Главная Стихи Поэты Стихосложение Рифма Занимательное стихосложение Псевдонимы Тесты по стихосложению Литературный юмор

Все стихи
Cтихи по авторам
Cтихи по рейтингу

Занимательное стихосложение

Справочник по стихосложению
Стихосложение и стиховедение
Метр, размер, стопа
Строфа, виды строф
Тропы и стилистические фигуры
Стих и виды стиха
Рифмовка и способы рифмовки











Учебник стихосложения


Поэзия
Рифма и её разновидности
 

Справочник по стихосложению
скачать


 


СТИХИ

Семён Венцимеров

Журфак-7
ПОЭМЫ И ЦИКЛЫ СТИХОВ

Семен Венцимеров

Журфпк

Часть седьмая. Под куполом надежд
Книга первая. Голоса на галерее

Предисловие к части седьмой

В Индокитае шла война.
Вначале началось с Вьетнама.
Потом легко сползла она
В Лаос с Камбоджей... Сил у хама

Из Вашингтона – дополна,
А совесть хаму – лишь обуза:
Сонгми. Деревня сожжена
Убиты жители, но груза

Ответственности на себя
Принять не пожелали янки...
Вьетнам сражается, терпя
Невзгоды... Вертолеты, танки

У интервентов... Но идет
Вьетнамцам помощь из Союза
Тропою Хо Ши Мина. Ждет
Захватчиков разгром. Загнутся.

В дипломатической борьбе
Союз разоблачает Штаты...
Фон для учебы – так себе,
Но мы надеждами богаты.

Мы верим, что остался шаг
До гениального творенья
И мы вступаем на журфак
В предощущенье озаренья.

Теперь над нами ореол
На гениальность притязаний.
Ансамбль наставников повел
Нас дальше по ступенькам знаний.

Рожновский, Телень, Ковалев,
Миньковская, Блажнов, Музыря,
Бабаев, Стяжкин, Киселев –
Весь спектр «засурского» призыва,

Не исключая самого
Маэстро звездного оркестра,
Нас вводит розно – кто – кого –
Под купол нового семестра.

Мы дважды вновь пересекли
Страну от края и до края –
И в наш дворец наук пришли,
Сюда с каникул притекая

Сосредоточенно сопя,
Стенографируем конспекты...
Хотим сперва познать себя,
А коль познаем, то, успех, ты

Нас неминуемо найдешь.
Нет места скучному неверью,
Не отвернешь, не подведешь...
Мы не торопим. Будь за дверью

Поэма первая. Я, Семен...

Еще б на месяцок продлить
Каникул праздничную праздность...
Но – баста! Вновь в Москву катить...
В труды, нагрузки, стрессы... Ясность

Покуда в отношеньях с той,
К кому моя душа стремится,
Не наступила... Раз уж сто
Я предлагал: давай жениться,

Мол, вот, бери – моя рука,
Вот сердце... А она смеется.
Ответа не дает пока...
Вот рассержусь, коль не уймется...

Не в крести-нолики играть
Зову – делить судьбу до гроба...
Пока я еду – ей икать:
Все мысли лишь о ней... Зазноба...

Москва... Уже издалека
Столицы приближенье чую.
Московским воздухом слегка
Извечный депрессняк врачую –

Им награждают Черновцы –
В них мне кого-то нехватает.
Немилосердно на вальцы
Несбывшихся надежд кидает

Мой город душу всякий раз,
Как приезжаю на побывку.
В душе тот образ не погас –
И не могу сменить пластинку...

Не получается отсечь
Неутоленные обиды,
Что продолжают душу жечь...
Вот, есть такие индивиды...

Как медлен поезд! На лету,
Однако, в «АН’е» мне отвратно.
В газетах пишут: новый «Ту»
Начнет вот-вот летать... Невнятно

Смогли все плюсы описать...
Пробиться сквозь слова пытаюсь...
Возможно, в «ТУ – сто пятьдесят
Четвертом» вдоволь налетаюсь –

И мне в нем будет хорошо,
Не так, как в дребезжахем «Ан’е»...
Столица – поезд подошел –
И я в общаге, как в нирване...

Семестр на старте. С Богом – марш!
... Я по лыжне ползу не дюже...
-- Ты лыжи мазью-то намажь!
-- Намазал... Вышло только хуже...

Ребята над лыжней летят,
А я по ней ползу улиткой,
Сочувствующий вижу взгляд...
Физвоспитанье стало пыткой...

Давно с маршрута все ушли –
Я доползаю еле-еле...
Хоть снять бы лыжи помогли...
Сдаю на склад ботинки... Мне ли,

Такому с виду молодцу
Быть на дощечках неуклюжим?
И оправданья не к лицу...
По парку рано утром кружим...

Костюмчик лыжный приобрел
Дешевый, так себе – «с начесом».
И не одет в нем и не гол –
Изрядно мерзну, с мокрым носом...

Терплю, пытаюсь овладеть
Азами лыжного искусства...
Февраль – два месяца терпеть...
Лыжня доводит до безумства...

И с опозданием потом
До факультета добираюсь...
-- О чем, ребята, речь ведем
На семинаре? Не врубаюсь...

Никак согреться не могу...
Да, физкультурник я хреновый...
Насильно лепит МГУ
Спортивный мне венец терновый...

Наверно было бы стократ
На тренировках тяжелее...
И сил бы не хватило, брат,
Тащить те доски по аллее,

Но дружба с хатха-йогой мне
Дает и силы и дыханье...
Ползу упрямо по лыжне,
Уматываюсь от старанья

Освоить одношажный бег,
Двушажный бег попеременный,
Взбираюсь «лесенкой» наверх,
На холм... Поистине бесценны

Все асаны... Пять тысяч лет
Их практикуют для здоровья
Индусы... Мышцы и скелет,
Крепчают... Разгоняет с кровью

По телу сердце прану... В ней –
Целительная сила жизни.
Суставы гибче. Ум ясней.
И настроенье – в оптимизме...

-- Я не слабак, -- твердил, -- не мразь,
Осилю – тяжело в ученье... --
Я понял: в лыжном деле мазь
Имеет важное значенье...

Я Иваненко расспросил, --
Сашок у нас спортивен сильно...
Он мне про смазку разъяснил....
Я лыжи навощил обильно –

И полетел... И мне легко
Бежится по лыжне февральской.
Под горочку не кувырком...
Поди, охотник зауральский

Едва ли лучше бы скользил...
Я что-то в лыжных гонках понял:
Я разгонялся, тормозил,
Взбегал нп холмик – и наполнил

Восторгом душу: хорошо!
Ушла былая неумелость,
Я подразвился на вершок –
Растет в душе кураж, и смелость,

И вера, что во всех делах
Я трудности преодолею...
Я по лыжне на всех парах
Несусь, еловую аллею

Проскальзываю всю стрелой –
И мне тепло в моем «начесе».
И от раскислости былой
Нет и следа – и о зачете

По лыжам больше не пекусь...
Метро нас к «Ленинке» подвозит...
В студенческой толпе несусь
На лекции... Уже трезвонит

Напоминатель, что пора
В Коммунистической прижухнуть...
То лекторы, то лектора
Долдонят так, что уши пухнуть

Успеют за две пары... Но
Потом, на радость нам, немецкий
Мы с Ганной Павловной в кино
Порою ходим... Я, не местный,

От местных узнаю места,
Где ФРГ-шные картины
Показывают... Неспроста
Немецкие все лерерины*

И лереры** в погонах нас
Стремятся вывести наружу.
Нам вся Москва – учебный класс...
Ну, нам же лучше – им же хуже:

-------------------------------
* Учительницы (нем.)
* * Учителя (нем.)

Болтайся с нами по Москве
И, притворяясь интуристом,
Болтай на дойче -- было б с кем,
О чем... Февраль снежком искристым

Асфальт столичный укрывал...
Инициатором похода
Невольным я в тот вечер стал,
Поскольку йоговская мода

На курсе от меня пошла...
Случилось, что на семинаре
По диамату вовлекла
В беседу тема... Я в ударе –

И однокашников тогда
PR-ом йоги ошарашил,
Впервые развязав уста
Для монолога в классе... Значил

Тот опыт много для меня:
Я говорил, а мне внимали
Серьезно парни – (не фигня
В моем докладе) – и кивали.

А после подошел Сергей
Ромашко – слух был: он восточных
Адепт учений... Апогей:
Он попросил назвать источник...

Я дал ему переписать
Все то, что подсобрал о йоге...
Серега тоже стал дышать
Одной ноздрей, гнуть руки, ноги,

Литературу доставать –
И он вовлекся тоже, ясно...
На дойче стали обсуждать –
И Ганна Павловна прекрасно,

Поскольку тема горяча,
Ее пристроила к ученью –
И вот мы топаем сейчас
В какой-то кинозальчик -- (к мненью

Лабутина вниманья нет –
Куда он денется, Бориска?)
Вот в зале погасили свет,
Экран к глазам опасно близко...

Захватывает нас сюжет...
Картина «Киевнаучфильма» --
О чудесах, в которых нет
Чудес, а есть лишь только сильно

Тренировавшияся адепт
Тысячелетнего ученья...
Смотри картину, коль не слеп,
Там всем показано значенье

Дыханья, правильной еды,
Воды, простых и сложных асан...
Вознаграждаются труды
Сторицей над собою... Я сам

Уже почувствовал: ведет
Меня к успеху в жизни йога:
И много новых сил дает,
Способность понимать намного

Прибавилась: любой предмет
Усваиваю я с налета,
Так, словно бы волшебный свет
Вдруг озарил мозги... Работа

Над телом и своей душой –
Дает эффект – и притекает
Энергия рекой большой –
И йог такое вытворяет!...

Такие вкусные слова:
Падмасана, пашимонтана,
Сиршасана... Едва-едва
Я начал, но незримо прана

Мои мозги и потроха
Приводит исподваль в порядок,
А загрязнявшая труха
Выводится из пор и складок –

Отрава, горе-вещество –
Нет в мире ничего отвратней..
И оживает естество...
Жить стало слаще и приятней...

Картину надо обсудить –
И вводим новые понятья...
И мы с Серегой говорить
О йоге можем все занятье –

Есть первый опыт у него:
Он позу лотоса быстрее
Освоил.. Ладно, ничего –
Он тонкокост, ему ловчее

Колени кренделем завить...
Я впрочем, не отстану шибко...
Здесь некуда бежать, спешить,
Соревнованье с ним – ошибка...

Здесь соревнуешься с собой
И, слабости превозмогая,
Крепчаешь статью и судьбой...
Ах, хатха-йога, дорогая...

Вот если б обучали ей,
К примеру, наших футболистов,
Команды не было б сильней...
Семнадцатого неказисто

Сыграли в Мексике: ноль-ноль.
Матч пробный, неофициальный.
Я даже на смотрел... Доколь
Терпеть такой позор обвальный?

Февральский праздник подвалил...
Солдатский... Поздравляю Гришку.
В ракетчиках приятель был –
А я вот вытащил пустышку –

Стройбат не армия, а так –
Одно отличье, что в погонах,
По сути ж – форменный ГУЛАГ,
На нас пахали, как на конях.

Одна отрада: на журфак
Пробился с визою стройбата,
Что тоже, кстати, не пустяк...
-- С днем воина! Ура, ребята!

