Главная Стихи Поэты Стихосложение Рифма Занимательное стихосложение Псевдонимы Тесты по стихосложению Литературный юмор

Все стихи
Cтихи по авторам
Cтихи по рейтингу

Занимательное стихосложение

Справочник по стихосложению
Стихосложение и стиховедение
Метр, размер, стопа
Строфа, виды строф
Тропы и стилистические фигуры
Стих и виды стиха
Рифмовка и способы рифмовки











Учебник стихосложения


Поэзия
Рифма и её разновидности
 

Справочник по стихосложению
скачать


 


СТИХИ

Семён Венцимеров

Журфак-6
ПОЭМЫ И ЦИКЛЫ СТИХОВ
Начало второго курса на журфаке

Семен Венцимеров.
Журфак.
Часть шестая. Дворец на Моховой


Книга первая. Крутые ступени

Предисловие к части шестой



Опять сентябрь, опять журфак...
Мы в стройотрядовских штормовках –
И это, право, пе пустяк –
Гляди на нас – на сильных, ловких,

Уверенных в себе людей
Ты, первокурсник-салажонок.
Ежу понятно: мы мудрей...
Завидуйте – и нам вдогонок

Всходите на парадный марш...
Мы тоже по нему апервые
Восходим, но отныне – наш
Дворец... Мы здесь следы живые

Великих – и портреты их
Находим... Вот -- на нас взирают...
О, первокурсник! Здесь твоих
Еще способностей не знают –

Ты их смелее проявляй
Себе и обществу во благо...
И – важно: преодолевай
Лень и инертность... Да и брагу,

Себя жалея, позабудь...
Мы, прилетев из стройотряда,
И здесь работали чуть-чуть,
Втащив туда, где баллюстрада

Под оком Господа блестит,
Столы из флигелька, где прежде
И мы имели бледный вид,
Но доблестно служа надежде,

Весь претерпели первый курс...
Теперь-то нас не сдвинешь танком.
Ведь мы уже вошли во вкус.
И в каждом что-то есть от Данко:

Сердца, как факелы горят...
Мы на стезе на верной, братья!
Мы устремляем жаркий взгляд
Вперед и вверх – и нас в объятья

Сердечно, нежно приняла,
Признав своими, альма матер.
Нас ждут великие дела –
Пристраивайтесь нам в кильватер...

Поэма Первая. Я, Семен...

-- Какие новости, земляк?
-- «Луна-16» стартовала...
-- А в личном?
-- В личном кое- как –
Покуда достижений мало...

Разлита золотая грусть
Над сентябрями Буковины...
Опять по городу пройдусь,
Всмотрюсь в знакомые картины...

Мне здесь всегда недостает
Невразумительной отрады...
Ответа город не дает
На все моей судьбы шарады...

А впрочем, нечего темнить
И самого себя дурачить...
Я не могу себя винить
За то, что так, а не иначе

Устроена моя душа –
И, видно, не избыть печали...
Конечно, Тома хороша,
Но не она вошла вначале

Мне в душу – и еще живет
В душе заветный образ Люды...
Душа тоскует и зовет,
Хочу забыть, но не забуду...

На Киевскую в старый двор
Меня магнитом потянуло...
Престранный факт: до этих пор
Ни одного не всколыхнуло

Из давних сверстников моих,
С кем во дворе взрастали рядом,
Желанье заглянуть на миг
Во двор... А вот – встречаюсь взглядом...

- Ты? – Софа Гицелевич... –
-- Я...
Гляди-ка, стала важной дамой.
Малышка, что с тобою, чья?
-- Моя (смущенно)...
-- Рано мамой

Ты стала...
-- Рано? В самый раз...
Ведь ты в Москве?
-- В Москве... Какие
Дела здесь делаешь сейчас?
-- Я поступать помчалась в Киев.

Там вышла замуж, Вот сейчас
Мой курс горбатится в колхозе,
А я с дочуркой...
-- И у нас...
Колхоз, картошка...
-- На подходе

К нам Лиля с Кларой...
-- Вот дела!
Какими судьбами, сестрицы?
-- Пресс-конференция? Могла
Лишь чудом встреча вновь случиться...

Ведь вы же в Горьком?
-- В Горьком, да!
Мы с Кларой обе на инязе...
-- Я на матфаке...
-- Ты всегда
Дружила с цифрами...
-- Не сглазьте!

Смотрите, вот еще идут
Сафович Левка, Эмик Пресман...
-- Они так и остались тут...
-- Ну, что же... Коль им тут не пресно...

-- Привет, ребята!
-- Что за сбор?
-- Мы словно в детство возвратились...
-- Да, все же тянет старый двор...
-- «Куда, куда вы удалились,

Весны моей златые дни?...
-- «Что день грядущий нам готовит?»...
-- Кто слышал о других? Они –
Соседи-сверстники... С кем сводит,

Куда уводит их судьба?
-- Увы, мы о других не знаем...
-- Эй, забубенная гурьба,
До Театралки дошагаем –

Там будет местное тэвэ
Снимать концертик прямо в сквере...
-- Посмотрим?
-- Как и встарь тебе
Известно все в концертной сфере...

У скверика ажиотаж...
Народ толпится за чертою...
Прекрасный городской пейзаж
Бесценных декораций стоит.

Змеятся кабели кругом.
Погода неподвластна сглазу
Сияет в небе голубом
Шар солнца будто по заказу.

Подвешен микрофон на крюк –
Готова «удочка» к работе...
Кричат:
-- Володя Ивасюк,
Готово все... Когда начнете?...

-- Ансамбль?
-- Готовы!
-- Где она?
Где Лена? Лена Кузнецова!
Мы начинаем... Тишина!
Мотор! Дубль первый!
Невесомо

В сентябрь мелодия вплыла –
И утонул в ней тотчас весь я...
Без спроса в плен меня взяла
Простая – колдовская песня...

Она о тайном колдовстве,
Девичьих чарах с красной рутой...
Каштан желтеющей листве
Не дал той сказочной минутой

Над Театралкой шелестеть...
И песня вырвалась на волю.
Сперва решила пролететь
По-над моею головою,

Околдовала институт,
В котором Ивасюк – студентом,
Теперь ее уже зовут
В дома... Звенящим сантиментам

Ее -- распахнуты сердца...
Она в душе моей искрится...
Скажу «спасибо!» Черновцам
За песню – и опять в столицу...

Полуказарменный уют
Общажный стал уже привычным...
В «сокамерники» мне дают
Других... Заливистым и зычным

Смирнов Виталий тенорком
Смеялся собственным остротам...
Иван Калиниченко, в ком
Есть место всем мирским заботам,

Во всяком случае чело
В сосредоточенных морщинах...
Альбин Байорас... Ничего
О нем... В загадочных мужчинах,

Немногословных, как Альбин,
Секрет отыщется, конечно...
Он однокурсницей любим
Олюней, Олей, что извечно...

Еще известно: у него
В Литве подруга есть Неёле,
Она ему важней всего...
Сам над собой трунит:
-- Не Оля...

А с Олей сладилось у них,
Дошло до тесного общенья:
Проснусь средь ночки в странный миг,
Когда от шумного каченья

Альбина койка заскрипит...
Понятно: подвалила Ольга...
Ее нисколько не стыдит
Присутствие чужое... Только

С рассветом встанет раньше всех –
И шасть бегом в свою светелку...
Едва ли это вправду грех,
И мы не судим строго Ольгу...

Вот я в Москве... Тамары нет.
Ее мне предстояло встретить...
Жду телеграммы... Вновь рассвет
Встречаю, чтоб в тоске не сбрендить,

Рысцою бегая вокруг
«Зеленки» около посольства
Китайского – от всех недуг
Рецепт надежнейшего свойства...

Приносят телеграмму мне:
«Семнадцатого прилетаю»...
Аэропорт и время не
Указаны... И вот, гадаю:

Ее во Внукове встречать
Иль в Домодедове? Загадка...
Что делать, чтоб не прогадать?
Прикинем... Времени раскладка:

Рейс домодедовский с утра –
Туда домчу на электричке.
Потом во Внуково пора –
Автобусом, а не на бричке...

А к рейсу третьему успеть
Смогу лишь на такси... Подруга!
Не зная где, во сколько – встреть?
За день наколесил три круга.

Лишь предвечерний самолет
Любимую в Москву доставил...
Как бы то ни было – везет:
Не разминулись... Избуравил

Меня зрачками адмирал,
Что взял ее со мной в «волжанку».
Служивый время потерял,
Но, видно, времени не жалко:

Нас к общежитию подвез --
Хороший человек, наверно...
-- Спасибо за доставку, босс! --
Благодарю его манерно.

Кивнул не глядя, мне в ответ –
И пальцем указал шоферу:
Гляди, мол, впереди кювет –
И покатили к светофору...

