно выдую ... Поэма вторая. Я, Семен... Тома. Послесловие к книге первой Тома. Предисловие ко второй книге Журфак-10-2. Я, Семен Журфак-11-2. Я, Семен… Журфак12-2. Я, Семен... Журфак-13-2. Я, Семен... Черновцы Журфак-14-2. Я, Семен... Скороговорка Нелепицы Нескладухи * * * Пауль Целан Читая Пауля Целана. Фуга смерти... Песня Сплин Журфак-15-3. Я, Семен... Песня о любви День рождения Евтушенко Два поэта Поэтесса Аморальная песня Уркаганская песня Вдова поэта Уход поэта Полярная песня Последний полет Отец гения Учитель поэтов Журфак-17-2. Я, Семен... Взволнованную душу теша Мой журфак. Книга третья Мексиканская песня Песня мужества Журфак-16-4. Груня Васильева Гимн столицы Песня курильщика Журфак-17-4. Груня Васильева (Дарья Д Ностальгическая песня Последняя песня войны Человек фамилию меняет. Лесная песня Дядина песня Поминальная режиссеру Грунькин Журфак Мне жаль: ничего не сумело сложиться – Принцесса Журфак-17-14. . Маадыр-оол Тулуш Журфак-9-5. Света Назарюк Журфак-9-8. Ольга Бордун Шестьдесят -- шестого сентября, ...Он никогда не ездил на слоне Журфак-9-7. Татьяна Суворова. Новый фр 6 сентября 2007 года Памяти Павла Когана Ищу тебя, моя любовь! Крылья... Поэмы В канун високосного года Вспомнилось... Мститель Роза Ауслендер Моисей Фишбейн. Ян Табачник Когда впаду однажды в кому Дусик Отец Дусик Журфак-7-9. Зина Козлова Журфак-7-9. Зина Козлова Журфак-7-9. Зина Козлова Журфак-7-9. Зина Козлова Здравствуй, душенька, здравствуй, лапо Журфак-18-=2. Екатерина Сомова... (До Журфак-18-5. Ростислав Алиев. Сын Журф О романе-поэме «....» Журфак-8-10. Виктор Притула (Новая вер Журфак-18-3. Дмитрий Венцимеров, сын ж Журфак-11-4. Виктор Притула Журфак-17-6. Сергей Сергеев. Журфак-16-5. Виктор Притула Журфпк-12. Василий Шпачков Журфпк-12. Василий Шпачков Журфак-18-4. Ольга Хилтунен. Дочь журф Журфак-14-4. Валерий Хилтунен Гриша Людоед Из Черновцов Новосибирские острова, Как автомат Калашникова, строки Открытое письмо поэту Денни Штайгеру Цыганка Журфак-17-7. Валерий Хилтунен. Первый Журфак-17-7. Валерий Хтлтунен Журфак-7-9. Зина Козлова. Новая Версия Журфак-10-6. Хенче-Кара Монгуш Журфак-10-6. Хенче-Кара Монгуш Журфак-17-8. Григорий Медведовский Поэма восьмая. Галина Вороненкова Ах, чайки, белые кричалки, Журфак-9-6. Таня Суворова. Новый фрагм Графоман Г. Журфак-10-7.. Оля Степанова Несбывшееся Журфак-10-7. Оля Степанова Журфак-16-7. Хенче-Кара Монгуш Возвращение* Журфак-1. Новая версия Кто-то сильный забивает в лужи гвозди Мечта Семь чудес коммунизма: у каждого был Семь чудес коммунизма: у каждого был Кто снимает кино? Кто в кино понимает? День поэзии Поэзия -- большая сила, 19 марта 2008 года Спасибо Журфак-17-13. Хенче-Кара Монгуш Журфак-10-11. Валентин Портас Антония Журфак-9-4. Таня Суворова. Новый фрагм Журфак-12-14. Наталия Алешина Детский кинотеатр имени Ольги Кобылянс Журфак-13-4. Наталия Алешина Журфак-10-10. Петр Паршиков. Новая Вер Банк на Центральной площади в Черновца 19 апреля 2008 года. Ольге Таке звичайне життя-2. Лист з Чернiвцi Дом на Фрунзе в Черновцах Органный зал в Черновцах Президент и спикер Таке звичайне життя. Пролог Таке звичайне життя-3. Як я розшукала Таке звичайне життя-4. Фотокартка 6-г Таке звичайне життя-5. Родичi. Як я ст Таке звичайне життя. Частина перша. Ка 14 мая 2008 года Новосибирский оперный Евро-2008 Так много было прежде светляков В чужой стране я не обрел приют, Странные мысли внедряются в голову. Журфак-17-16. Александр Иваненко * * * Антифашистский гимн Поэты Поэты Поэты Журналистика У поэта ни кола и ни двора. Сосед Сафович Левка, альтер эго: Критикующему меня «поэту» Таке звичайне життя-9. Ворошиловград Пожалуй, в этом снимке что-то есть. А Сашки Левеншуса больше нет Живописец Анна Королёва... Дом моего сиротства O.K. Таке звичайне життя-10. Хуторок Вконец раскрутил экспоненту – Мы, на свет появляясь, орем. Напоминаешь мне на снимке Маргариту. Фильм «Опасно для жизни»…  Моя любовь в шестом классе Абрам Фельдер НСШ №24 в Черновцах Белла Шойхет... С этой девочкой из кла mail.ru -- 10 лет! Writer's pen Что стоишь качаясь, Removed Осенняя песня Есть фамилия в Сибири – Венцимеров. Гамзатовские журавли на чешском Ода на 600-летие города Черновцы Рассказ моей мамы Жени Цвилинг,  Воздымается Тора. -- See you soon… -- See you soon… Таке звичайне життя-15. Передмова до т I will never return Гамзатовские «Журавли» на английском Наш сайт Таке звичайне життя-13. Сини С гастролей возвращается певец. Nocturne Акациевая весна любви, Осенняя песня Памятник отцу Поэтесса Аттракцион под названием жизнь, «Журфак» и... «Журфак»! За пепси были очереди. Брал Помолитесь сегодня со мной Мне б снова туда в коридор общежития, 



СТИХИ ПО ЖАНРАМ

Ямб хорей дактиль амфибрахий анапест анакруза пентон пеон каламбур акростих строфы История русского стиха рифмы


 

 

Главная Стихи Поэты Стихосложение Рифмы Занимательное стихосложение Тесты по стихосложению Литературный юмор

 © 2002-2017 "Русские рифмы"


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100