А после праздника – ЧП...
Впритык придвинут к факультету,
Там, где в просоночной толпе
Я по утрам навстречу свету


Выскакиваю – строгий дом...
Глазам табличка примелькалась:
Приемная ютилась в нем
Верховного Совета... Каюсь:

Внимания не обращал –
Мне ль до приемных всяких дело? –
Звонок надсадно верещал,
Толпа журфаковцев летела,

Стремясь быстрей пристроить зад
В Коммунистической на лавке...
-- Но что случилось-то? –
Стоят,
Приуготовлены к отправке

У стен Манежа «воронки»,
Шныряет импортная пресса,
Шпыняют штатские качки:
-- Не останавливайтесь! –
Presto

Под жестким взглядом проношусь –
На факультете все узнаем...
-- Какая-то случилась жуть?
-- Евреев группа в свой Израиль

Никак прорваться не могла –
И опозорила державу,
В Приемной запершись...
-- Дела...
-- Да, на весь мир дурную славу

Опять раздует про Союз
Продажная служанка-пресса
Капитализма... -- Горький груз:
Во мне ни капли интереса

К тому, чтоб за море бежать,
Но солидаризуюсь втайне
С той группой... Для чего держать?
Пусть едут, коль хотят... Детальней

Узнать тотчас не удалось,
Но по крупицам постепенно
Из «их» эфира донеслось:
Грузинские самозабвенно

Евреи бросили себя
Как жертву – на алтарь свободы...
Железный занавес, скрипя
Чуть приподнялся – ведь народы

За рубежом имеют власть
Давить на власть – и солидарность
Явив, общественность взвилась
Спасать героев... «Лапидарность»

Советской прессы такова,
Что ни единая газета,
Чьим обиталищем – Москва,
Короткою строкой на это

ЧП не думала давать
Хотя бы рикошетный отклик...
-- Мир перевозбужден? Плевать!
Хохочет пресса? Хоть до колик

Дойдет, какое дело нам?
Мы строим коммунизм, понятно? –
И не глядим по сторонам...
Ну, отбояримся невнятно,

Что это, дескать, не Вьетнам...
Все так: досталось антиподам
Позора более, чем нам...
Еврейским же с тех дней исходом

Америка душила Кремль...
Но, впрочем, нам какое дело?
Жизнь услаждает, точно крем,
Любовь! Душа моя взлетела:

Мне, наконец, сказала «Да»
Моя сибирская зазноба...
Я верю, будем с ней всегда
Неразделимыми – до гроба,

Вплоть до разрыва аневризм...
Душа от умиленья тает...
... Про европейский романтизм
Рожновский лекции читает.

Он побуждает нас читать
Поэтов «Натиска и бури»...
Непросто важное понять
Про романтизм во всей культуре.

Век восемнадцатый ушел
От прагматизма просвещенцев –
И новые черты обрел
В твореньях новых европейцев.

В первопричине, -- учит нас
Истмат – материальный фактор.
Феодализма строй угас,
Капитализм пришел де-факто,

Европу взрывами потряс
Революционер французский.
Эпохи прожитой каркас
В прах разлетелся, слабый, узкий

Для новых взглядов и идей.
В час перемен отжившим плохо...
Прихода новых ждет людей
Культуры новая эпоха.

Она в мыслительских умах
Сперва вынашивалась: Гегель...
Осталась строчками в томах
Баллад, поэм, новелл, элегий.

Гиганты выбрались на свет.
Сперва в когорте тех гигантов
Ушедших и великих лет
Назвал Рожновский музыкантов.

Поименуем их и здесь.
Пусть романтическая лира
Волнующую звуков взвесь
Прибавит к постиженью мира.

Лист, Вебер, Шуберт, Берлиоз,
Шопен и мрачноватый Вагнер,
Эпохой призванный колосс,
Ее бессменный страж, дневальный...

А пейзажисты? Джон Констебль...
А маринист Уильям Тернер?
Эжен Делакруа, пастель
Не признававший, полутени...

И Теодора Жерико
Картины, как петарды, жарки...
Биенье жизни широко
Передается без помарки...

Калейдоскоп событий звал,
Рождал возвышенные грезы,
Надежды, воодушевлял --
Ввергал в отчаянье и слезы.

Эгалите, фратерните,
И либерте – девизы века
Осуществимы ли? В тщете
Возвысить душу человека,

Мыслители впадали в грех
Уныния... Гиганты слова
Воззвать пытались к душам всех,
Вести к высокому... Основа

Тех романтических идей –
Противоречье меж восторгом
И разочарованьем... Взвей.
Душа в своем стремленье стойком

К добру и радости мечты...
Но Чайльд Горольд скорбит уныло
Среди вселенской пустоты,
Надежды нет, судьба постыла...

Один я в мире средь пустых
Необозримых вод.
К чему взздыхать мне о других,
Кто обо мне вздохнет?

Осколками душевных схизм
Пьет одлиночество обиду...
Какой же выход ромпнтизм
Рекомендует индивиду?

Любовь и дружба – вот чем грудь
Наполни, одинокий странник...
Любовь – она и путь и суть –
И поздних опытов и ранних...

Все из нее, все с ней и в ней,
Взаимосвязи и решенья
Ушедших дней, грядущих дней...
Она и свет и вдохновенье..

Рожновский темой увлечен,
Он – бог в своем материале...
Он знает – как, где что почем,
Все представляет в идеале...

Он хочет, чтоб и в нас вошла
Любовь к эпохе романтизма..
Душа профессора светла,
Сиятельна его харизма...

В последний вечер февраля
Вс разговоры о футболе...
Сердца тиффози взвеселя
Известьем о победном голе,

Хоть гол Осорио себе
Сам вколотил в несчастной доле,
Но факт: в отчаянной борьбе
Не проиграли в Сальвадоре

Товарищеский матч... Ура! –
В преддверье первенства Европы...
-- Ну, что – выигрывать пора?...
-- Давно пора... Эх, остолопы...

Состав команды наизусть
Мы знаем (не в пример истпарту) –
И любим футболистов, пусть
Порой и материм... К азарту

Добавка: каждый – о своем,
Ведь в юности любой футболил.
Я был, к примеру, вратарем,
Иные мяч гоняли в поле.

И всем легко вообразить
Себя в футболках алых сборной:
-- Я мяч сумел бы отразить...
-- Эх, я бы так подал тот корнер!

Бродила по Москве весна,
Ручьи по улицам струила...
Любовь счастливую несла –
И щедро всем ее дарила...

Любовь в моей душе жила,
Она – моей души фундамент...
А рядом девушка была,
Со мной играющая в «Да – Нет»...

Но, наконец, сказала «Да»...
Взмывают фейерверком чувства!
Читать нам начали тогда
Как раз историю искусства.

С советских начали времен,
С монументальной пропаганды
По-ленински... Придумал он
Собрать художников в команды –

И памятники наплодить
В честь революционных шишек...
Чтоб Карла с Фридрихом любить
Привык народ, он из подмышек

Не вынув пальцы, выступал.
Когда им памятник воздвигли
Из гипса, страстно речь толкал,
Их прославляя... Мы привыкли

К двум персонажам по углам
Поставленным на психодроме.
Нет. Это не забытый хлам.
А Герцен с Огаревым...Кроме

Сих четырех проект включал
Иных революционеров...
Но вскоре вождь-учитель стал
Сам памятников... Нет примеров,

Чтоб столько в кепочках и без
Клонированных персонажей
Стояло всюду в мире... Влез
На броневик Ильич – и даже

В глухих аулах, кишлаках
Стоит с протянутой десницей,
Порой ввергая в дикий страх
Прохожих пред зарей-денницей...

Из классики наследной кадр –
(В работе старенький проектор) --
«Булыжник»... Автор – скульптор Шадр –
Нам демонстрирует профессор.

Случился творческий прорыв
В год революционной бури,
Тогда Иван, талант открыв,
Учился в Екатеринбурге.

Всего-то весемнадцать лет
Студенту скульптора Залкална...
Шадр строгой классики адепт.
В рабочем отражен зеркально

Напрягший мышцы «Дискобол» --
И «пролетариат» -- в напряге.
Еще секунда и – престол
Российский пошатнется... В драке

Простые средства хороши –
И этот парень засандалит
Царизму смачно от души.
Дрожит земля, когда скандалит

На власть обиженный народ...
И « Красный конь» явил прозренье:
Россию явно буря ждет...
У Ивнева в стихотворенье:

Кроваво-красный конь, к волнам морским стремящийся,
С истомным юношей на выпуклой спине,
Ты, как немой огонь вокруг меня крутящийся,
О многом знаешь ты, о многом шепчешь мне...

Создатель «Красного коня»
Кузьма Петров и он же Водкин
Был сын сапожника... Фигня,
Что бедным нет пути... В охотку

Талантливого пацана
Учить велели богатеи
Искусству...
-- Сколько?... Не цена!
Заплатим, о душе радея...

Кузьма учиться начинал
В Самарских живописных классах.
Позднее в Петербург попал
Студентом к Штиглицу... И часа

Парнишка даром не терял:
Здесь Эрмитаж давал уроки...
Затем – Москва, где направлял
Его Серов, наставник строгий...

И вот он выдал полотно,
В искусстве ставшее этапным...
В нем колдовство заключено:
Детали, краски... Точно раб к ним

Прикован восхищенный взор:
Иконописная манера,
Цветов ритмический узор,
России символы – и Вера...

Я поясненью мэтра внял –
И холст мне не казался бредом...
Те лекции ведут меня
В мир, что был ранее неведом,

Прозрел частично... Только куц,
Обрывочен и фрагментарен
Столь важный по искусству курс...
Да ладно: я дотошный парень:

Где подчитну, где подсмотрю
Дообразуюсь постепенно,
К искусству тропку проторю,
Уже и то, что дали, ценно...

Нас Ярошенко удивил,
И удивил и озадачил.
-- Декан нам все же разрешил
Вещание открыть... Назначил

Он вашей группе пробной быть...
На следующем перерыве
Уже должны заговорить...
Ну, предлагайте... Что в активе?

Я вспомнил: кафедра вчера
По зарубежке собиралась...
Вдогонку выдал на-гора,
Что тоже в мыслях задержалось:

Что накануне был парад
Старинных мотоэкипажей...
-- Давай, Семен, пиши подряд
Секунды не промедлив даже.

И ты – редактор новостей.
Все в подчиненье у Семена...
-- Пишите, парни, да шустрей,
А я свертаю... Благосклонно

Впервые глянул на меня
Наш мэтр, Владимир Ярошенко,
Секунды быстрые ценя,
Вычитываю хорошенько,

Что накопала ребятня
И вижу: не хватает спорта...
-- Спорт у кого есть?
-- У меня!
-- Давай!
Могучая когорта

Спецгруппы мигом собрала
Подборку классных информаций.
-- Все, баста! В студию! Пошла
Тотчас же запись. Ошибаться

Нельзя... Читать досталось мне.
Вся группа за стеной в молчанье.
Озвучиваю в тишине...
Простое дело – озвучанье,

А по щекам стекает пот...
Так медленно текут секунды...
Заметку за заметкой влет
В эфир отправил... Часто трудны

Иные фразы... Познаю
Я на себе искусство слова –
И тем творю судьбу свою...
Теперь прочто и спорт... Готово...

-- Вы слушали... -- сказал вослед,
Представив группу в окончанье...
Открылась дверь. Я вышел в свет.
-- Вопросы есть и замечанья? --

Спросил наш мэтр. Народ молчит.
Отводит взгляды чуть смущенно...
Мэтр озадаченно глядит:
-- Вот это голос у Семена!

А раньше было не слыхать –
Всегда отмалчивался. Странно...
-- Да, голос... Юрию подстать...
-- Нет, лучше, чем у Левитана...

Подшучивают пацаны?
Нет, вроде, искренни, серьезны...
-- Ты голос береги, цени...
Звонок...
-- Что ж, воремя, не позно...

Над галереей рокотал
Мой голос... Я впервые слышал
Его со стороны... Металл,
Полетность... Медведовский Гриша

С недоумением спросил:
-- Кто это так читает классно?
А это я так голосил –
Бальзамом на душу:
-- Прекрасно!

Мгновение, остановись!
Но триумфальные мгновенья
Уносятся куда-то ввысь...
А в целом – «Тяжело в ученье...».

Конечно, предыдущий год
Был и труднее и трагичней...
Ну, все-таки прогресс идет
В учебе, как и в жизни личной...

А тут по телеку – футбол,
Товарищеский матч в Софии.
Их гол – с пенальти... Наши гол
Ответный вскорости забили...

Болгары – нет, не слабаки
У них – испанская манера...
А все же нашим не с руки
Давать такие пенки... Вера

В команду может кануть вниз,
А вскоре первенство Европы...
Пенальти, что ж – судьбы каприз...
Не подкачайте, остолопы!...