Какой-то горестный разлад
В душе поездка с адмиралом
Оставила... Я сам не рад –
А чем-то душу измарала

«Волжанка» с боссом впереди,
Как-будто стыдное содеял...
И вдруг воробышек в груди
Клеваться изнутри затеял...

Температура поднялась
До сорока... Мозгов круженье...
Имеет стыд над сердцем власть...
Неужто потерплю крушенье?

На «скорой помощи» меня
Увозят в Раменки, в больницу...
Успокоительным два дня
Попотчевали в ягодицу...

И так несытное меню --
В больнице вовсе нет калорий...
Ну, что ж. Я это оценю.
Что ягодицы искололи –

И вся депрессия прошла,
Прошла температура в норму.
Диета тоже помогла:
Нутро, похоже, с недокорму

Блажить перехотело впредь.
Худой, как гвоздь, вернусь к наукам.
Мне, вправду, некогда болеть,
Сдаваться стрессам и докукам...

Соревнованья не люблю...
Но я борец... Назвался груздем...
Случайный звездный миг ловлю:
Стал чемпионом. Все там будем,

Конечно, если повезет...
Мое везенье – невезенье:
В команду мастеров зовет
Их тренер, дескать, коль стремленье

У неофита – побеждать,
Поднатаскают разным трюкам –
И буду в спорте поживать...
-- Оценки будут по наукам

Профессора тебе писать –
Конец всем страхам и заботам... --
Похоже, что пора спасать
Себя: завязывать со спортом.

-- Предпочитаю заслужить
Учебой добрую оценку.
Борьбу бросаю...
-- Брось блажить!—
Мой тренер Виктор Мастеренко

Пытается отговорить...
-- Но я хочу быть журналистом,
Образованье получить,
А вовсе не борцом-штангистом...

-- Ты пожалеешь, -- мне сулят,
Увидишь, что семестр запорешь...
Но мне не хочется назад
В борьбу. Меня премудрый Хорош,

Сперва, конечно, отругав,
Берет в свою простую группу...
В убеждаюсь в том, что прав:
Часами бегаем по кругу –

И можно думать на бегу
О чем-нибудь вполне приятном...
Побегать – это я могу –
И не пойду в борьбу обратно...

В учебе добрый взят разгон.
Немецкий – просто наслажденье.
Мы перелезли Рубикон
Незнанья – и теперь ученье

Идет на уровне таком,
Что мы пожалуй, что коллеги
С Миньковской. Правда, мы втроем
Слегка замедлены в разбеге

Двумя добавленными нам
Для массовости пацанами.
Непросто рядом пацанам –
Уже за первыми за нами

Им не угнаться... Пацаны
Стараются, но уступают
По всем статьям. А мы должны –
Под козырек, раз присылают

Из деканата... Кто они?
Балдежный Юрочка Петровский...
Смешной – умора! Не кляни –
По слухам. Он сынок московской

Какой-то шишшки... С ним – Пучков...
У Кости с логикой проблемы.
Упорен. Не из дураков.
Не может лишь держаться темы,

Что обсуждаема... Несет
Его всегда по огородам
К Котовскому... Всегда вразброд
С вопросом... Нет, с таким народом

Мы коммунизм не утвердим...
А трое первых, мы – на равных.
Ромашко – в лидерах... Глядим
С почтеньем на Сергея... В главных

У нас, что каждый признает.
Сергей талантлив и ответствен.
Лабутин – он вторым берет,
А я, пожалуй, первым. Честен

В подобном утвержденье, но
Им не себя хвалю, а Бога.
Мне от Всевышнего дано
Не по заслугам очень много.

К примеру память. Потому,
Я брошу взгляд в конспекты Борьки –
И знаю... Бедному ему
Пришлось трудиться аж до зорьки

Кошмарный текст переводя...
Я перевод его запомню –
И устно будто бы шутя
Миньковской наизусть исполню...

Уже все знают этот трюк...
Миньковская журит с улыбкой,
Но все покуда сходит с рук –
Ведь знаю! Если бы с ошибкой

Хоть раз исполнил, но мозги
Мои устроены особо:
Я словно зажимал в тиски
Страницу текста – и на пробу

Строку за строчкой на язык
С лежащей в голове страницы
Я перебрасываю вмиг...
Так текст не может позабыться...

Привычно начали урок
С обмена политновостями:
-- Жорж Помпиду подвел итог
Визита в СССР... Вождями

В который раз подтверждено
Двух стран взаимопритяженье...
-- Еще что где совершено?
-- От Англии освобожденья

Добились Фиджи наконец,
Отдельною страною стали...
-- Анжелу Девис службы спец
В Америке арестовали...
-- А в Чили должность исполнять
Достойно Сальвадор Альенде
Начнет сегодня... Пожелать
Удач ему, живой легенде...

Предмет, где также слышим дойч,
Дает нам Станислав Рожновский...
Он с виду – Мопассан – точь-в-точь:
Красив, усат – шляхтич Московский.

Он нас знакомит со страной –
Германией, с ее народом...
Дойч для него, считай, родной...
Похоже, не одним лишь годом

Он ограничился, в стране
Ее культуру изучая...
Вот диамат дается мне
С натугой... Память подключая,

Все ж не справляюсь. Отчего?
Профессор заставляет мыслить.
Вопросы едкие его
В тупик нас ставят... Я зачислить

Себя не мог бы в дураки,
Но с ним в дурацком положеньи
Бываю часто... Не с руки
Терять мне самоуваженье.

На Селезнева крепко злюсь,
Себе приказываю:
-- Думай!
Все ж поумнею я, клянусь!
Считаю все же, что Фортуной

Облагодетельствован тем,
Что дан мне сей наставник редкий.
С ним пуд английской соли съем –
Вопросики с подвохом, едки –

Зато и думать научусь...
Я научусь, в чем нет сомненья,
До пониманья подтянусь
Вопросов и найду решенье

Загадок, кои Селезнев
Загадывает неустанно...
Умен наставничек, нет слов,
Но я его умом достану...

Военка...
-- Шагом марш!Кругом!
Давно ли отшагал свое-то?
А вот по вторникам идем
Вновь строевым до поворота

По коридору...
-- Группа, стой!
Стоим. Военное ученье
Раз в жизни накрепко усвой –
Для экс-солдат – как развлеченье

Занятия по строевой...
Раз-два – и не сгибай коленку...
Здесь отдыхаешь головой...
У капитана Коваленко,

Что нам диктует «раз-два-три»
Я вижу на губах усмешку.
Ну что ж, служивый, претвори
Занятья и для нас в потешку.

Но это лишь зачин, заход...
Вторым предметом на военке
У нас военный перевод...
Вот здесь хоть отползай по стенке.

Учи военный лексикон –
Спецтермины и выраженья,
Жаргон солдатский... Есть резон
В зубрежке аж до отторженья...

Тем наши вторники полны...
От перегрузок не подохнем?
Мы сверху, снизу, со спины
Окружены вседневно дойчем.

Справляюсь с горем пополам...
И тут внезапно слом программы:
Не бережем мы наших мам –
У Люсиной несчастье мамы...

Несчастье? Мама умерла...
-- Семен, поехали в Кирсанов...
-- Само собою... Вот дела...
Купе – ловушка для соблазнов...

Печален повод, но тела
Давно мечтают о сближенье...
Но все ж граница пролегла
На предпоследнем рубеже... Мне

Еще желанней и милей
Та сибирячка-недотрога...
Редеют кроны тополей...
Октябрь... Железная дорога...

Кирсанов... Двор... Открыта дверь...
Свеча и гроб в убранстве красном...
Уплакалась в несчастье дщерь
Усопшей... Что ей скажешь? Ясно,

Что здесь бессильны все слова...
Друг другу молча покивали,
Коснулись плеч ее слегка,
Присели рядом... Горевали...

Наутро выносили гроб...
А однокурсницу-подругу
Заметно колотил озноб.
Я поддержал ее под руку.

Тамара рядышком пошла,
Поддерживая Люсю тоже.
Та явно не в себе... Дела!
Помилуй нас, великий Боже!

Похоронили... Был для всех
Тот день нелегким испытаньем.
Людмилы серебристый смех
Надолго смолк... Пред расставаньем

С Кирсановым идем вдвоем
На город бросить взгляд прощальный.
Заходим в местный гастроном...
Тамаре, горестно печальной,

Решил сердечко подсластить.
В витрине шоколад «Аленка».
В хвост очереди, чтоб купить,
Пристроились... В слезах девчонка.

-- Не плачь, -- пытаюсь ей внушить,
Легонько приобняв за плечи...
Тут бабка, как пошла стыдить:
-- Развратники! – еще не легче!

Та злоба вызывает страх –
Кидает бабку в исступленье.
-- А вдруг она ему – сестра?
Нашелся «адвокат», чье мненье


Не принимается всерьез...
Провинция... Вот это нравы!
Шиз мракобесия, психоз...
Куда попали, Боже правый?