Летят скворцы, весны гонцы...
Вспорхнув под небо Украины,
Впервые Тому в Черновцы
Привез я – как бы на смотрины.

Ей проще быть с моей сестрой –
Двум девушкам вдвоем сподручней,
Семья, объятия раскрой
Веселой и прекраснодушной

Девчонке-сибирячке... Май,
Прими нас в праздничное утро...
Юбчонки девушкам вздувай,
Май-озорник... Собрались мудро

В хрущевке родичи... Глядят.
О чем-то спрашивют Тому.
Подружка не отводит взгляд,
Смеется, шутить... Ясно к дому

Пришлась: улыбчива. Умна...
То первомайское застолье
Не продолжалось дотемна...
Чок-чок, хлеб разломили с солью

Поговорили, а меня
С Тамарой будто обручили –
И восвояси, семеня,
Поплыли гости... Мы решили,

Я, значит, с Томой и сестра
Немного погулять под вечер...
Такие в мае вечера!
Восторг! Мой город был помечен

Особой, майской красотой...
Мы шли по Стасюка неспешно...
Вдруг сзади грубый мат густой
Из пьяных глоток лез кромешно...

И сразу вечер отравил...
Две девушки ко мне прижались...
А мерзкий голос в уши лил
Помои... Ах, какая жалость –

Вся радость дня коту под хвост...
А мерзость, видя: нет отпора,
Честь девушек задела... Злость
В душе взломала шлюзы... Споро

Я развернулся к наглецам...
Тому из трех, кто посредине
Кулак под солнечное сам
Собой вонзился... Ну, отныне

Запомнит, что за хамство бьют...
Ему же я ребром ладони
По шее въехал левой... Лют
Невероятно был... И доли

Мгновения не потеряв,
Я двинул правому по шее...
Все трое – в луже... Зло поправ,
Взял под руки девчат ловчее:

-- Пойдем обратно. Чур отцу
И матери об инциденте –
Ни слова... В общем, не к лицу...
Что будут думать о студенте?

Что, дескать, я в Москве из драк
Кровавых днями не вылажу?
Чему, мол, учит вас журфак?...
Сестренка заложила, лажу

Мне под конец преподнесла...
Но с юмором отец отнесся:
-- Борьба, выходит, впрок пошла?
Неважно то, что ты завелся,

А так-то, ладно, ничего...
Любуемся красивой парой...
Благословение его
Я получил на брак с Тамарой...

Жестокий «Ан» унем в Москву,
В ее тюльпаны и сирени...
У биофака сквозь листву –
Сплошь соловьиные свирели...

Жизнь, голосу весны внимай,
Всевышний, отведи все беды...
Гвоздиками зардевший май
Страну приводит в День победы...

И надо ж – а этот день – ЧП:
Виктор с Артуром – наши негры
Решили, заташив к себе,
Рабфаковца побить... Знать, нервы

Ребят по пьянке подвели,
Чем досадил им – непонятно...
Вдвоем осилить не смогли.
Накостылял неделикатно

Обоим парень – и ушел...
Разбор, конечно, учинили,
Судил беднягу комсомол
Престрого... Словом, исключили

За то, что причинил «друзьям»
Невольно «легкие увечья»...
Был в этом нравственный изъян...
Должна бы совесть человечья

В «вершителях» возобладать:
Ведь он же только защищался...
Не смог упрямым доказать...
В том мае и ко мне цеплялся

От комсомола Газазян:
-- Пойдешь в московский – комиссаром?
-- Я, Саша, не смогу... Нельзя:
Зачеты, практика... Гусаром

Я по учебе не лечу –
Мне все дается слишком трудно,
Нормально курс закрыть хочу...
-- «Зачеты, практика...» Занудно:

Ведь можно и досрочно сдать,
Потом досдать... Не понимаю...
-- Нет, будет трудно нагонять...
-- Тебя я все же уломаю...

-- Давай иначе, Газазян:
Возьми другого в комиссары.
А я в тот стройотряд к друзьям
Примчусь немедля под фанфары

Как только практику зачтут:
И поработаю в охотку
И крепкой дисциплины жгут
Накину... Уж при мне там водку

Никто не станет пить, клянусь!
-- И этот вариант годится...
-- Сдам практику – и подтянусь..
-- Не стану, так и быть, сердиться...

Май на излете... Лужники...
Отборочныя встреча... Жарко...
-- Не подщкачали мужики!
-- Испанцев даже стало жалко...


-- Да прямо – жалко! Два-один –
Не слишком убеждает счетец...
-- Цыплят считают...
-- Поглядим...
-- Чего глядеть- то?...
-- Эй, уйметесь?

Уже зачеты на носу,
А вы трындите о футболе...
-- Должно быть кто-то сдох в лесу:
Виталий спором недоволен.

Смирнов Виталий – футболист,
Но он не кубком озабочен,
А тем, чтоб был оценок лист
Пусть хоть и в тройках, но не очень...

Но матч с голландцами и он
Не пропускает на «Динамо»...
Понятно, полон стадион...
А первый тайм расстроил прямо...

Но за минуту до конца
Ударил Козинкевич точно...
Ушла усталость и ленца
Матч олимпийских сборных сочно

Сам Озеров сопровождал...
А как он радовался голу...
«Гол!» -- так пронзительно визжал!
Так не суметь кому другому...

Так, Трошкин закрепил успех,
А Козинкевич расстарался –
Забил и третий... После всех
Шалимов до мяча дорвался...

Четыре – ноль! Ура! Ура!
Победа наших вдохновила...
-- Пора выигрывать...
-- Пора...
Матч словно бы прибавил силы...

... Сдаю историю искусств...
Вопрос попался не из вкусных:
О сталинизме... Теплых чувств
К эпохе не питал, а грустных

Аллюзий вовсе не желал
Касаться... В эти годы-беды
Сатрапа только прославлял
Соцреализм и все победы

Аккордно посвящал ему,
О чем трубили все газеты...
Не по душе, не по уму
Мне это:
-- Помню, в годы те конфеты

В обертках были – красоты
Художественно беспримерной...
Мэтр оживился:
-- Верно ты
Заметил:, абсолютно верно...

Был личный сталинский контроль
На оформленьи этикеток
Он понимал, какую роль
Для воспитанья люда этот

Играл художественный пласт... –
Мэтр соловьем залился -- муза
Коснулась... Метр-энтузиаст
Сам говорил, с меня обуза

Снята рассказывать о тех,
Кто малевал вождя с ребенком,
В саду на даче, чей успех
В сравнении с талантом робким

Был оглушительным... Ну, вот:
Мэтр выговорился, довольный,
А мне, молчавшему -- зачет
За то, что повод дал невольный

Преподу выразить себя
По пункту, в коем был он дока..
Познее мне пришлось, терпя,
Выслушивать смешки, настолько

Ребят мой фокус восхитил...
Что ж, остраненью научила
Кучборская – и повод был.
Я остранил вопрос – и в жилу...

Шла сессия... Июнь сиял...
И вот – случилось оказаться
Нам с Томой – важный день настал –
У «грибоедовского» загса...

Семнадцатого... Длинный строй –
Желающие счастья пары...
Шажок вперед – и снова стой...
Но изумрудики Тамары

Сияют... Смотрим на других...
Здесь въявь увидишь подтвержденье
О любящих: в обличьях их
Находишь сходство... Наважденье?

Мы завленье подаем –
И нам вручают приглашенья
В салон для новобрачных. В нем
Фату купили... Нет решенья

О плптье свадебном... К тому ж
Увы, деньгами не богаты
Ни будущий студентик-муж
С невестой, ни родня... Но святы

Те чувства, коими полны
Сердца и так глаза сияют
У будущей моей жены...
И души счастьем обмирают...

А у Байораса – беда:
За воровство забрали Ольгу...
Она ночами без стыда
К Альбину забиралась в койку,

Нас игнорируя, мужчин,
Что спали в этой же каюте...
И неазвала среди причин –
Байорас заставлял, мол... Мути

Премерзкой в девичьей башке,
Как оказалось без предела...
И вот Байорас весь в тоске –
Та мерзость и его задела –

И наш рассерженный декан
Альбину выдать документы
Велит... Преступницы обман
Подействовал? Друзья-студенты,

Мы встали за него стеной –
И доказали: невиновен...
Байорас замкнут, но со мной
Приветлив стал и многословен....

Альбин был неспособен красть
Был чужд любой и всякой грязи...
Не дали пацану пропасть –
Доучится назло заразе...

Поэма вторая. Тома Юстюженко

Ученье – свет. Предметов – тьма.
А все же нравится учиться:
Студенческая кутерьма,
Профессора, журфак, столица,

А рядом – «дорогой Семен» --
Так нынче называю парня.
Со мною неразлучен он –
И так сияет лучезарно,

Когда услышит «дорогой»...
Он – неподдельный, настоящий.
Такого не отдам другой,
Нет, он не приз переходящий,

Он мой – и это навсегда...
Уже прошли сквозь испытанья –
И МГУ-шная звезда
Мечты, надежды и желанья

Совместно озаряет нам...
В троллейбусе трясемся утром –
Он не глядит по сторонам,
Лишь на меня... Пожалуй, мудро,

Что недотрогою прошла
Период первых столкновений...
Душа моя, чиста, светла –
Ни тайной мути, ни сомнений.

Мне ясно: я его люблю...
Да, я не торопилась замуж.
Я и сейчас не тороплю –
В себе пусть разберется сам уж,

Хоть предложение давно
Мне сделал... Ну, а вдруг ошибся?
Что ж, коли так, не суждено...
Не важно, что уже решился,

Пускай подумает еще,
Пусть все оценит всесторонне...
Шпиль МГУ-шный освещен
Прожектором... В какой-то зоне

Там старшекурсники живут,
Причем, женатым можно вместе.
Возможно, что и нам дадут
С Семеном кельюшку... Не грезьте,

Не сглазьте светлую любовь...
И так сложилось все не гладко...
Что скажет обо мне свекровь?
-- Ты познакомь нас для порядка...

-- Отлично!... Встретим Первомай
Впервые в Черновцах совместно...
Мой город в мае – чистый рай...
Он так хорош...
-- Мне интересно,

Как встретят родичи твои
Невесту не твоей породы...
-- Да, будет страшно...
-- Не таи,
Нужны ль особые подходы?

Заранее предупреди,
Как мне общаться со свекровью?
-- Ты, главно дело, не чуди,
Общайся просто и... с любовью...

Она пока что не свекровь,
Не торопи, дружок, событья...
Копи в своей душе любовь...
-- Да нет, не стану торопить я...

Студенческий общажный дом,
Журфаковской судьбы подглавка...
Вверх-вниз, туда—сюда снуем...
Я – в душевую, мимо – Здравка,

Я – с тазом, с тазом и она...
Тюрбан на голове у Здравки...
-- Ну, с легким паром...
-- Тут шпана
Пристала.. –
Вижу, у болгарки

Слезинки на щеке висят,
А следом тащится громила...
-- Семен! --
Он вышел. Мрачный взгляд.
Уже болгарка подходила

К той комнатешке, где жила –
И отбивалась от громилы...
Семен замешкался:
-- Дела...
-- Эй, докажи, что ты не хилый!

Но вышел в коридор в тот миг
Из комнаты Алиев Вовка –
И очутился возле них...
Не медля ни секунды, ловко

Нанес стремительный удар –
Громилу аж перетряхнуло...
Семен вздохнул:
-- Я опоздал,
Уж лучше бы его куснула,

Овчарка, чем попасть на хук –
Поставленный удар боксерский...
-- Довольно, Вовик... Хватит, друг!
Ты видишь – у громилы слезки.

Наставил хаму фонарей –
И пусть проваливает к бесу...
-- Эй, ты! Уматывай скорей...
Семен не придавал эксцессу

Значенья, а меня трясло...
-- А ты в стороночке остался?
-- Ну, ты подкалываешь зло...
-- Неужто вправду испугался...

-- Ну... Просто можно и без драк
Решать подобные вопросы.
Коль есть мозги, зачем кулак?
-- Обидно же, когда отбросы,

Подонки нагло пристают,
Им не дает никто отпора..
Брысь, мужики, не то побьют...
-- Довольно, Тома, хватит вздора...
В душ собиралась? Так ступай...
Я поворчала для порадка...
-- Мне рубашонку постирай...
-- Давай... А все ж не без осадка

В душе остался эпизод...
Я что-то не пойму Семена:
Не дал громиле укорот,
Считает: не было резона?...

-- Семен! Картошечки поешь,
И вот – сосисочки готовы...
Вот хлебушек – ты сам нарежь...
-- Картошечка – любви основа?

Спасибо, милая! Не дашь
Мне умереть голодной смертью ...
-- Пинегин, брысь! Тебя сюда ж
Не приглашали...
-- Этой снедью

Всю кодлу можно накормить...
Обед положено с друзьями –
По поговорке -- поделить...
-- Ну, лопайте – и леший с вами!

-- Поел? Гулять со мной пойдешь?
-- Ну, спрашиваешь? Вмиг оденусь...
-- К посольтву?
-- Ладно...Эй, хорош!
-- Дай погляжу еще...
-- Надеюсь,

Китайской пропаганде ты
Не станешь безрассудно верить?
-- Их примитивной суеты
Мерилом нам легко измерить

И наше прошлое... Хрущев
Докладом на Двадцатом съезде
Нас вразумил, не то б еще
Вождя бы славили, как эти...

-- На снимках – горы всяких яств –
Завидуй, человек советский.
-- Да, мы теперь из разных паств...
-- А все ж из паств. Границы резкой

По правде между нами нет.
И нас бодягой кормит Суслов,
Цековский сумрачный скелет,
Толкая нас все в то же русло –

Заупокойный сталинизм...
-- Их маоизм куда мрачнее...
-- И их настигнет криз-сюрприз.
В маразме Мао коченея,

Подохнут всей своей толпой...
-- Они и мы в плену маразмов,
Что, как помои над судьбой.
Нет продыху от тех миазмов...

-- Ну, ладно, прекращай болтать...
Сам знаешь: и у стен есть уши...
-- Свободы стало не хватать,
В оковах тяжких наши души...

-- Пойдем...
Хрустящей кисеей
Февраль окутал дивный вечер...
-- Нет, так я и не стал «совой»,
Хоть спичками раздвигь мне веки –

Я ночью не могу учить,
К ночным раденьям не привыкну...
Себя б до койки дотащить –
Без задних ног до зорьки дрыхну....

-- Да, знаю – засыпаешь вмиг.
А мне не спится над стопою
Толстенных неоткрытых книг...
-- Ты сверхответственна. С тобою

В любых делах не пропадешь...
За стройотряд тебе спасибо...
-- Снег чистый...
-- Чище не найдешь
В других местах столицы, ибо

Всю грязь еловая хвоя,
Как щетка, с неба собирает...
Постой-ка, милая моя!
Меня желанье распирает

Из снего вылепить тебя...
-- Пока ты лепишь, я замерзну...
-- Ну, снег – не камень... Я, лепя,
Тебя узнаю лучше...
-- Поздно...

Еще минутку погоди –
Оглажу чуть твою фигурку...
Ну, полюбуйся, погляди,
Какую сотворил скульптурку...

-- Я полагала, ты – поэт,
А оказалось, ты, приятель
Еще и скульптор...
-- В общем – нет,
Я, собственно, -- тебя ваятель...

-- Не много ль на себя берешь?
Меня ваяли папа с мамой?... --
...Какой-то за спиной галдеж,
Брань, матерщина... Всюду хамы...

Семена под руку взяла –
Его рука окаменеля...
Уже легла на город мгла,
А кодла все сильней хамела...

-- Пойдем скорее, я боюсь...
Сломали снежную скульптурку...
Пойдем, оставим эту гнусь...
-- А надо б им попортить шкурку...

-- Ту мразь не перевоспитать... --
В молчании пришли в общагу...
-- Ну, ладно, отправляйся спасть...
-- Нет, вряд ли... Не смогу... Не лягу...

А поутру опять летим...
-- Тридцать четвертый на подходе! --
Семен толпу задержит... С ним
В салон втолкнулись...
-- Едем вроде... –

Не жми, шофер,на тормоза...
-- Не опоздать бы под фанфары... --
Народ глядит во все глаза –
И вправду, нет красивей пары...

Наш Коля Бижев схож лицом
С Ромео в фильме Дзефирелли,
Одушевленным леденцом –
(Недавно в Лужниках смотрели

В огромном зале тот шедевр)...
Чем Лиля парня зацепила,
Какой исполнила маневр?
Да, красота, большая сила...

Был Коля, видимо, богат:
Хватало на носки и мыло.
Отец – болгарский дипломат,
Судьба от трудностей хранила –

Ухожен телом и лицом,
Одет, как манекен в витрине...
По праву Коля горд отцом:
Отец заботился о сыне...

По русски Коля говорит
Как мы – не лучше и не хуже...
Как Лиля на него глядит!
Как он на Лилю! Людям вчуже

Такая чистота души
И восхищения безбрежность...
И старики и малыши
Глядят с тоской на эту нежность...

А Сеня с виду грубоват,
Нет в нем слащавости Ромео.
Зато фактура тешит взгляд:
Он йогой вылеплен умело,

Он гибок, ловок и силен,
В его руках я – точно кукла...
Могучий «дорогой Семен» --
Я навсегда к нему припухла...

Об иностранцах... Факультет
С монголами особо дружит –
К ним у декана пиэтет...
Но в нашей группе обнаружит

Ваш взгляд сирийца... Мухамед –
Умнейший и сердечный парень,
Влюблен был в Люську, но... Привет
От Автандила! Он обварен

Неразделенным чувством... Пусть.
Оно для зрелости полезно...
С другой развеет эту грусть,
Найдет блондиночку... Железно!

Он и на Нельку бросит взгляд,
Хоть не блондиночка, -- украдкой...
На курсе есть болгарок ряд.
Мы делим место в группе с Радкой

Кацаровой. Меня она
Забавно кличет «Юстюженькой»,
Добавив, видно, в имена
Фамилию... Ей хорошенько

Я постаралась объяснить,
Но, как привыкла, так и кличет...
Не спорю. Высоко ценить
Привыкла дружбу я... Мурлычет

Она приветливо со мной,
Хоть с виду как-то мрачновата...
Она здесь с младшею сестрой.
Венета курсом старше... Вам-то

Детали эти не нужны –
Я уточнилы для порядка...
Мы учимся и ждем весны.
И у мееня в подругах Радка...

Татьяна,мамина сестра,
В кругу семейном – тетя Тася...
Не мама – разумом быстра,
Дала сберкнижку..
-- Постарайся

На счете деньги сохранить,
Зря не транжирь: в Москве придется,
Возможно, вновь проездом быть,
Тут денежный резерв найдется...

Но, если сильно припечет,
Тогда снимай без колебаний...
Тут – курсовая, а зачет,
Помимо умственных стараний,

Еще зависит от того,
Как ты оформила работу...
Машинка – нет, не баловство.
И тети Тасиному счету

Решила сделать укорот.
Идем на Пушкинскую вместе
С Семеном... Кто их разберет,
Какая лучше... Честь по чести

Все продавец разобъяснил.
Решила, что «Москву» простую
Куплю... В футлярчик уложил...
Семен несет – не протестую:

Она довольно тяжела...
Вот – есть на чем пмсать статейки
И курсовые... Помогла
Заначка Тасина... Идейке

Семеновой дается ход:
Бросать заметку на открытку –
И слать на радио... Доход
Идейкой преумножен прытко.

Сперва мы на ВДНХ
Шатаемся по павильонам...
Что для кого-то – чепуха,
Нам выйдет рубликом законным,

--За что?
-- Ну, скажем, в Ярославль
Пошли на радио заметку,
А в ней их двигатель восславь...
-- Неужто платят?...
-- Платят. Редко

Пятерку от щедрот пришлют,
Но нам сгодится и целковый
В любой из мировых валют...
-- Спасибо за совет толковый...

Семен и Гришку научил –
Доходом, значит, поделился...
-- Сам конкурента породил
Себе... Твой бизнес провалился!

-- Идейки хватит и на них,
На Медведовских... Нам воздастся
Сторицей... – Учим. Горы книг.
Конспектов тонны... И пытвться

Осилить, что профессора
Нам задают – неперспективно.
Приходится учить с утра
И до заката – селективно,

Что означает: выбирать,
Конечно, то, что интересней.
К примеру, Гофман... Прочитаь
Обязаны, но стали песней

Пленительные имена...
Они на языке у курса:
Циннобер, Крошка Цахес... Дна
В тех сказках нет. Листая куцо,

Поверхностно, поймешь едва ль
Всю глубину его творений,
Любовь поэта и печаль,
Картины странных озарений...

Рожновский разъясняет нам
Подтексты этих страшных масок,
Сродни кошмарнам мрачным снам
«Герои» гофмановских сказок.

В Роэновском, видно, много лет
Огромных знаний клад копился.
Порой казалось: сам поэт
Эрнст Теодор в него вселился...

Проходят скучной чередой
Истпарт с буржуйским политэком.
Раз надо, учим. Бог с тобой,
Ты хочешь, чтобы вровень с веком,

Журфак, твои выпускники
На двух ногах стояли твердо:
Картины знали и стихи,
Равно, как и богатства Форда

Истоки и причины... Нас
Последнее заботит мало:
Побит в стране буржуйский класс,
А что там, в странах капитала, --

Какая разница, коль нам
Не доведется в этой жизни
Увидеть, что взаправду там:
Прибиты мы к родной отчизне.

Железный занавес висит
Меж нами и буржуйским миром.
И в этом страх верхов сквозит:
Крыловскою вороной с сыром

Сидят нахохлившись в Кремле,
Как птаха серая на ветке,
Стремясь держать народ во мгле,
В безрадостной железной клетке.

Как не бояться: вдруг народ
Тот жирный сыр у них отнимет,
До разумения дойдет –
И руку на вождей поднимет...

Отметим снова, что Хрущев
Ту клетку, нехотя, порушил,
Стал потрясателем основ,
В себе стремленье обнаружил

Из гнета вызволить страну...
Историю искусств давали
Галопом по Европам... Ну,
Хоть что-то все же узнавали.

Соцреализмовой «лапше»
В контраст горели бури века...
Семену сильно по душе
Адреналиновый Дейнека,

Его «На стройках...», «Футболист»
И «Оборона Петрограда»...
Неподражаемый стилист –
И я, конечно, тоже рада,

Что моментально узнаю
Его, дейнековскую, руку...
Всегда в атаке, на краю
Разлома... Не ходил по кругу,

А прорывался, шел ва-банк,
Как севастополец с гранатой,
Как спринтер в эстафете, танк...
Дейнека – это то, что надо!

Да, вхутемасовцу дано
Творить творить азартно и нескучно...
Оставил фрески и панно
Он и в высотке МГУ-шной...

Интеллигенции кумир –
И мы к ней присоединились...
Жаль, он покинул этот мир,
Когда мы на журфак ломились...

Февраль растаял... Март, апрель...
Мы все учебнички листали...
Ручьи, слезливая капель...
-- Давай-ка, тома, съездим в Таллин, --

Мне дорохова говорит, --
Махнем туда на выходные...
-- Где жить?
-- О том пусть не болит
Головка: у меня родные

В Эстляндии...
-- Тогда – вперед!
Красивый европейский поезд
Нас с Галкою в купе берет –
И Таллин... Он Москве по пояс.

Счиитают, пятьдесят веков
Стоит он на холме у моря...
Доносит эхо звон клинков.
Познали эсты много горя.

Холм Боомпеа в центре... В нем –
По саге – похоронен Калев,
Вождь эстов... Их мечом, огнем
К кресту толкали... Государев

Парк Кдриорг: разбит Петром
Великим в честь Екатерины...
... По узким улицам бредем...
Я удивительной картины

Еще не видела... Стоит
Стена седая крепостная...
Как лентой ею весь обвит
Средневековый Таллин... Зная,

Чтл здесь оставили следы
Датчане, цведы и тевтонцы,
Поймешь: впитали дух среды
В характер этноса эстонцы...