Старухи злобно вслед глядят.
Мы покидаем «поле брани».
Те, проклиная нас, галдят –
Наслушались грязнейшей дряни.

Провинциальная мораль –
А в сущности – дьяволиада...
-- Ну, что, Тамара, не пора ль?
-- Пора! Сбегаем прочь из ада...

-- Ребята, быстренько меня
Об обстановке просветите:
В газетах полная фигня
Без комментариев валите,

Все новости... Что Би-Би-Си
Минувшей ночью сообщала...
Про Сахарова? Гран мерси,
Ты только изложи сначала...

-- Ну... Образован комитет
Прав человека... Академик
Его возглавил...
-- Ну, привет!
Не знаешь, кто ему подельник?

Соратники, конечно есть.
Но их ученый прикрывает,
Гэбэшники готовы съесть –
Себя конторе подставляет...

Ну, вот, экватор перейден.
Уже и сесссия маячит.
В ткань повседневности вплетен
Случайный эпизод: судачит

Иван,сосед мой о друзьях-
Индусах: помогли с английским
Не то бы он попал впросак...
-- От них журнал принес... Вглядись, кем

Гордится Индия...
А кем?
-- Да йогами! – Статья о йоге,
Конечно, интересна всем,
А мне – особенно... В итоге –

Присваиваю тот журнал...
Ведь с йогою ищу я встречи
Давно... Так сильно я желал
В ученье, что живет далече,

Себя поглубже погрузить –
И вот в журнале фотоснимки:
Ничто сильнее поразить
Меня не может – и завидки

Берут: на снимках тощий Йог
Так изгибает руки-ноги!...
И я бы так, наверно, смог...
И я себя курочу в йоге

Пашимонтану по утрам,
Падмасану пытаюсь делать,
Мясного больше хоть бы грамм
Не ем... Но, правда, больше бегать

Не удается по утрам...
Бег, значит, будет на уроках
У Хороша... Не передам:
Неделек несколько коротких –

И получаю результат:
Уже я кое-что умею...
Мне кажется иль вправду так:
Я поразительно умнею:

Соображается быстрей
И понимается толковей...
Умнею, точно – ей-же-ей:
Мои мозги из тока крови,

Когда стою на голове,
Хватают больше кислорода –
И вроде бы по УКВ
Вдруг прямиком без перевода

В озвученные словеса
Я принимаю чьи-то мысли....
Вот это йога! Чудеса!
Ребята, вы, чтоб не закисли

В неразумении, за мной!
Вы с утреца промойте ноздри
Солоноватою водой –
И повторите раза по три

Из пранаямы номера
И асанами разомните
Сегодня лучше, чем вчера,
Суставы... Юность сохраните,

Здоровье, силу, ясный ум...
Я счастлив с новообретеньем
Суставов гибких, ясных дум...
Делюсь со всеми... Мне с сомненьем

Григорий притащил журнал,
Что предназначен молодежи
Из сел...
-- Чтоб ты поизучал:
И здесь о йоге...
-- Йога? Тоже? --

А ну-ка... Точно! Здесь Зубков,
Доцент-индолог МГУ-шный,
Знаток восточных языков,
По виду старый и тщедушный, --

Такие асаны гонял!
В журнале этом просто школа
По хатха-йоге! Мэтру внял –
И разучил довольно скоро

Зубковский комплекс... День за днем
Упорно практикую йогу...
На самочувствии моем
По миллиметру, понемногу

Вседневно ощущаю въявь
Разительные перемены...
За эту радость, сердце, славь
Ученье древнее... Антенны

Вдруг размурованных мозгов,
Хватайте знания быстрее...
Спасибо, Редди и Зубков:
Теперь вперед смотрю бодрее.

Учиться легче стало мне.
И с полуслова понимаю
Профессоров быстрей вдвойне
И вдвое глубже проникаю

В идеи, их же развивал
Наш революционный гений,
Воздвигнутый на пьедестал
Божком для новых поколений.

И селезневский диамат,
Включая все его приколы,
И все предметы, все подряд,
Мне после той, зубковской, школы –

Игрушки... Сашка удивил,
Мне книжку подарив о йоге.
Ее по случаю купил
Он в «Дружбе»... Как-то на пороге

Возник он с самого утра,
Когда в сиршасане торчал я...
-- Перевернуться не пора? –
Но я дышал, храня молчанье.

Тогда он сунул мне под нос
Йогиню на обложке книги...
Ногами чуть его не снес:
-- Ну, Иваненко, ты великий!

-- Возьми. Подарок. От меня.
С полсотни асан. На болгарском... –
Я книжку изучал три дня.
Она – в издании прекрасном –

Такое показала мне,
Что не освоишь и в полгода...
Но я с той книжкой – на коне!
Она при мне, когда с восхода

Я начинаю экзерсис –
И что-то новое пытаюсь
Скопировать на пробу из
Тех, новых асан... Зря стараюсь?

Нет, просто познаю себя...
Теперь мне ведомо: осилю
Любые асаны, терпя,
Одолевая гипоксию...

-- Вот славно! СССР дает:
«Луна-17» прилунилась –
И запустила «Луноход»
На спутник... Янкам обломилось...

Тем часом в комнате у нас
Прибавилось жильцов внезапно...
Привлек журфаковский Пегас
Рабфаковцев. Возможно, завтра

И оседлают скакуна
Приготовишки-работяги...
И ранее была тесна
Общага. А теперь в общаге

Еще теснее... Вот и к нам
Борис Егоров из Рязани
Подселен пятым... Парень сам
Маленько не в себе... Глазами

Нас, второкурсников, жует,
Как мартыханов в зоопарке,
Подначек от студентов ждет,
Но нам не до того – в запарке

Извечной... Ну, не без того:
Уже ему внушить успели...
-- Материя вервична...
-- Во! --
Ошибка! – мы ему запели, --

Все, что ты видишь, -- миражи...
Сознание – оно первично...
-- Материя!
-- Так докажи!
Мы видим, бьется хаотично

Мысль в черепушке у него,
Но школы селезневской нету –
И не докажет ничего...
-- Ну, Боря, думай! Эстафету

Журфака мы передадим
Тому лишь, кто умеет мыслить... --
Вдруг стал Егоров нелюдим,
Изрядно пареньку подкислить

Сумели слабые мозги...
Однажды не пришел к ночлегу,
Исчезли вещи... Из Москвы
Уехал...
-- Ладно, хоть «телегу»

Не написал... –
Прислал письмо.
Нас не винил. Он объяснился:
Что жить так впроголодь не смог,
Как жили мы... Ну что ж, сложился

У парня свой житейский путь...
Но также написал Егоров,
Что мы смоглм перевернуть
Его мозги в тех жарких спорах,

В которых в шутку, не всерьез
«Идеалистов» представляли,
Чем Борю чуть ли не до слез
Мы доводили, побеждали

Наивный материализм
Неподготовленного парня...
-- Спасибо за науку... Из
Меня, набитого вульгарно

Пустыми штампами, как все,
Вы вырывали их щипцами...
Философической попсе
Теперь я враг. Всевышний с вами... –

Урок ему, урок и нам:
С душой чужою надо мягче
И бережнее...
-- Аз воздам, --
Сулит Господь... А как иначе...

-- Ура! И на Венере наш
Успешно аппарат посажен
О достиженье репортаж
Был гордым... Вдохновенным даже...

Тут приближается рубеж --
(Которого весьма страшусь я) –
Учебной практики... Нет, без
Поддержки Вышней я – (не шутка) –

Не справлюсь, как и год назад...
Молюсь: Всевышний, дай удачу...
В пространство устремляю взгляд,
Надеюсь. Верю... Чуть не плачу...

Вновь Игорь Нухович дает
Ориентиры нашей группе.
Куда меня теперь пошлет?
Уже холодный пот на крупе –

-- А вас – на шелковый пошлем
Текстильный комбинат. Устроит? --
Молчу я, лишь повел плечом...
-- Туда пойти, поверьте, стоит:

Мы с «Красной Розою» друзья:
Ведь там супруга Киселева –
Редактор радио – своя.
И для нее уже не ново

Стажеров наших принимать.
Добрейшая Елизавета
Сергеевна стажерам – мать.
И, кстати, радиогазета,

Которую она ведет
Неоднократно поощрялась
На конкурсах. Ну, все, вперед...
Теперь судьба моя решалась...

Я добираюсь на метро
До улицы Тимура Фрунзе...
Боюсь... В мозгах все «контра – про»
Болезненно стучат и трутся...

Кирпичный – (старый стиль) – фасад...
Редакция в полуподвале...
Глаза добрейшие глядят...
-- Меня на практику прислали...

Не нахожу уместных слов...
Хоть как-то объясниться надо...
-- Знакомьтесь: Геночка Белов.
Он проведет по комбинату,

Он мастер цеха – и певец,
Певец отличный, между прочим...
Пройдете из конца в конец...
-- А может, лучше спеть попросим?

-- Посмотрим, что мы тут творим,
Чем поражаем, удивляем...
-- Посмотрите – поговорим...
-- Ну, что, готовы? Погуляем?

Красивый ладный паренек,
Улыбчивый, русоволосый...
Его б в тэвэ на «Огонек»...
-- Посмотрим, а потом вопросы?

И мы шагаем по цехам...
Шелка налево и направо
Раздолье птицам и цветам
На них -- и пестрым разнотравьям...

А вот вползает на валы
Река широкой алой ленты...
-- Для красных галстуков...
-- Твори,
Теперь Семен... У нас студенты-

Стажеры каждый год подряд...
-- Вопрос: кто ткани сочиняет?
-- Вопрос по делу... Их творят
Здесь диссинаторы... Их знает

Буквально весь тестильный мир,
Дают на выставках медали...
И, знаешь, очерка в эфир
О них еще не выдавали...

-- Что ж, возвращай меня назад
В подвальчик радиогазеты...
-- Есть темы, как -- на свежий взгляд? --
Я на вопрос Елизаветы

Сергеевны не тороплюсь
Ответить, а Белов кивает...
-- За диссинаторов возьмусь... –
И Киселева одобряет:

-- Есть, кстати повод: ведь медаль
Присуждена опять в Париже.
Сама бы написала. Жаль,
Что тему отобрали... – Вижу,

Что это шутка... Гена вновь
Ведет меня по лабиринту...
-- Ну, вот мы и пришли. – Белов
Приводит в тесную кабинку –

От цеха не отделена,
И шум в ней точно дым клубится...
-- Вот здесь творите?
-- Тишина,
Покой, увы, нам только снится...

Я в репортаже рассказал
О диссинаторских победах,
О творчестве потолковал,
А под конец, дав шум, поведал,

Что не умеет комбинат
Ценить творцов чудесных тканей...
-- Неужто фордовский гигант
Позволил бы без нареканий

Держать конструкторов своих,
В кузнечном, например, пролете?
Их корпус, верно, светел, тих,
А боссы каждый день в заботе,

Чтоб дать конструкторам уют,
Ведь их таланты фирму славят.
А «Красной Розе» придают
Престиж чудесных тканей, да ведь? –

Создатели... Талантам их
Гран-при с медалями даются...
Идеи русских в стопках книг
Исследуются, познаются...

Но отчего-то комбинат
Своих художников не ценит,
Станки их в закутке теснят
А шум – мозги им с болью вспенит

И не колышет никого
Проблема эта из начальства...
Нет, репортажа моего
В эфире не было...
-- Нахальство

У парня хлещет через край, --
Сказал, мой репортаж прослушав
Директор. – Снова проиграй...
Прав, безразличие порушив

К делам художников студент.
Проблема требует решенья –
И выделить апартамент
Для диссинаторов... Уже я

Пометил: надо им отдать
Хоть «красный уголок» сегодня...
... Я ждал обструкции опять
От группы – и могли свободно

Меня коллеги освистать...
Но группа слушала серьезно –
И скромно похвалила, знать,
Что с кровью рано или поздно,

Но прорываемся к мечте –
И нашей группы одобренье –
Как катапульта к высоте,
Где обретают вдохновенье

Для новых подвигов пера...
А сессия прошла спокойно.
Семестр закончили – ура!
Теперя отдохнем законно...

-- А с Томочкой нормально – нет?
Сюжет достоин продолженья...
-- Да, развивается сюжет –
И я ей сделал предложенье...

Поэма вторая. Тома Юстюженко

Он до вагона проводил,
Но не сказал мне «До свиданья»,
Не обнимал, не наградил
Хоть поцелуем на прощанье.

Был угловатый и большой,
Высокий и круглоголовый...
Стоял холодный и чужой –
Мой милый, мой валет червовый --

В зеленой форме ССО,
Монументальный в этой форме --
(В мозгу стучало: «Вот и все») --
Стоял недвижно на платформе...

Секунда – и порвется нить,
Что нас соединяла раньше.
Не удержать, не сохранить.
Он в двух шагах всего, но дальше,

Чем полюс Южный от меня...
Смотрю в окно – и плачу, плачу...
Суровостью меня казня
И отчужденностью в придачу,

Он, тот, что стал уже родным,
Сейчас мне сердце разрывает...
Чем виновата перед ним?...
И сам ведь тоже изнывает,

Но замкнут – и молчит, молчит.
Не улыбнется, не пошутит...
Та замкнутость его – как щит...
Стоит, молчит... Еще чуть-чуть –и...

Так плавно тронулся вагон –
И он шагнул с окошком рядом,
Потом шаги ускорил он –
И побежал, стараясь взглядом

Мне что-то важное сказать...
Я бросилась стрелою в тамбур –
И он вскочил, успел обнять –
И выпрыгнул... И ладно... Там был,

В купе, какой-то человек...
Заметил:
-- Зря он не остался –
Я б вышел... –
Стыдно, что при всех...
Такой упрямый мне достался

И туповатый мальчуган...
А поругались из-за денег...
Нет, он не лез ко мне в гаман,
Не отнимал их... Добрый Сеник

Считал: их надо поберечь,
Дав папе с мамой передышку...
А мне купить хотелось вещь...
Вот Нина расколола Гришку,

А я хотела -- на свои –
Ведь отпахала же на кухне
В «стройбате», что ни говори...
Семен меня за те покупки

Журил, мол розовый костюм...
-- Такая тройка, итальянский! –
Семен лишь свистнул...
-- Эй, свистун,
Не нравится?...
-- Потом испанский,

Японский где-то продают,
А где-то даже и французский –
Все станешь покупать?
-- Салют!
Втемяшь себе в лобешник узкий:

Я девушка! И я хочу
В столице выглядеть столично...
Как старый дед ворчишь...
-- Ворчу?
И так ты выглядишь отлично,

А можно было поберечь
Родительские дивиденды... –
Ну и погыркались, сиречь,
В раздоре бедные студенты...

Но вот – в последний миг успел –
И помирились на дорожку...
Мой поезд по Руси летел...
Недолго поглядев в окошко,

На полку жесткую легла...
Укачивает точно в люльке...
Глаза закрыла... Не спала –
Подремывала... То бабульки

Внучат водили в туалет,
То кто-то рядышком гитару
Терзая, переврал куплет...
То кто-то тихо звал Тамару...

Что было, может быть, во сне...
Звучал далекий тихий голос –
И что-то глубоко во мне
Еще обиженно боролось

С другою частью естества,
Что радостью цвела ответно:
На голос, что Тамару звал,
Душа стремилась беззаветно...

Меня встречали в этот раз
Володя, Вовочка и Вова...
Володя Ярцев грустный глаз,
Прищуривал... Молчал сурово,

Надменно Вовка Большаков...
Неясно, отчего сердился –
Поди пойми их, мужиков...
Лишь Вовочка, мой брат, резвился...

Со службы ратной возвратясь,
Он шелуху той службы ратной
С души с мундиром вместе – раз! –
И скинул, на себя обратно

Роль младшенького натянув –
Пусть с относительным успехом –
И у него суровость скул
Мужская отвердела... Вьехав

В былую, вроде, колею,
Я чувствую себя неловко,
Неся московскую мою,
Что въелась в душу и головку,

С собою новую судьбу...
Оставив Вову и Володю
Друг с другом продолжать борьбу,
(Притом, что при любом исходе

Победу одержал Семен,
А двух Владимиров мне жалко) --
Покинув с Вовочкой перрон,
Садимся в пыльную «волжанку» --

И – на Жемчужную, где нас
Ждет с нетерпеньем тетя Тася...
Трясемся с братом битый час...
Пришлось подробно отчитаться

О стройотряде, обо всем –
И о смешном и о скандальном...
Без удержу клонило в сон,
А в нем звучало зовом дальним:

-- Тамара,... Томочка моя,...
Ну, Муха,... Козочка,... Карасик... --
Знакомый голос умилял,
Рождал в душе негромкий праздник...

Потом в Усть-Ламенке отчет
Держала перед папой-мамой –
И думала о парне: ждет
Со мною встречи?... Мало-мало

Спадал с души московский стресс,
Подпитывалась сельской силой,
Тысячетонный жуткий пресс
Развинчивался... Подкормила

Меня Усть-Ламенка... Спала...
Читала... Вспоминала... Даже
Не прогулялась вдоль села...
Душа моя не здесь... Когда же

Обратно? Вот и пролетел,
Как сон, короткий миг каникул...
Телеграфирую... Хотел
Семен встречать... Мой сельский выгул

Закончился... В аэропорт
Для лальних рейсов – Толмачево
Такси все тех же трех берет:
Володя, Вовочка и Вова...