Гуляем... В бедной голове
Все впечатленья вперемешку...
Предупреждали нас в Москве,
Что русских здесь не любят резко..

Но нас не обижал народ,
По русски отвечал с акцентом...
Мы шли от Вырусских вород –
И каждый рад помочь студенткам

Московским – и растоловать,
Где то, где это... Что за башня...
Нет повода паниковать,
Не так все в Таллине и страшно...

Гудели ноги от ходьбы,
Истопали весь град, знакомясь...
Нам предвещал полет судьбы,
Кружась на шпиле, Старый Томас...

Эх, нам бы чуть еще деньжат...
Кафешки соблазняют... Запах!
Какие тортики лежат,
Пирожные, конфеты... Запад...

Опять вокзал, опять вагон –
«Советских» чище и опрятней...
-- Я так соскучился! –
Семен
Встречает...
-- Эй, поаккуратней!

Раздавишь... Обняла сама...
-- И я соскучилась немного...
В общаге та же кутерьма...
-- Теперь нам в Черновцы дорога

Под праздник предстоит с тобой...
... Мне кажется каким-то бредом,
Что я лицом к лицу с судьбой:
-- Билеты взял. И завтра едем...

В ответ ударило в набат
Вдруг сердце... Так в груди кольнуло,
Что ни вперед и ни назад,
Жестокой болью захлестнуло.

Семен в испуге: как спасти?
-- Придется сдать билеты завтра...
Вот, корвалольчик проглоти,
Запей... Ударило внезапно...

-- Не отпускает...
-- Разотру
Тебе массажем легким спину...
Чуть отпустило лишь к утру...
И на минутку не покинул

Семен, то спину растирал,
То подавал лекарство... Бледен,
Испуган...
Новый день настал...
Решила: все-таки поедем...

-- Как будто не боолит с утра... ...
-- Полет не будет сердцу вреден?...
-- Там ждут нас, верно?
Ну, пора!...
С Казанского в Быково едем...

«До павильона – 800...»
Читаю надпись на табличке...
Семен вещички сам несет,
Иду за ним от электрички.

Накрапывает легкий дождь...
-- Удачи предзнаменованье,
Теперь и ты, Сибири дочь,
Окроплена на путеванье...

Со мною это – каждый раз –
Наивернейшая примета...
Отныне для двоих для нас
Жождь – знаком Вышнего привета...

В Быково – толчея, бедлам...
Народ бурлит и матерится...
Присесть не удается нам...
Похоже, хочет вся столица

Слетать на праздник в Черновцы...
-- Вы в Черновцы?—седая пара
Нам предлагает леденцы...
-- Спасибо. Вот уж я попала...

-- Так праздник... Все успеть хотят...
Зарегистрировались, кстати?...
-- Нет, после... Прилетим назад,
Тогда... Те отошли в отпаде...

И вдруг захохотали те –
И мы захохотали тоже...
Что у кого гвоздем в балде,
То лезет на язык... Негоже

Переживать по пустякам...
Я просто в новый город еду,
Но дрожь проходит по вискам –
И мне поддерживать беседу

С попутчиками нелегко...
Они ко мне со всем вниманьем...
-- Не взять ли нам «вдовы Клико»
В честь встречи? Пусть не из Шампани –

Из Крыма...
-- Нет, мы с ним не пьем,
Спасибо вам за предложенье...
И в положении моем...
-- Уже? Так рано? В «положенье»?

-- «Велик могучим языка...»
Что не промолвишь – два значенья...
Нет, не беременна пока,
Я о неловком положенье:

Представить родичам везет –
Как встречусь с ними я впервые?
-- Все замечательно пройдет:
Красива – и глаза живые –

Понравишься его семье... --
Летим... Тесны, ревущи «Ан’ы»...
Семену плохо, плохо мне...
Посадка в Киеве – Жуляны...

Нас приглашают погулять
Недолго у аэропорта,
Ну, подышать, нужду справлять...
В сопровождении эскорта

Всегдашнего иду вперед...
Хоть краешком увижу Киев,
Каштаны... Все вокруг цветет,
Щедрее зелень – и такие

Сияющие небеса...
-- Мороженое в шоколаде
«Каштаном» кличут... Чудеса!
-- Берем отдохновенья ради...

По радио объявлен рейс..
Я вижу: пара расстается –
Жестокий по судьбе разрез:
Она у кромки остается,

А он идет со всей толпой –
И оба горько-горько плачут...
-- В Израиль едет, а с собой
Жену не взял... Не хочет, значит... –

В печали поясняют мне
По рейсу нашему соседи...
-- Коль так он плачет по жене,
Зачем тогда куда-то едет?

Мы прилетаем... Синева...
Густые кроны над оградой,
Гудит немного голова...
-- Цветы навстречу. И – отрадой –

Простые добрые сердца,
Нет ни тревоги ни смущенья...
Улыбки мамы и отца
Семена в знак расположенья...

Застенчива его сестра,
А мне общаться с ней приятно –
И вся семья его проста...
-- В такси?
-- Нас вроде многовато...

Пойдем, наверное, пешком...
Недалеко... Ты, батька, сможешь?
-- Смогу... Неужто стариком
Считаешь?
-- Что ты! Ты моложе


Нас с Сонькой... Ладно, понеслись... --
Ведет чудесная аллея...
Шагаем, треплемся за жизнь –
Душа спокойна... Не жалея

Уже, что мучились в пути,
Мы не спеша, шагаем вместе...
-- Квартала три еще пройти...
Чуть постоим на переезде,

Пропустим поезд... Все, вперед!
-- А где же та архитектура,
Которой звастался?
-- Черед
Придет и ей... Вот здесь фактура

Окраинная... Поглядим,
Как в центре град прерасен в мае,
И Киевскую посетим,
Тот двор, где рос я...
-- Знаю, знаю:

Где эта девочка жила,
Твоя зазноба... Вроде Люда?
-- Да, просверкала – и ушла...
Где нынче, я не знаю...
-- Худо,

Ты мог бы справки навести...
-- Зачем, коль разошлись дороги?
Судьба решила развести,
А нас с тобой свести в итоге...

Хрущевка на Гайдара... Здесь
Живут родители с сестрою
Семена... Тесно...
В сердце резь
На миг очнулась... Больно... Скрою,

Не стану родичей пугать...
-- Устала, -- гворю, -- присяду...
-- А может, расстелить кровать –
И отдохнешь?
Семен по взгляду

Все понял...
-- Просто посижу...
-- Вот, полтаблетки валидола...
Взяла, под языком держу...
Сердечная моя недоля...

-- А может, вправду ты поспишь?
Ведь ночь не спали пред полетом...
-- Ну, ладно...
Отдохни, малыш,
Потом все будет, как по нотам...

Я отдохнула, а потом
Пришла Семенова мишпуха.
Я в форме. Было все путем...
Мы поглядели друг на друга –

И, вроде, я им подошла,
Они мнне подошли тем паче:
Простые, добрые... Могла
Глядеть на них, глаза не пряча –

И полегчало на душе...
Все разошлись довольно рано...
-- Теперь судачат про «шерше
Ля фам»...
-- Ты понимаешь, странно,

Но ощущенье, словно всех
Давным давно уже я знала...
-- Здесь у тебя большой успех,
Всех родичей околдовала...

Пойдем гулять... Недалеко...
Лишь до проспекта и обратно...
Мне так спокойно и легко,
День майский пролетел приятно...

Идем по городу втроем:
Мы с Сонькой – и семен в середке...
За нами тоже трое... Злом
На нас пахнуло.. Видно водки

Хватили – и пошли искать
Под вечер жлобских приключений –
И нас решили попугать...
И тихий город предвечерний

Вдруг стал противен в этот миг...
Жизнь опротивела, а хамы –
Не можем убежать от них,
Идут, куражатся за нами...

Одно дерьмо на языке...
Лицо Семена почернело...
Повисла на его руке –
Его рука окаменела...

Не поняла, но только вдруг,
Он высвободился мгновенно
Из наших с Сонькой слабых рук –
И развернулся... Верно

Еще секунды не прошло,
А трое хамов мокли в луже...
-- Запомнят: извергают зло --
Самим себе и будет хуже...

Договорились, что ни-ни –
Родителям об инциденте...
Попробуй, тайну сохрани...
Кто проболтался? Сонька!
-- Пейте

Душистый, с травами, чаек...
Вот, испекла для вас сюрпризный
Двухцветный фирменный пирог...
Непросто печь, процесс капризный,

Но постаралась ради вас...
-- Трех хамов махом побивахом?
-- Отец, ведь это чай, не квас –
Ошпарился...
-- А прежде дракам

Ты не привержен был, сынок...
-- Я и сегодня не привержен –
Пришлось...
-- Людей сбиваешь с ног...
Надеюсь, нападал не першим?

-- Нет, фору хамам я не дал,
Будь я один, не стал бы драться,
Но нападенья их не ждал,
Не дал им до себя добраться

И до девчонок... Был бы прав,
Ты думаешь, коль дал бы хаму
Ударить Соньку? Не безглав...
Коль знал бы, что сестра рекламу

Решит мне сделать, может быть
И подпустил бы к ней громилу...
Был уговор...
-- Семен, простить
Сестру обязан: было – сплыло...

Июньский лучезарный день
В судьбу по новому врезался...
Колонна длинная людей
У Грибоедовского загса...

Сусаннка с Грунькою твердят,
Что загса нет в Москве престижней...
Здесь все великие хотят
Зарегистрироваться... Ближний

К нам загс совсем-совсем другой,
Простой, на Ленинском проспекте...
В простой мы с Сеней ни ногой,
Пусть этот дальше, но в аспекте

Престижности он впереди...
У многих эти же резоны...
А коль охота, значит жди –
И мы стоим в хвосте колонны

«Брачующихся»....За престиж
Мы платим по двору топтаньем...
-- Раз хочешь замуж, постоинь...
-- И ты. Коль обуян желаньем

Жениться... Длинный-длинный двор...
В нем сто пар «чистых и нечистых»
Любого сорта на подбор
В колонне исполняют «твисты»...

Ведь просто так не постоишь –
Перебирают все ногами
Задубевающими... Ишь,
Какая парочка за нами:

Они, не чувствуя стыда.
В «любовь» на публике играют
С ужимочками – вот беда,
Нахальством всем надоедавют...

Народ воспитанный, стоим,
Их игнорируя кривлянье...
Те поведением своим
Абсурдизируют желанье

Любви и нежности двоих...
Утрированные обнимки
С оглядкой: смотрят ли на них...
Не смотрят? Так сильней ужимки...

Терпели это три часа,
Что отягчало настроенье
Досадой... Если б хоть оса
Жальнула, чтобы на мгновенье

Угомонились... Шаг вперед –
И вновь стоим минут с десяток...
Отмалчивается народ,
Как в зоне выдержан порядок:

Шаг влево-вправо:
-- Эй, куда?...
Поди на Ленинском проспекте
Не ждали столько бы... Сюда
Со всей Москвы идут в респекте

К престижу... Наконец, дошли...
И стали заполнять анкету...
Вот бюрократов развели –
Не вдруг смогли бумагу эту

Заполнить... Назначают день
И час, когда должны явиться
Мы под торжественную сень
Дворца – под музыку жениться...

-- Невеста в белом, а жених
В костюме – праздничны и ярки...
Раз в жизни будет этот миг...
Вот в магазины контрамарки

Для новобрачных, в ателье:
Купить фату, костюм и платье...
-- Не пожалеете, месье?
-- Мадмуазель, а вы?
-- Узнать я

О том авансом не могу,
Какая выдастся дорога...
Мосты к девичеству сожгу.. –
Он смотрит пристально и строго...

И мы осуществили рейд
По «новобрачным» магазинам.
Такие цены – просто бред...
Купить здесь платье – не по силам...

Да и размерами – того:
Сгодятся только для доярок...
Я – травестийна... Ничего,
Лишь только б свет в глазах был ярок...