Смеется братец и острит...
Те двое будто бы горчицы
Наелись... Большаков сердит,
Печален Ярцев... Не годится

Друзей-соперников дразнить...
Но мне уже не интересно.
Звенит натянутая нить
Струной высокою – и песня,

Сама рождается в душе –
И в ней звучит другое имя,
Оно главнее всех уже...
-- Студенточка? Филологиня? –

Меня разглядывал в упор
Военный в золотых лампасах...
Прическа на прямой пробор,
Колодки орденские...
-- В кассах

Билетов не достать... В Москву
Командированные скопом
Помчались...
-- Да...
-- А я могу
Вам доставать...
-- Так, филантропам

Давно не верю, генерал...
-- Я не какой-то сухопутный,
А вовсе даже адмирал...
Коньяк хотите...
-- Нет... --
Могутный

Глоток соседа возбудил.
Стал приставуч и беспардонен...
-- Я здесь в командировке был..
-- Прекрасно... Только с плеч ладони

Моих вы уберите, сэр...
-- Какой я сэр тебе? Товариш!
-- Не джентльмен?...
-- Я офицер!...
Ну ладно. Я убрал... Не сваришь

С тобою каши... Он-то ждет?
-- Наверно ждет уже... Встречает...
-- Счастливый... Ах, как сердце жжет...
Чужая радость так печалит,

Когда своей недостает... –
И замолчал, дав передышку...
Коньяк свой из бутылки пьет. --
Лицо краснеет... Мрачен... Вспышку

Общительности прекратив,
Стал отчужден и замкнут горько...
Мужик по-своему красив,
Успешен, видно, в службе, только

Несчастлив... С этим – не ко мне...
Летит над облаками «тушка».
По тайной радиоволне
Моя вбирает черепушка

Сигналы нежности его.
Осколочки воспоминаний:
Уже накоплено всего
Немало в общей нашей ранней

Истории поднакопить
Успели памятных мгновений.
... Вот вздумал дождик окропить –
И мы стремглав помчались с Сеней

В «Весну»... На Ленинском как раз
Настиг внезапно душ природный...
Смеемся виз-а-ви анфас,
Укрывшись от воды холодной

В том магазине, что открыт
Напротив института стали...
Хороший зонтик – дефицит...
Мы у стекла сплошного встали

Витринного. Здесь переждем.
Не хочется напрасно мокнуть,
Разгуливая под дождем...
Стоим, болтаем... Но замолкнуть

На миг заставил диалог
Двух сильно крашеных москвичек,
В упор мне взглядами висок
Исковырявших – двух сестричек,

Подружек, может – обо мне:
-- Нещак, -- сказала, -- Нефертити!, --
Одна другой – и в тишине
Все оглянулись... Что ж, глядите –

Не жалко... Приобнял Семен,
Всем показав: моя принцесса!
Ему приятно... Мы снуем,
Ничуть не торопя процесса

Судьбы... По Герцена идем...
Уже мы – не разлей водою --
Повсюду лишь вдвоем... Вдвоем
Идем по Герцена, толпою

Не разделимые... Толпа
Нас, точно остров, обтекает...
Мы с ним уже одно... Судьба
Тесней день ото дня сближает...

Но останавливает нас
Внезапно на противоходе
Мужчина незнакомый:
-- В «Айс-
Ревю» желаете?
-- Да, вроде...

-- Не нужно денег... Просто так
Возьмите лишние билеты
В подарок... Счастья вам!... –
Пустяк,
Но чудом маленьким согреты,

Мы, вправду, счастливы... Летим
В дворец ледовый... Чудо-шоу
Дают австрийцы... Мы глядим –
И радуемся: не дешевку --

Искусство Терпсихоры зрим:
Коньки, костюмы, шоу света,
Спортивный танец, темпоритм --
Искусство лазерного века...

Наш рейс в столицу не прямой.
Дают посадку на Урале...
Гуляю... Поодаль за мной --
«Лампасник»... Мне об адмирале

Неинтересно говорить...
Ну, тащится за мной... Напился –
Пускай проветрится... Дурить
Он не пытается... Томился

Без собутыльника, поди,
А мне он, я ему – не пара...
Предощущение в груди –
И тот же тихий зов:
-- Тамара...

Как если б кто предостеречь
Меня от глупостей старался...
Дает нам ожиданье встреч
Дар яснослышанья...
Поднялся,

Прорезав тучи, быстрый «Ту
132» -- над облаками
Лечу в Москву, лечу – в мечту...
Встречай – и сильными руками


Меня покрепче обними...
-- Хотите, я в Москву подброшу? –
Мне – адмирал...
Вот: меж людьми
Немало все-таки хороших...

Семен... Высокий и худой...
Знакомлю парня с адмиралом...
У адмирала за спиной
За руки держимся... Болтала

Нас «волга» -- и несла стрелой
До ломоносовской общаги...
Ну, вот и дома... С плеч долой
Все переделки-передряги...

Семен пока прилета ждал, --
(Признался_ -- не имел покоя, --
Стихотворенье написал,
Что сильно тронуло, -- такое:

* * *

Этой длинной дорогой, высокой, и синей и белой
Ты признайся: ко мне ль ты так долго и трудно летела?
Ты летела ко мне?
-Да!-
И я замолчу суховато,
Словно ты предо мною любовью твоей виновата.
Ты летла ко мне?
- Нет! -
Я стану ручным и покорным,
Повинуясь уму неподвластным , сердечным законам.
Дорогая земля, в ранней дымке совсем голубая,
Не гляди с высоты, голубой глубине улыбаясь,
Потому что внизу мне на голову, плечи и руки
Листья желтые падают - это к раздуке, к разлуке!
Голубая земля. И звезда в вышине голубая...
Ты не чувствуешь - твой самолет в полосе колебаний?
Это в счастье м горе бросаясь отважно и смертно
Раскачало весь мир мое слабое доброе сердце.

Ты летишь над землей голубым-голубым коридором,
Ни одной нидругой ты стены не комнешься в котором.
Ты летишь в поднебесье... Я жду тебя, слышишь, Тамара?!...
Твой большой самолет показался вдали из тумана...

...Я – дома... Рядышком – Семен --
(На третьем этаже, в соседстве...
Мужик нешуточно влюблен –
И все плотней заполнил сердце...)

А в нашей комнате взамен
Семеновой теперь другая...
Брюнетка-тумбочка... Кримплен...
Знакомлюсь:
-- Дорохова Галя...

Я в Ленинграде, в ЛГУ
Училась...
-- Почему поперли...
-- За негра...
-- А не лжешь?
-- Не лгу...
-- Раиса, точно нож на горле --

Твои вопросы...
-- Мы берем.
Считай, в свою семью сестренку...
Случись что – вместе пропадем,
В ЧП – не отойдешь в сторонку...

-- Ты, мать, сверхбдительна... Тебе
Быть детективом в уголовке...
-- Эх, вы, безмозглые»... ЧП
Уже, считай, на изготовке...

Мудра Раиса... У нее
Чудесный, редкий дар прозренья...
И намекает на свое –
Бывают у нее виденья.

Как говорится, поживем –
Увидим... И пошла учеба...
Марксизм без устали жуем
По всем, считай, предметам, чтобы

Идейно вырасти в бойцов
Парт-полит-супер-авангарда...
Учу, терплю... В конце концов,
Нас до инфаркта миокарда

Наука та не доведет...
Зато научимся учиться.
Любая в голову войдет
Наука, если приключится

Нужда китайский изучить,
То мы и к этому готовы...
Привыкли – и умеем жить,
До требовательной учебы

Мозги успешно доросли –
И мне справляться легче стало
С немецким даже – в корень зри:
Семен-то рядом... Мало-мало

Он помогает с языком:
Все разъяснит, попереводит...
И Миловидова тишком
Отстала... Новое заботит:

По вторникам теперь у нас
Военка, сиречь – медицина...
Предмет кровавый... Тут я пас:
Увижу кровь и – брык! Картина

Кровавой раны – не по мне.
Я тут же в обмороке долгом...
Меня пытать не надо, мне
Лишь покажи – и я иголкам,

Зажимам, скальпелям сама
Воображаю примененье –
И – в голове сплошная тьма –
Такое у меня строенье

Мозгов и в целом – естества...
Раиса рядом на военке.
Страхует, чтобы голова
Не отключилась – и коленки

Не подогнулись... А у нас –
Дежурства няньками в больнице --
Халаты, утки... Нет, я пас...
Подруга школьная учиться

Настропалилась в Томский мед,
А их там обучают в морге...
Морг – тест на профпригодность... Бред:
Я в морге? Бр-р... Поди в восторге

Со мною был бы институт,
Но в нем меня бы не держали,
Уж коли в обмороке тут,
А там-то... Ей, подруге Вале,

Лишь посочувствовать могу...
Я с горем пополам уколом
Муляж дырявлю, йодом жгу...
Нет, лучше буду «жечь глаголом»

Моих талантливых статей
Сердца... Но я учу и это.
Ума хватает, чтоб затей
Не замышлять – и факультета

Учебный план критиковать...
А с остальным со всем справляюсь
Практически всегда – на «пять»...
-- Семен, вот странно... Удивляюсь:

Я помню точно, в кошельке
Вчера лежали две десятки –
Видать провалы в черепке --
Сегодня лишь одна в остатке...

-- Бывают, знаешь, миражи:
Почудится – миллионерша...
-- А тут, хоть как ни ворожи –
Десятка лишь одна...
-- Поддержка,

Конечно, будет от меня...
-- А все-таки необъяснимо...
Досада мучала три дня,
Догадка подступала зримо –

Да только я ее гнала –
Мне верить в это не хотелось...
Неужто до того дошла?
Уже и имечко вертелось

На языке... Но тут беда
У Люськи: заболела мама...
-- Ведь не болела никогда,
А пишут – вот же телеграмма, --

Что мама при смерти... –
Лежит
В отдельном боксе... –
Все забыла,
Учеба побоку -- спешит
В Кирсанов, бросив все, Людмила...

В неделю дважды нам вставать
Приходится особо рано...
Физвоспитание сдавать
Для многих – труд... Мне это странно:

Мне нравятся прыжки и бег,
И гимнастические трюки...
Двадцатый век – спортивный век,
А я – сельчанка: ноги, руки

Неслабые, легко дышу,
Не то что эти городские...
Освобожденья не прошу:
Сушу над книгами мозги я –

Гармонизирую себя
Физвоспитанием усердно,
Порою, правда, полуспя
На тех уроках ранних... Скверно,

Что, если после сходишь в душ,
Определенно опоздаешь
На политэк... Привыкла уж
Румянцева, что к ней влетаешь

В разгаре лекции – а как
Иначе, коль от стадиона
На Ленинских горах журфак
Так расположен отдаленно...

У нас огромный стадион,
В спортивном корпусе трехзальном.....
Недавно главный обновлен:
Огромный, с игрищем овальным,

Что беговой окаймлено
Дорожкой, -- новое покрытье.
Твердят – рекордное оно...
Для нас – приятное событье:

Нам до рекордов далеко,
Но красное покрытье служит
И нам. Ведь нам бежать легко,
Круги наматывая... Дружит

Теперь со спортом и Семен...
Заметку в «Журналисте» Мадыр
О Сене втиснул: чемпион
По классике... Поздравить надо...

-- Победу посвятил тебе...
Торжественно ответил парень,
За то, что ты в моей судьбе,
Моей судьбе я благодарен...

Небесная прорвалась хлябь,
Столица залита дождями,
Уже идет к концу октябрь,
А Люськи нет... Похоже, маме

Не лучше, раз подруга – там...
Но вот встречаю Автандила.
Увидев, волю дал слезам:
-- В чем дело: Люська позвонила?

-- Есть телеграмма... Умерла...
-- Когда? –
-- Сегодня... мама Люси...
-- Поедешь? Нет... А ты б могла?...
-- Семен, мы едем!
-- Едем! –
Льются

Дожди... Забит народом зал...
Такие очереди к кассам...
-- Не мой, не Киевский вокзал...
Толпа такая, точно массам

Восточной внешности людей
Вот именно сейчас приспело
Собраться со столицы всей –
И двинуться на юг... Кипело

От смуглых азиатских мурз...
Вокзал -- суровая реальность –
Не скажешь: здесь обитель муз,
Зато воочью эпохальность

Прозришь... Потоки всех и вся
Здесь личных человечьих судеб,
Сливаются в один, неся
Народ, страну... Куда? До сути,

До цели общего пути
Нам, несмышленым, не добраться...
Уж нам бы как-нибуть пройти
Свою судьбу – не замараться,

Ее, не исказив, блюсти.
И в ложь трусливую с корыстью
С высот духовных не сойти,
В итоге обретя в корыте

Со свинским пойлом смысл всего...
Нас до окошка дотолкали...
-- Купейный только!
-- Ничего,
Давайте!...
-- Время – побежали!...

В купейный -- мы, а вся толпа
Мурз смуглолицых рвется в общий...
Вошли в купе – и пот со лба...
Ну, проводник, нас чаем потчуй!

Вагонный чай – он всех вкусней –
И славно утоляет жажду...
-- А каково там Люське? С ней
И я душою тоже стражду.

А вот Семену – хоть бы хны:
Он обнимает все азартней.
Представьте: мы в купе одни
И пуст почти вагон -- внезапной

Интриги поездной сюжет...
Семен давно в ажиотаже...
Бьет кровь вулканом в нем – и нет
К сопротивленью сил и даже

Во мне ответное растет
Незнаемое раньше нечто –
И вдруг взрывается – поет
Все естество Семену встречно...

Восторг, извергнутый во мне,
Стал важною победой парня...
Еще он вне меня... Да, вне,
Но озарило светозарно

Его объятье – я теперь
Уже его мне не отвадить...
Купейная забилась дверь...
-- Откройте! –
Стало лихорадить

Проводника – и прибежал
С воображеньем воспаленным...
Разочарован...
-- Что? –
Молчал...
Хотелось досадить влюбленным –

И досадил – и рассмешил...
Он тоже человек восточный,
Немолодой... Поди грешил
Не раз в купе...
-- Чего вам? –
Сочный

Прочитывался на лице –
Восточном матерок с акцентом...
-- Ну, так ответьте же в конце
Концов, чего вы нам, студентам

Сказать желаете, зачем
Нас оторвали от занятий?
Ступайте... Здесь все ясно всем:
Кина не будет, все, приятель...

Разочарован проводник
С душонкою неандертальца...
Ну что поделаешь? Язык
Бедняге показать: попялься,

Коль зрелищ требует нутро!
А все ж испортил настроенье...
Еще объемно и остро
Меня пронзает упоенье –

И затихает в естестве –
Мне хочется самой Семена
Обнять... В чудесном колдовстве
Я словно напилась озона –

И обновилась... Я сейчас
Другая, я познала радость.
Не в полной мере первый раз,
Но есть о чем мечтать – и сладость

Любви понятна стала мне...
И только стыдно перед Люськой:
Он в беде, а я-то вне
Ее страданий... Точно люлька –

Вагон... Подремлем... Впереди
Бессонье тяжкое у гроба...
-- Поспи немного...
-- Посиди
Здесь рядышком... –
Затихли оба,

Расслабились – и на тебе –
В испуге дернулась головка:
Противно резкий стук в купе...
-- Готовьтесь – ваша остановка...

Кирсанов – старый городок,
Малоэтаж периферийный.
Не вижу, чтобы хоть чуток
Был привлекательней с бытийной,

Информативной стороны,
Чем Венгерово, если честно.
Непривлекательны, темны
Все перспективы... Душно, тесно

Душе... В Кирсанов приезжать
Для релаксации уместно...
Аборигеном обижать
Не собираюсь – повсеместно

У нас провинция скучна...
И город на реке Пурсовке –
Не исключенье... Старина
Не столько в зданьях, сколько в ковке

Мышления на старый лад –
И это неискоренимо...
Два века жил Кирсанов-град
Пообочь жизни... Мимо, мимо

Неслась история стремглав...
А город бортничал, рыбачил...
Неспешной древности анклав
Стиль жизни не переиначил,

Не замечая кутерьмы,
Не поощряя конъюнктуры,
Не исключая из тюрьмы
Духовной – партноменклатуры...

Крепка в глубинке старина –
И отпускает неохотно
На волю юных, чтоб страна,
О плечи их опёршись плотно,

Себя вздымала и росла...
Дтсюда выбралась Людмила
Но вот – печальные дела...
Открыта дверь... Свеча коптила...

Гроб в центре комнаты в цветах...
Людмила – сгорбленно у гроба...
Кивает нам... Что скажешь? Ах! –
Присели рядом с нею оба –

И бодрствуем с Людмилой ночь...
Глаза ее красны – рыдала...
И рады б чем нибудь помочь –
Да чем поможешь? Трепетало

Над свечкой пламя... Ночь прошла –
И вынесли хозяйку дома –
Потоком грустным потекла
Венки вздымая от райкома,

От профсоюза и родни,
Райздрава и от райбольнички,
Процессия... А вот, взгляни –
Несут награды фронтовички –

Поры военной медсестры...
Острее Люськина утрата...
Деревьев кроны, как костры
Салюта... Люську аккуратно,
Поддерживаем с двух сторон...
Она идет, себя не помня...
Мы с нею рядом, я, Семен...
Как водится, в могилу комья

Руками бросили сперва...
Потом осыпали могилу
Цветами... Люська чуть жива...
Домой доставили Людмилу...