Есть платье белое одно...
Купили мне фату и туфли,
Колечки, как заведено,
Искали под размер – и вбухли

В покупку эту весь бюджет,
Но важный пункт осуществили...
-- А у тебя костюма нет...
И я хочу, чтоб «Чайки были»...

-- Костюм... Попробую добыть
Деньжонок летом в стройотряде...
-- Еще с общагою решить...
Пошли и просим Бога ради...

Сказали твердо, что дадут...
Тем часом сессия в разгаре –
Авось мозги не подведут...
Мы по экзаменам шагали

Без остановок. Сдали все.
Еще на сектор повернулось
Московской жизни колесо,
Надежды радостной коснулось...

Поэма третья. Нелли Мурнова

Я в заботе, что стала мне так нелегка,
Сохранить свое имя хочу на века,
Путник милый мне ! Вспомни об этих словах,
Если ты посетить пожелаешь мой прах,
Ветер прах мой развеет, по свету гоня,
И никто уж на свете не вспомнит меня,
Но ладонь положив на могильный мой камень,
Ты души моей вспомни сияющий пламень,
Если слезы прольешь ты на прах мой, -- в ответ
На тебя я пролью свой немеркнущий свет,
Ты пошлешь мне привет, я приветом отвечу,
Ты придешь – и с высот опущусь я навстречу,
И о чем ни была бы молитва твоя,
Будет принята, верь. Это ведаю я…

Земляк -- великий Низами
Рос, как и я, в Кировабаде –
Гяндже старинной – виз-а-ви
С тысячелетиями... Ради

Свободы творчества поэт
Не шел к султанам в услуженье.
Он изучал до подзних лет
Восточного стихосложенья

Секреты... Сейфалдин-султан,
Светлейший властелин Дербента
Не с царского плеча кафтан
Послал, чтоб наградить поэта,

А раскрасавицу Афат...
Богат на светлые легенды
Родной Гянджа-Кировабад...
На кадрах тайной киноленты,

Которую кручу в душе,
Военный городок пилотов,
Наш сборный домик в алыче
И абрикосах... Террвrотов

Тысячелетний мавзолей
В честь мясника Джамард Гассаба,
Что был всех праведней, честней...
Я помню многое но слабо...

Остатки крепостной стены,
Подтачиваемые речкой...
Из детства прилетают в сны
Взывая к памяти сердечка

Железные врата Гянджи,
Что Ибрагимом ибн Османом
Искусно выкованы... Жил
Такой кузнец в Гянджи и в странном

Вдруг озареньи сотворил
Врата для крепости с узором
Орнаментальным... Покорил
Сердца, явив однажды взорам

Творенье гордое свое...
Я видела его на снимке...
Однажды, точно воронье,
Грузины налетели... Зыбки

Свидетельства старинных книг:
По повелению Деметра,
Когда глубин подземных сдвиг
Потряс разбуженные недра,

И крепость, рухнувшая в прах,
Гянджийцев погребла под камнем,
Грузинский вождь, внушавший страх,
Велел «Врата Гянджи» руками

Оставшимся Гянджийцам рвать
Из каменных столбов упавших,
И на руки, на плечи взять...
Гянджийцев, кровью истекавших,

Сатрап грузинский не жалел....
Ворота в монастырь Келати
Грузинский отнести велел...
Сатрап, того каприза ради,

В пути последних уморил
Оставшихся в живых гянджийцев...
Тиран грузинский нравом был
Жесток и беспощаден... Длится

Плененье створок врат досель...
Одна чердак там перекрыла
Вторую же в стенопанель
Монаршья воля превратила –

Пристроена она в забор
Лицом к некрополю Давида
Четвертого до этих пор...
Гянджийцев не прошла обида...

Арабы, персы по Гяндже
Военным проходили маршем,
Хазары жгли ее... Уже
В десятом веке в крае нашем

Гянджа поставлена судьбой
На путь верблюжьих караванов...
Торговый люд по ней толпой
В азарте бродит... Кто баранов,

Кто рис, кто масло продает...
В ходу динары и дирхемы..
Град богатеет и растет...
Здесь рудники... Политсистемы

Тогдашней также понял град
Все премущества... Столицей
Стал шададидов... Век подряд
Правленье шададидов длится,

Пока сельджукский Малик-шах
Гянджу у шададидов отнял....
Разруха, голод, пытки, страх...
А впрочем. Малик вскоре понял,

Что город – золотое дно –
И возрождаются ремесла,
Торгоаля.. Видно суждено
Быто славным городу, где после

Я, ваша Нелли, родилась...
Был у меня телохранитель –
Роскошный волкодав Джульбарс,
Дружок сердечный и ревнитель

Порядка... Помню как-то раз
К нам тетя Эмма-генеральша
Пришла... К ней шлепает Джульбарс
Трусцой неспешною -- и раньше,

Чем кто врубился, ей на грудь
Он положил две мощных лавы...
Без слов ясна любому суть:
«Зачем пришла?»... По зову папы

Джульбарс в сторонку отошел...
Посмей чужой к нам подступиться...
Пес был ответвен, строг... Не зол...
Его к нам привезли с границы...

Он очень трудно привыкал,
Скучал по пограничной службе,
Питье с едою отвергал...
Одной лишь бабе Дарье в дружбе

Он с первых дней не отказал...
Ей отдал всю собачью душу,
Глазами темными искал,
Ее со всем вниманьеи слушал:

-- Давай покушаем, сынок, --
Он поднимал к затылку уши,
Не суетился, как щенок...
Но – бабушка кормила – кушал...

Потом и остальных признал...
Но бабушка для псины славной,
Чья пасть – ведром, когда зевал,
Так до конца осталась главной.

Был ростом с жеребенка пес,
Массивен череп, лапы -- львины,
Грудь широка и черен нос,
Весь темно-рыжий лишь грудины

Светлей короткий мягкий мех...
«Сынок» ответственный, серьезный.
К порядку призывает всех
Своих, чужих повадкой грозной

Отваживает... Снисходил
До игр со мной великодушно,
Джульбарс мне вместо брата был,
Мы с ним существовали дружно...

Отец – военный. У отца
Дежурства, тренинги, полеты...
На маме – дом, семья... Ленца
В семействе нашем не в почете.

Со мною бабушка – душа
Накопленным делилась знаньем...
Лишь год ходила в ЦПШ...
Дечонкой юной со стараньем

Впряглась в работу – стала шить
Для лошадей из кожи сбрую
Но кто же стал меня учить
Стихам, пословицам? Родную,

Ее благодарить должна
За сказку о царе Салтане,
«Белеет парус»... Влюблена
Была в поэзию... Читали

Вдвоем Чуковского, Барто...
Я тоже пальчиком водила...
И – (вроде не учил никто) –
Но будто вдруг глаза открыла –

И начала читать сама –
И это неостановимо...
Иконой древнего письма
Теперь, когда промчались мимо,

Года, что с нею провела,
Останется в воспоминаньях
Родная бабушка... Была
Несуетна... В чередованьях

Всех катаклизмов доброта
Ее чудесная сгусстилась
И вызревала красота:
Соль в темных волосах пробилась,

А синева добрейших глаз
Небесныим озаряла светом.
Была как солнышко для нас...
Рассказывала мне, как с дедом

Андреем их свела судьба...
Тот был как Мелихов цыганист
И горбонос... Не голытьба...
С достоинством, высок, осанист...

Отец Андрея, Евдоким –
Как старый Мелихов в романе...
Поток судьбы неумолим –
И тает прошлое в тумане...

Когда мой папа, Константин,
Впервые встретил маму Тому:
-- Аксинья! – вымолвил, -- летим?
И полетели вместе к дому

Тому, в военном городке
Кировабадском – в абрикосах,
Где с Джулькою на поводке,
Два бантика в недлинных косах,

Я, Нелли, первые шаги
Осилила... В пути творимом
Успеть бы возвратить долги --
Воспоминаньями -- родимым...

Летя по жизни по налегке
Не потерять бы ни осколка...
Была в военном городке
Для офицерских деток школка...

Глухим забором окружен
Мирок, живущий по Уставу...
И в школе из армейских жен
Выстраиваться педсоставу...

Домашним пышкам и сластям
Класс гарантировал съеданье...
И не делились по мастям
Азербайджанцы и славяне...

По букварю нас провела
Учительница Валентина
Свет Тимофеевна... Была
Строга... Мне помнится картина:

Она:
-- Все встали и пошли! --
Командным голосов «рулила»
Тогда иначе не могли,
Отрыжкой сталинизма было...

В той школке я должна была...
-- Молчать! Не то воткну вам кляпы...
Я одновременно пошла
В музшколу тоже – ради папы....

-- Дочурка, музыку цени,
Быть музыкантшей – благородно...
Свободные часы и дни
Со мной отец делил охотно...

Уроки делать помогал,
Внимал клавирным экзерсизам,
По городу со мною гулял,
Что познавательным туризмом

Давало пищу для ума...
В походах по Кировабаду
Едва ли столько бы сама
Узнала... Открывался взгляду

Великолепный мавзолей
Имамзадэ, чей синой купол
Вздымался выше тополей
И будто синим пальцем щупал

Небесный раскаленный свод,
Чтоб синевой его расплавить...
Учебный не закончив год,
Переезжаем. Нам оставить