Ведь полагалось помянуть –
Ну, поседели, помянули –
И тронулись в обратный путь
В вагоне общем... Не сомкнули

На всем пути обратном глаз...
Людей в вагоне – словно в бочке
Сельдей протухших снулых – раз
На раз ведь не придется... К ночке

В обшагу только добрались...
Людмила позже возвратилась...
Мы от учебы отвлеклись –
Теперь горою навалилась,

Но нам уже не привыкать...
Нагрузки выдюжим, осилим...
Теперь и в Ленинку пускать
Нас стали... Мнится добрым стилем

Библиотечным козырять
На входе пропуском, внедряться,
И каталоги ковырять,
И в холлах шепотком трепаться,

Ступени, холлы... Длинный зал,
Зеленые рядами лампы,
Очки у многих на глазах –
Всему бы пела дифирамбы:

Здесь угнездиться за столом –
И конспектировать трактаты...
-- К чему пижонство? Мы ж берем
На факультете книги... Там ты

Лишь время понапрасну жжешь...
-- Но там такая атмосфера!
-- Ну, приобщилась – и хорош!
Нам время дорого... Химера

Престижа вряд ли стоит свеч...
Поехали в общагу, Тома...
-- Ну, раскомандовался! Речь
Не мальчугана, но главкома!

-- Не мальчика, но мужа... Так
Звучит по правде идиома...
Вот кстати... Не пора ли брак
Нам заключить с тобою, Тома?

-- Мне показалось или здесь
Нашелся кто-то слишком смелый?
-- Проверка слуха, ваша честь!
-- Ты не серди меня, а делай

Мне предложение свое
Не как-нибудь, а по всей форме...
-- Ну, Тома...
-- Прекрати нытье...
-- Хоть шпору дай...
-- Не надо шпор мне.

Ты от себя произнеси,
Да так, чтоб в радости зардеться...
Последний шанс даю...
-- Мерси...
Прошу твоей руки и сердца...

-- Вот так-то! Но не торопи
Меня, пожалуйста с ответом,
А подожди и потерпи...
Мне надо обо всем об этом

Подумать... Словом, подожди.
-- Я подожду... Куда я денусь?
Жду пять минуток...
-- Не шути,
Ведь я боюсь всего...
-- Надеюсь,

Что ты боишься не меня...
-- Того, что делают в постели,
Боюсь, по правде, как огня...
-- Вот малышня на самом деле...

-- Не торопи меня, прошу.
Ведь нам и так с тобою славно.
Но я, наверно, соглашусь...
Лишь подожди...
-- Ну ладно... –
Плавно

Доигрывается семестр...
А в нашей комнате пропажи...
Что день – то в кошельках секвестр,
Колготки пропадают... Даже

И с книжки Люськиной была
Солидная изъята сумма...
В сберкассу Люсенька пришла –
И поразилась: пусто в трюмах:

Иной по книжке получал --
(Иная ли?) – уже догадка
Близка – ведь каждый факт кричал
О той, что поступала гадко

С подругами... Нам стыдно ей
О мерзостях творимых баять...
Общага... Большинство людей
Нормальных – всех не стану хаять...

Но есть уроды, кто возьмет
На кухне чью-то сковородку
С котлетами – и вмиг смахнет,
Не подавившись ими в глотку...

Привычка Люську подвела:
На автомате на газетке
Писала «Журавлева», зла
Не предвкушая... Та заметки

Скопировала без проблем
Подруга – (понимай – воровка) –
Сберкнижку умыкнув затем,
В сберкассе расписалась ловко...

Такие грустные дела...
Что делать с этой вороватой?
Всю жизнь нам отравить могла...
А если не она? Проклятый

Вопрос вопросов ограждал
Воровку от атветных акций –
Никто ведь за руку не брал...
Вот расписанье консультаций --

Въезжаем в сессию опять...
Вновь испытание для нервов:
Зубрить, дрожать, ночей не спать...
Я на экзамен самой первой

Стремлюсь ворваться, взять билет –
И отыграть скорей свой номер...
Экзамен оставляет след
Зарубками на сердце... Кроме

Военки, дойча – диамат
Тревожит... Проверяет знанья
Профессор Селезнев... Виват!
Его «материя-сознанье»

Дихотомию я взяла,
Как крепость, штурмом. Знала четко.
Из Маркса что-то наплела,
Из Ленина... Берет зачетку...

На старый снимок бросил взгляд
Наш лысый мэтр...
-- Здесь вы ли, детка?
-- Я – только года три назад...
-- Вы дробненькая здесь... –
Отметка

Поставлена... Ну, все. Вздохну.
Отдам зачетку Рыбаковой...
-- Пока, Семен! Рукой взмахну...
Каникулы... Потом – по новой...

Поэма третья. Таня Альбац

Моя история проста:
Нас три сестры в семье московской.
Я – Таня, старшая сестра
В семье Елены Измайловской,

Измайловской –( красивей -- так) --
Студентки «щукинской» вначале,
Вахтанговской актрисы – (знак
И вдохновенья и печали) --

Радиодикторши... Она
Всем мегаполисам и весям
Так узнаваемо слышна...
А папа Марк кому известен?

Коллегам в номерном НИИ,
Закрытом за семью замками?
Радиофизик... Но – нишкни!
Нельзя отцу делиться с нами

Секретом, что причастен он
К созданию ракетной мощи.
Разведчик в прошлом... Не шпион --
Подпольшик... Как подросток тощий,

Он пробирался в тыл врага...
Он – настоящий, не киношный...
Нам эта правда дорога...
Отцовский подвиг чести должной

Был удостоен: за него
Вахтанговка Елена вышла –
Черту подводим... Итого:
Нас пятеро в семье... Как вишни,

Глаза – отцовские у нас...
Я старшая... А Женя с Аней –
Двойняшки... Сократим рассказ...
Чем увлекалась в жизни ранней –

Театром, ясно... Чем еще?
И бабушка была актрисой,
Вахтанговкой... Но запрещен
Мне путь в актерки, хоть кулисой

Меня и пеленала мать...
Всю «Щукинскую» атмосферу
Никак нельзя мне не впитать,
А с нею искреннюю веру,

Что он, театр – моя судьба...
Народная артистка Анна
Орочко:
-- Да! – Но шла борьба
В семье. Отец и мама – странно –

И мама! – яростно стоят
Заслоном на пути к искусству,
Не разрешают, не хотят...
Упрямо по веленью чувства

Пытаюсь отстоять свое...
Орочко – родственница мамы,
Меня готовит... У нее –
Жизнь, как из ибсеновской драмы...

Начнем с того, что родилась
Орочко – в Минусинской Шуше,
Отца и мать -- сослала власть...
А дальше – больше, дальше – лучше:

Крещенье... Крестные ее
Родители – вообразите:
Ульянов с Крупской... Острие
Истории в судьбе... Терпите,

Коль так нелепо «повезло»...
От крестных Ане в дар – икона...
И детство все в борьбе прошло:
Ведь по велению закона

Ей на учебу не попасть...
За «государственный» проступок
Отца – и дочь казнила власть...
С рожденья на душе зарубок

Оставив тьму, но закалив –
И все же с золотой медалью
Гимназию прошла... Наив
Подростка: для чего – не знаю –

Пошла на курсы лесников...
Но ослепительный Вахтангов
Уже искал учеников...
Он в табель театральных рангов


Еще как гений не включен,
Все впереди и у Орочко,
Но лес отставлен, отсечен,
Остался лишь театр бессрочно.

Сам гений с нею проходил
Роль мопасаннской Франсуазы
Из «Гавани»... Творил, лепил,
Как скульптор образ... Так алмазы

Искусно ювелир гранит...
Поздней Ребекку в «Росмерсхольме»
Мэтр с ней по Ибсену творит...
Она вот так же ставит роль мне...

Никак меня не оторвать
От наркотической заразы...
Театр арбатский смог поймать
Меня в тенета... Учит фразы

Профессорша произносить
Лишь с полным пониманьем смысла,
Чтоб все оттенки доносить
Аудитории... Не вышло,

Увы, актрисы из меня...
Подобрала к «актерке» ключик,
Приоритеты изменя,
Родня: берут, мол, самых лучших

В «Ровесники»... Во мне – азарт:
Себя же среди лучших числю...
Иду на радио...
-- На старт! –
Вручили «Нагру»... Чувством, мыслью

Мой «старшеклассный» репортаж
Я, как умела, наполняла...
Училась добывать фактаж...
Игра-работа вдохновляла –

И выдан первый гонорар:
Представьте, четвертной! Немало
Для восьмиклассницы... Аврал!
Потратить срочно! Я удало

Зову двойняшек в «Детский мир»:
-- Ну, что хотите, выбирайте!...
-- Сестрички, вы не из транжир --
Мечтали ведь о детском рае...

Ну, ладно... Первый гонорар...
-- А что родителям подаришь?...
-- Пусть папе с мамой будет в дар
Хрусталь!...
-- Простите... Эй, товарищ!