Пришлось Джульбарса, дом и
 



Ещё стихи этого автора:
В сентябрьском парке Librarian Corie Фотография: я – и женщины... Тихая песня Неправедный конкурент Музыка Стати людиною – значить -- прожить... Журфак-6-3. Люся Журавлева Блатная песня Песни-2006 Полина Космическая песня Убийство Пелия Седьмой подвиг Геракла Таке звичайне життя-12. Брати й сини Сынок предупредителен и чуток... Поэт Сергей Потехин Журфак-8-12. Послесловие к книге восьм Эхо любви До самотностi приречений поет... И я не идеал и ты грешна... Песня о моей любимой Читая Пауля Целана. Говори и ты Сквозь задымленное стеклышко Я смотрю на Солнце по утрам. Калидонская охота Неудачная песня Политика Вчителi поета – поети й читачi… Очень хочется спать... Эсон опять молод Ахейские сказания Пушкин, Есенин и... Белый лист, чистый лист... Возле ажурной ограды... Девушка перебирала вишни... Убили любовь Путем сизифовым капризнымююю Ахейские сказания Осел-певец Cвинья и соловей Колесо Барабан Соловей и свинья Мир в восторге! Певец Ангельская музыка Композитор Счастье Осень Журфак. Поэма поэм. Предисл. к кн 3. Поет "Ореро" Мальчик с лебедем в парке – Тяжелая ветка каштана качается… Люда Весна Черновцы. Строительный техникум Дуэль Журфак-3-4. Саша Иваненко К тебе "Ну, и что ты мне хочешь сказать?..." Вдохновение Коктебель. Дом Волошина Журфак. Первая сессия Геракл и Деянира... * * * Ахейские сказания -14. Гермес Красивая женщина Песня не прощается с тобой Поэтам Интернетной Эпохи Города Не бегу вприпрыжку за прогрессом/// Люда Хмельницкий Северодонецк Кривой Рог Город Черновцы О, Москва!... Прага День города в Новосибирске Пятно Новый год К тебе... Клаус Нью-Йорк Мова Дионис Асклепий Рождественская ярмарка в Манхеттене… Нью-Йорк, Южный морской порт... Сизиф За решеткой, как тупой павиан… Прометей Пандора Ахейские сказания-21. Девкалион Эос Гелиос Селена Пан Рано иль поздно приходит такая пора: Эхо На Землю мы приходим много раз Сиринга и Дафна Леди Лидия Кентавры Музы Орфей Дойч А меня, такого несуразного. У одиночества есть утешенье: Я * птица невысокого полета, Над Вселенной * разлучальные дожди. Когда уходит радость вдохновенья, Петух Европа и Кадм Пирожки Минус сорок Тантал и Пелоп О "Журфаке" Мне подарили к юбилею жизнь Повоювати, пане президент? Пять трудных лет в США Поезд Год деревянного Петуха, Новогодние гости... Кучборская А стихи пишу ведь без помарки я,... День без утех и затей Беллерофон Год Манки Кто б сказал, какого лешего... Журфак-3-5. Света Назарюк Сказание о походе князя Игоря Рецепт от одиночества Мартовский мотив Белый мышонок Журфак-3.. Кучборская... Персей, победитель Горгоны Медузы В театре «Маэстро» -- премьера. Мидас Не бывает богатых поэтов.. Слово о полку Игореве Поэт и интернет Журфак3-6. Груня Васильева Донна Конфуз на свидании Снисхождения долгий взгляд WEB-поэтессе Илане Вайсман WEB-поэтессе "Ромашке" Лимерики. WEB-поэтессе с псевдонимом "Ариша" C планетой наедине Слово Чудо через дымоход Журфак-3-2. Тома Юстюженко Зов Моя нетронутая девочка, Журфак-3-7. Иван Калиниченко Не бывает богатых поэтов... Te,кого мы любим,, Встреча Отголоски Поезд в детство Осень Монолог забытой девушки Дым Натали :Петр Паршиков Таня Камилле Юной писательнице Wande Татьяне Маша, Мария... Свете Журфак-3-3. Люся Журавлева Стеша Струна Web-поэтессе Королевой 21 мая 2004 года… Журфак-3-10. Гриша Медведовский WEB-поэтессе Ольге Королевой Ольге Елена Наталья Слово о полку Игореве Страсть "Музыка Григория Пономаренко на стихи Поэт и актер Реквием по Муслиму Оттенки Рождение и детство Геракла Черная береза Юность Геракла "Черные" лимерики I am since years in it’s heart, Первый подвиг Геракла Я уйду по-английски Второй подвиг Геракла Геракл у Омфалы Третий подвиг Геракла Пятый подвиг Геракла Шестой подвиг Геракла Здравствуй, радость моя.... Восьмой подвиг Геракла Девятый подвиг Геракла Троя. Геракл, Лаомедонт, Гесиона Removed Геракл у Адмета Ахейские сказания. Адонис Бывшей поклоннице Убрано Десятый подвиг Геракла На перекресточку с 4-й "Вест" Одиннадцатый подвиг Геракла Как Геракл Трою разгромил Двенадцатый подвиг Геракла Геракл и Эврит Геракл и Деянира Людмила Евдокимовна Татаринова Журфак-4-4. Саша Иваненко Журфак-1-2. Я, Семен... Журфак-4-1. Возвращение Журфак-4-5ю Таня Коростикова Журфак-3 Памятник в Донецке Муслим попрощался с Москвой Журфак-4-7. Оля Боголюбова Ахейские сказания. Гера Журфак-4-4. Люся Журавлева Гераклиды Рождение и воспитание тесея Тесей Тесей идет в Афины Тесей в Афинах Ясон в Иолке Дедал и Икар Тесей и амазонки Тесей и Пейрифой Тесей на Крите Фрося Журфак-4-3. Тома Юстюженко 14 мая Элип Золотое руно. Остров Аретиада и прибыт Жуофак-4-8. Ганна Павловна Миньковская Ясон готовится к походу в Колхиду Золотое руно. Рождение Ясона Ахейские сказания. Эак «Недостижимый образец!» -- Аргонавты в Мизии Аргонавты у Финея Зоротое ркно. Симплегады Богини хотят помочь Ясону Ясон у Эета Ясон выполняет порученгие Эета Медея помогает Ясону похитить Золотое Побег Аргонавтов* Золотое руно. Превратности обратного п Аргонавты в Ливии С Золотым руном -- на Родину Журфак-4-9. Иван Калиниченко.... Журфак-4-1-ю Петр Паршиков В дорогу... Темы Вера Журфак-9-9. Лариса Лабарова Моя надiя В той толпе многоликой и многоязыкой.. Ходят луны по белу свету... 20 августа 2005 "И я в Марину Влади был влюблен..." Журфак-4-11. Федор Хрусталев Здравствуй, радость моя... О тебе. Пролог Журфак-4-12. Маша Кузьмина Ахейские сказания. Аталанта Ахейские сказания. Яблоко раздора Ахейские сказания. Ахилл Ахейские сказания. Диоскуры Прекрасня Елена Ахейские сказания. Похищение Елены  Начало Троянской войны О тебе. Луна первая -- над Черноыцами Полина Ахейские сказания. Троянская война Ахейские сказания. Эпилог Ахейские сказания. Посейдон Ахейские сказания. Дафна Ахейские сказания. Аполлон у Адмета Ахейские сказания. Артемида Ахейские сказания. Пигмалион Ахейские сказания. Эрот Отпускаю Ахейские сказания. Эрисихтон Ахейские сказания. Ночь "Вот, представь себе: так же люблю..." Ахейские сказания. Пять веков человече Ахейские сказания. Данаиды Ахейские сказания. Персей Ахейские сказания. Зет и Амфион Ахейские сказания. Ниобея Ахейские сказания. Кефал и Прокрида Ахейские сказания Прокна и Филомела Ахейские сказания. Борей и Орифия Ахейские сказания. Кипарис О Володе Высоцком... Ахейские сказания. Гиацинт Полифем, Акид и Галатея Ахейские сказания, Атрей и Фиест Ахейские сказания Эсак и Гесперия О тебе. Луна вторая -- над Криворожьем :Журфак-4-13. Игорь Нухович Тхагушев Журфпк-4-14. На подъеме. О тебе. Луна третья -- над Хмельницким Ян Налепка «Наташи» Журфак-9-4. Петр Паршиков Воробушек Поня* Ирена Афродита, эвхаристо! Мамихлалинатана Любимая, тода раба* Кёсёнём сепен*... Благодаря* тебя, булка**! Дзенькую* тебе, дзевчизна**, Мучас грациас, сеньорита*, Пророчество о Черновцах О, мадемуазель, Шокран, сахбете, шокран*... Аригато* Мульцумеск, фетице, мульцумеск*... Я ти декуи, слечно. моцкрат... Ирландский аэронавт предвидит смерть . Журфак-6-2. Таня Альбац Гиви Журфак-18-1. Предисловие к книге 18-й Совести азимут – Журфак-5-1. Пролог О тебе. Луна четвертая. Над Москвой Журфак-8-11. Леонид Крохалев 17 сентября 2005 года На орбите Есенина Журфак-5. Коли зустрiнешся з напастю... Где ты, отрада отрад? Не скрывайся за Джингл беллз На Бруклинском пароме. Из Уолта Уитмен На орбите Есенина. Юрий На орбите Есенина. Наденька В кожнiм серцi i лiто i осiнь... Пока струится кровь еще... Интервью Памяти Муслима Магомаева Дни идут, недели бегут, а годы летят.. Журфак-5. Пролог Журфак-5-1. Валерий Хилтунен Журфак-5. О тебе. Луна пятая -- над Новосибирско Маннахатта*. Из Уолта Уитмена Бродвей. Из Уолта Уитмена На Бруклинском пароме-1. Из Уолта Уитм Оптимизм О тебе. Луна шестая -- над Нью-Йорком. О тебе Ирландский аэронавт предвидит смерть . -- Вiдмовлено у довгому життi! Буковинський смак. Мамалига Триста семьдесят лун... Белый шум... 14 мая Ах, мулаточка, мулаточка... Черновицкие острова Колдунья Выборг Октябрь 370 лун... Журфак-5-5 Александр Иваненко Журфак-5-4. Тома Юстюженко Журфак-5-3. Я, Семен... Поэтесса из Инты Галка Коноплева учит дойч... Царь Соломон. Пролог Царь Соломон -1 Царь Соломон-3. Месть за Давидовы обид Читая Пауля Целана. Во что ты преврати Простоте невозможно подражать. Царь Соломон-5. Соломон строит Храм Царь Соломон-6. Иерусалим Царь Соломон-7. Храм Царь Соломон-8. Соратники Журфак-5-6. Петр Паршиков Серость Ложь и честь Журфак-7-5. Саша Клим Журфак-5-6. Таня Коростикова Гагарин Пиночет Чили-2005 Динка Буковинський смак. Мамалига Кажуть люди про мене: невдаха... София Ротару Сон Просьба Журфак-5-8. Иван Калиниченко Бард и миллиард Будильник Дар Жизнь Журфак-9-7. Татьяна Суворова. Новый фр Акро-2006 Анти... Пирамида Многая лета - 1. Пролог Многая лета-2. Красная Шапочка Многая лета-3. Крошечка-хаврошечка Ханука Журфак-18. Когда мы жили на Земле. Эпи Пiшли лiта човнами за водою... Ты не снишься мне никогда Журфак-5-10. Владимир Воевода Журфак-5-2. Валерий Хилтунен. Новейшая Собака и кот Редактор и трактор Убили любовь Журфак-7-5. Наум Моисеевич Хорош Журфак-17-5. Лидия Георгиевна Петрова Журфак-16-3. Тома Январь Читая Пауля Целана Что случилось? Размечтался Не видеть тебя-2 Не видеть тебя.. Журфак-6-6. Александр Самылин. Транс-эфирное лепетанье ... Кожна Ганна по-своєму гарна... Придет покуда неизвестный день Свенска Перед дождичком в четверг... Поезiя безсмертна i нетлiнна... Мне руки для чтенья уже коротки... Американки, американки... Мы в чужой стране -- изгои, парии... Литературные гиены... Журфак-5. Послесловие к книге пятой Песня о любви Канада Молодым "генияям" Уваажаемые по...читатели... Нарожный по\т Дубовые листья Мы служим вечности... Зима Принцесса и царевна Журфак-8-10. Виктор Притула Запретный плод Шведка Убрано Солнце -- на лето. зима -- на мороз... Россия Америка Что обещает мне нумерология? Принцесса из Одессы Пишу стихи Я шагал по Москве... Где ты, мой нежный, мой ласковый друг? Еще продержался неделю, пока не уволен Рош ашана. Как я готовился в вуз... Сон о детстве Прилетают ко мне из далекого детства к Мы встретились с тобой в последний раз 8 марта 2006 года Весна света Город песен Николаевская церковь Обозначимте ориентиры... Память о Черновцах Куда, шальное время, ой, куда ты? Моя музыка Мэтр Футбол моего детства Признание в любви родному городу Город "А!" Пиратская песня Практика в Черновцах День народной свободы Черновицкий трамвай Чернiвцi Солнечная женщина... Танк Журфак-9-12. Василий Шпачков Танцы на крыше Дома офицеров в Черновц  4 сентября 2007 года Американизм Алопеция а Черновцах Вроде все мои отпели соловьи, Репортаж с Новосибирской улицы в Черно Сельхозвыставка 1954 года в Черновцах Детская библиотека на Советской площад Не выкарабкаться мне из судьбы... Мой сын в Черновцах Журфак-6-7. Нина Медведовская Завод Холодильник Холодильник Возвращение в Черновцы Командировка к сыну Журфак-6-8. Петр Паршиков Мой антисталинизм Журфак-9-3. Тома... Лютий * * * Журфак-6-1. Пролог Вчимося пiзнавати Божий свiт... Журфак-6-5. Саша Иваненко! Журфак-5-11. Послесловик к книге пятой Десь колись ти кохання пiзнаєш... Журфак-6-10. Иван Калиниченко Опера в Черновицком трамвайном парке «Исгадал выискадаш шмэй рабо...» Я многого в России не люблю,  Прощаю …В ноябре по столице уже не шуршат лис Черновчанин Йозеф Шмидт Черновчанин Ян Черняк Журфак-6-10. Виктор Петрович Мастеренк Ушел поэт... Журфак-7-2. Я, Семен... Ченовчанин Манфред Штерн Первый черновицкий космонавт Дмитро Гнатюк Михаил Эминеску Я не люблю Ольга Кобылянская С давно прошедшим Новым годом* Нескладухи Степан Сабадаш Владимир Ивасюк Черновцы мои, Чернiвцi/// Черновцы мои, Чернiвцi/// Поиск Ночная песня (В соавторстве с поэтессо Журфак-6-3-. Тома Юстэженко Псевдонимы для любимой Журфак-8-7. Саша Газазян -- Ну, здравствуй! Ну, вот, позвонил Журфак-8-9. Ира Лесина Ко дню рождения Евгения Евтушенко Журфак-61. Я. Семен На сайте «Холм поэзии» стоят... Журфак-6-12. Сусанна Конторер Журфак-8-1.Предисловие к части восьмой Встреча Был... Журфак-4 Журфак-15-3. Тома Онегинская строфа Журфак-6-13. Валентина Тимофеевна Рыба Журфак-6-14. Послесловие к шестой част Журфак-6 Вчителька української мови у НСШ №24 Журфак-7 Журфак-7-6. Наташа Воливач Сын Украины Журфак-7-1. Пролог Песня-клятва Журфак-1-1. Пролог к эпопее. Новая вер Удалено На Бруклинском пароме -3. Из Уолта Уит Другу Журфак-16-2. Я, Семен... Учим испанский Журфак-1-2. Я, Семен... (Новая версия) Вопрос вопросов: для чего живем? Совет Депрессивное-2 Я не поседею, я не побелею... «Я спросил у ясеня, где моя любимая..& Он не лез на рожон, чтоб себя попиари Зарина Леди Осень, в начале письма... Комета и котята! Серенада (Написано в соавторстве с Поэ Луна в колодце Млинцi Нелли Сердечная недостаточность Журфак-7-4. Нелли Мурнова Сентябри Чай вдвоем. В соавторстве с Надеждой В Вкус Черновцов. "Буковинская" Вкус Черновцов. Паляныця Вкус Черновцов. Пончики на Кобылянской Вкус Черновцов. Голубцы в виноградных Вкус Черновцов. Миндальные пирожные Бобыльи раздумья Ностальгия. В соавторстве с Олесей Завистникам-ненавистникам Прохання Журфак-8-7. Саша Газазян На пороге... Если в доме есть телефон... Прилетiли вереснi А день, як доля сiрий... Любчик Журфак-8-2. Я, Семен... На Бруклинском пароме-4 Журфак-9-4. Саша Иваненко На Бруклинском пароме-6. Из Уолта Уитм На Бруклинском пароме-7 На Бруклинском пароме-8. Из Уолта Уитм На Бруклинском пароме-9. Из Уолта Уитм На Бруклинском пароме. Из Уолта Уитмен Лебединая песня Крыша. Ночная пьеса. Из Германа Мелвил Такси. Из Эми Лоуэлл Предчувствие. Из Эми Лоуэлл Прибытие в "Уолдлрф". Из Уол Большая Цифра. Из Уоллеса Стивенса Мне скучно Юнион Сквер. из Сары Тисдейл Бродвей. Из Спры Тисдейл * * * Нью-Йорк. Из Марианны Мур Тропики в Нью-Йорке. Из Клода Маккея Рекуердо(Помню). Из Эдны Ст. Винсент М "Тайны не скрыть -- мне случилось Наблюдения. Из Дороти Паркер Ирландский аэронавт предвидит свою сме Ирландский аэронавт предвидит смерть ( Пол-Земли между нашими странами... Поминальная молитва Журфак-8-5. Петр Паршиков гг Раз, два, три, чотири, п’ять... Журфак-9-11. Валерий Хилтунен. Новая в Здравствуй, любимая! Журфак-9-2. Я, Семен... От Пушкина и обратно. К моим друзьям.. От Пушкина и обратно. Бард. Из Джулиан От Пушкина и обратно. Мой оберег. Из л -- Целуйтесь на здоровье! – т Пушкина и обратно. К Чаадаеву. Из Дж Ко дню рождения Евгения Евтушенко Мотоциклы легки на позъем... :Журфак-8-8ю Света Назарюк Родина Елочка У землю потрапило зерня Намурлыканные стихи Шкода, що серце не кохало... Єдина справжня розкіш — це розкіш спіл Бринза О! Фонарь над лавочкою в парке, Журфак-9-10. Виктор Притула Заурядная драма – расколота напрочь су По душе, по близости, по смежности Здається, я ще й досi молодий... Коли хочеш довго жити... Возвращусь на Землю, небесам... Запiзнiле кохання Раз, два, три, чотири, п’ять... Ті, що за море вiдлiтають... Я вiрю: нi, не вперше я живу... Ніщо так боляче не б'є... Ольгин журфак Не огидний той рубець... Журфак-8. Ми шукаємо щастя, потрапляем в пригоди Материнськi руки Убрано Редактор и трактор 7 марта 2007 года. Нью-Йорк  Доктор Здоровье Березень Черновцы до Первой мировой...  28 января 2008 Черновцы мои, Чернiвцi... Мой журфак. Книга первая Журфак-9-6. Ольга Боголюбова * * * Гром гремел, гроза была ужасная... Люськин журфак Ностальгируется в чуждых США Журфак-10-3. Тома Поэтессе Ольге Королеве «...Но ведь я не вернусь», -- это Робе Томин журфпк Прощай, любимая! Журфак-11-3. Тома Поэт Наталья Каткова Сиди Таль Журфак-12-3. Тома Мне отмщение – и аз воздам Журфак-13-3. Тома Журфак-14-3. Тома Журфак-16-3. Тома Журфак-17-3. Тома Журфак-13-14. Послесловие к книге трин Журфак-14-1. Предисловие к книге четыр Журфак-Послесловие к книге тринадцатой Журфак-14-14.Послесловие к книге четыр Журфак-15-1. Предисловие к книге пятна 14 мая 2007 года Журфак-15-14. Послесловие к книге пятн Журфак-16-1. Предисловие к книге шестн Журфак-16-14. Послесловие к книге шест Журфак-17-1. Предисловие к книге семна Журфак-17-14. Послесловие к книге семн Я чайку неспешно выдую ... Поэма вторая. Я, Семен... Тома. Послесловие к книге первой Тома. Предисловие ко второй книге Журфак-10-2. Я, Семен Журфак-11-2. Я, Семен… Журфак12-2. Я, Семен... Журфак-13-2. Я, Семен... Черновцы Журфак-14-2. Я, Семен... Скороговорка Нелепицы Нескладухи * * * Пауль Целан Читая Пауля Целана. Фуга смерти... Песня Сплин Журфак-15-3. Я, Семен... Песня о любви День рождения Евтушенко Два поэта Поэтесса Аморальная песня Уркаганская песня Вдова поэта Уход поэта Полярная песня Последний полет Отец гения Учитель поэтов Журфак-17-2. Я, Семен... Взволнованную душу теша Мой журфак. Книга третья Мексиканская песня Песня мужества Журфак-16-4. Груня Васильева Гимн столицы Песня курильщика Журфак-17-4. Груня Васильева (Дарья Д Ностальгическая песня Последняя песня войны Человек фамилию меняет. Лесная песня Дядина песня Поминальная режиссеру Грунькин Журфак Мне жаль: ничего не сумело сложиться – Принцесса Журфак-17-14. . Маадыр-оол Тулуш Журфак-9-5. Света Назарюк Журфак-9-8. Ольга Бордун Шестьдесят -- шестого сентября, ...Он никогда не ездил на слоне Журфак-9-7. Татьяна Суворова. Новый фр 6 сентября 2007 года Памяти Павла Когана Ищу тебя, моя любовь! Крылья... Поэмы В канун високосного года Вспомнилось... Мститель Роза Ауслендер Моисей Фишбейн. Ян Табачник Когда впаду однажды в кому Дусик Отец Дусик Журфак-7-9. Зина Козлова Журфак-7-9. Зина Козлова Журфак-7-9. Зина Козлова Журфак-7-9. Зина Козлова Здравствуй, душенька, здравствуй, лапо Журфак-18-=2. Екатерина Сомова... (До Журфак-18-5. Ростислав Алиев. Сын Журф О романе-поэме «....» Журфак-8-10. Виктор Притула (Новая вер Журфак-18-3. Дмитрий Венцимеров, сын ж Журфак-11-4. Виктор Притула Журфак-17-6. Сергей Сергеев. Журфак-16-5. Виктор Притула Журфпк-12. Василий Шпачков Журфпк-12. Василий Шпачков Журфак-18-4. Ольга Хилтунен. Дочь журф Журфак-14-4. Валерий Хилтунен Гриша Людоед Из Черновцов Новосибирские острова, Как автомат Калашникова, строки Открытое письмо поэту Денни Штайгеру Цыганка Журфак-17-7. Валерий Хилтунен. Первый Журфак-17-7. Валерий Хтлтунен Журфак-7-9. Зина Козлова. Новая Версия Журфак-10-6. Хенче-Кара Монгуш Журфак-10-6. Хенче-Кара Монгуш Журфак-17-8. Григорий Медведовский Поэма восьмая. Галина Вороненкова Ах, чайки, белые кричалки, Журфак-9-6. Таня Суворова. Новый фрагм Графоман Г. Журфак-10-7.. Оля Степанова Несбывшееся Журфак-10-7. Оля Степанова Журфак-16-7. Хенче-Кара Монгуш Возвращение* Журфак-1. Новая версия Кто-то сильный забивает в лужи гвозди Мечта Семь чудес коммунизма: у каждого был Семь чудес коммунизма: у каждого был Кто снимает кино? Кто в кино понимает? День поэзии Поэзия -- большая сила, 19 марта 2008 года Спасибо Журфак-17-13. Хенче-Кара Монгуш Журфак-10-11. Валентин Портас Антония Журфак-9-4. Таня Суворова. Новый фрагм Журфак-12-14. Наталия Алешина Детский кинотеатр имени Ольги Кобылянс Журфак-13-4. Наталия Алешина Журфак-10-10. Петр Паршиков. Новая Вер Банк на Центральной площади в Черновца 19 апреля 2008 года. Ольге Таке звичайне життя-2. Лист з Чернiвцi Дом на Фрунзе в Черновцах Органный зал в Черновцах Президент и спикер Таке звичайне життя. Пролог Таке звичайне життя-3. Як я розшукала Таке звичайне життя-4. Фотокартка 6-г Таке звичайне життя-5. Родичi. Як я ст Таке звичайне життя. Частина перша. Ка 14 мая 2008 года Новосибирский оперный Евро-2008 Так много было прежде светляков В чужой стране я не обрел приют, Странные мысли внедряются в голову. Журфак-17-16. Александр Иваненко * * * Антифашистский гимн Поэты Поэты Поэты Журналистика У поэта ни кола и ни двора. Сосед Сафович Левка, альтер эго: Критикующему меня «поэту» Таке звичайне життя-9. Ворошиловград Пожалуй, в этом снимке что-то есть. А Сашки Левеншуса больше нет Живописец Анна Королёва... Дом моего сиротства O.K. Таке звичайне життя-10. Хуторок Вконец раскрутил экспоненту – Мы, на свет появляясь, орем. Напоминаешь мне на снимке Маргариту. Фильм «Опасно для жизни»…  Моя любовь в шестом классе Абрам Фельдер НСШ №24 в Черновцах Белла Шойхет... С этой девочкой из кла mail.ru -- 10 лет! Writer's pen Что стоишь качаясь, Removed Осенняя песня Есть фамилия в Сибири – Венцимеров. Гамзатовские журавли на чешском Ода на 600-летие города Черновцы Рассказ моей мамы Жени Цвилинг,  Воздымается Тора. -- See you soon… -- See you soon… Таке звичайне життя-15. Передмова до т I will never return Гамзатовские «Журавли» на английском Наш сайт Таке звичайне життя-13. Сини С гастролей возвращается певец. Nocturne Акациевая весна любви, Осенняя песня Памятник отцу Поэтесса Аттракцион под названием жизнь, «Журфак» и... «Журфак»! За пепси были очереди. Брал Помолитесь сегодня со мной Мне б снова туда в коридор общежития, 



СТИХИ ПО ЖАНРАМ

Ямб хорей дактиль амфибрахий анапест анакруза пентон пеон каламбур акростих строфы История русского стиха рифмы


 

 

Главная Стихи Поэты Стихосложение Рифмы Занимательное стихосложение Тесты по стихосложению Литературный юмор

 © 2002-2017 "Русские рифмы"


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100