-- Желаете у нас купить?...
-- Набор бокалов упакуйте!
-- Вот счет. Извольте уплатить...
Теперь, родители, ликуйте:

Синдром актерский побежден,
А увлеченье репортерством
Росло... Хвалили голос. Он
Мне Богом дан... А слух? С упорством

Меня казнили восемь лет
Мои родители – роялем...
А слуха-то как раз и нет!
Но голосишком покоряем

Начальников-редакторов –
И я в «Ровесниках» в фаворе –
И репортерю – будь здоров,
Интервьюирую... Любое

Заданье – только в радость... Смесь
Актерства с любопытством к людям...
Я легконога – КМС
По лыжам – оттого не труден

И многочасовой поход
С пудовой «нагрой» по столице...
Призванье – на журфак ведет...
Казалось, вся страна стремится

На мой заветный факультет...
Он мой – и я не оплошала...
Наш курс – кого здесь только нет!
Красивых девушек ползала...

А мне природа не дала
Волшебной красоты Элины
Быстрицкой, внешность подвела...
Бровей пушистых соболиных,

Гипнотизирующих глаз...
Что делать? С тем, что есть, походим.
Глядишь, найдется и для нас
Любовь и счастье, для уродин...

Со мной всегда в одном ряду
На лекциях – высокий парень
Взгляд – как у кобры... Пропаду...
Ну, подойди же – погутарим...

Но он стесняется, чудак,
А первой подойти – неловко...
Вот – незадача... Мой журфак
В заботе, чтоб моя головка

Была забита до краев
Невыносимой дребеденью...
Истпарт, марлен... Как от репьев
Отряхиваюсь... Только мненью

Минвуз, а главное – ЦК,
Едва ли моему в угоду
Программу сменит... Ну, пока
Походим, поглядим... По ходу

Решим, что можно пропускать...
Татаринова удивляла
Она про Игореву рать
Рассказывала – вдохновляла...

На лекции ее ходил
Какой-то бородач престранный...
Как выяснилось, парень был
Семинаристом... И, незваный,

Он тихо среди нас сидел,
Но постоянно ухмылялся,
Чем сильно раздражал... Сопел,
Тряс головой – не соглашался...

На замечанье отвечал,
Что древне-русскую читают
Здесь примитивно... Огорчал...
А может быть и вправду знают

Священники поглубже суть
До нас дошедших книг старинных,
А то, как нам читают – муть?
Обидно, коли так... Глубинных

В моей чернявой голове
Отнюдь не происходит сдвигов –
Ведь я же выросла в Москве...
По ней побегав и попрыгав,

Общаясь в папином кругу
И в мамином, хватаешь знанья
Из первых рук... Пока могу
Еще участвовать в вещанье

Для старшекласников... Давно
В радийном репортерстве профи,
Скучаю на «тыр-пыре», но...
Он спецпредмет – попортят крови,

Коль станешь нагло пропускать...
Кучбора... Ну, вот это – песня,
Вахтанговка в квадрате... Встать
С ней рядом некому, хоть тресни...

В радиогруппе – мне близка
Татьяна, тезка, Мельниченко --
Интеллигентна и ярка...
Увлечена серьезным чем-то...

Журфак... Здесь все же что-то есть,
Чем напитать живую душу,
Есть кто-то, кто меня вознесть
Способен в эмпиреи... Чушью

Вполне могу и пренебречь –
Уже способна сделать выбор –
И отбираю, что отсечь...
Прошел – и незаметно выпал

Семестр – и начался второй...
Курс взбудоражен: отобрали
Ребят для «Огонька»... Игрой,
Забавой любопытной стали

Останкинские будни... Нас,
Девчонок, опекает Ларин
Марат... Он – оператор-ас,
Известен, даже легендарен –

И сразу клеиться пошел...
В команде нашей – не москвички...
Хохмач их сразу в шок привел:
-- Меняйте, девушки, привычки.

Копите деньги на такси:
Метро для вас теперь в запрете.
Вас всяк увидит на Руси,
И все в экстазном пиэтете

Начнут автографы просить,
Маньяки бросятся в общагу...
Поверьте, нелегко носить
Такон бремя славы... Сагу

Он вдохновенно сочинял
О нашей звездности грядущей,
И раз за разом дополнял,
Стараясь, чтоб сочнее, гуще,

Детальней строился сюжет...
Представьте, кое-кто поверил
В импровизационный бред...
Семестр был полностью потерян...

Однако был приобретен
Мной телевизионный опыт...
Разочарована: вагон
Рутины, беспорядка... Топит

Все творчество сплошной базар...
На радио работа четче...
-- Улыбку, девочки! – терзал
Черкасов –режиссер... Короче,

В жаре от киловаттных ламп
Прокопошились аж до мая...
Декан поет нам дифирамб,
Вся профессура, понимая

Свою ответственность за нас,
Не осуждает за прогулы...
Так и второй семестр погас...
Решила, что судьбы посулы

Останкинские не приму,
Хочу на радио остаться.
Не дам тэвэшному ярму
Привадить... Как на святотатца

Вся группа смотрит на меня:
-- Да кто ж тебя возьмет в тэвэ-то?
-- А я и не хочу... Фигня!
Каникулы... Отрада, лето –

И покатили впятером
В Прибалтику... Мне доверяет
Отец сиденье за рулем,
Что опьяняет, окрыляет...

Мотели, кемпинги дают
Нам кров ночной – и катим дальше...
Клаксоны встречные поют –
Отрада! Вот ведь угадал же

Мой папа! Младшие глядят
Кино в окошках видовое:
По сторонам летят назад
Озера, рощи, полевое

Обилье – и луга, сады...
Устанем – ради передышки
На травку сядем у воды
Перекусить... Идут мыслишки,

Как начала бы репортаж,
Как вдохновенно бы вещала,
Описывая сей вояж...
В одном мотеле застращала

Нас эпидемия...
-- Бежим,
Не то засушат в карантине --
Вдруг установят здесь режим...
Собрались быстро, покатили...

Рыдает Аня:
-- Вам-то что:
Вы пожили уже на свете, --
Слезами залила авто, --
А мы-то с Женькой только дети...

Сентябрь... Журфак припас сюрприз:
Нас оптравляют на картошку...
Досадую – судьбы каприз...
Работаем – не понарошку...

Дождями поле развезло...
Сплошная сырость, грязь и холод...
Но очень весело прошло
То времечко... Покуда молод,

Нет повода впадать в тоску...
Годимся, что своей картошкой
Зимой накормим всю Москву...
Усталость к ночи валит в лежку,

Но хочется еще побыть
Друг с другом рядом, посмеяться
И хором песенки повыть...
Нам (в среднем) меньше, чем по двадцать –

И приземленный этот труд –
Парадоксально возвышает.
Сдружился на картошке люд,
Картошка с песнями – сближает...

Октябрь принес второй сюрприз:
Наш тесный флигелек оставлен.
Дворец чудеснейший, как приз
За вдохновенье, предоставлен.

Сам Миша Ломоносов нам
Кивает утром с пьедестала...
Когда я подошла к стенам,
Торжественным ступеням, стало

На сердце празднично... Дворец
Поныне отзвуки великих
Умов российских и сердец,
Чьи вдохновляющие лики

Знакомы с детства всем, хранит...
А с неба сквозь шатер прозрачный
На нас, сегодняшних, глядит
Господь, насколько, мол, удачный

Теперь народ на Моховой?
Великолепье потрясало...
Но дым густой над головой
Стоял под тем шатром... «Кресало»,

Считай, у каждого в руках...
Внизу до одури все курят –
И на высоких потолках
Не разглядеть лепнину... Щурят

От ды
 



Ещё стихи этого автора:
В сентябрьском парке Librarian Corie Фотография: я – и женщины... Тихая песня Неправедный конкурент Музыка Стати людиною – значить -- прожить... Журфак-6-3. Люся Журавлева Блатная песня Песни-2006 Полина Космическая песня Убийство Пелия Седьмой подвиг Геракла Таке звичайне життя-12. Брати й сини Сынок предупредителен и чуток... Поэт Сергей Потехин Журфак-8-12. Послесловие к книге восьм Эхо любви До самотностi приречений поет... И я не идеал и ты грешна... Песня о моей любимой Читая Пауля Целана. Говори и ты Сквозь задымленное стеклышко Я смотрю на Солнце по утрам. Калидонская охота Неудачная песня Политика Вчителi поета – поети й читачi… Очень хочется спать... Эсон опять молод Ахейские сказания Пушкин, Есенин и... Белый лист, чистый лист... Возле ажурной ограды... Девушка перебирала вишни... Убили любовь Путем сизифовым капризнымююю Ахейские сказания Осел-певец Cвинья и соловей Колесо Барабан Соловей и свинья Мир в восторге! Певец Ангельская музыка Композитор Счастье Осень Журфак. Поэма поэм. Предисл. к кн 3. Поет "Ореро" Мальчик с лебедем в парке – Тяжелая ветка каштана качается… Люда Весна Черновцы. Строительный техникум Дуэль Журфак-3-4. Саша Иваненко К тебе "Ну, и что ты мне хочешь сказать?..." Вдохновение Коктебель. Дом Волошина Журфак. Первая сессия Геракл и Деянира... * * * Ахейские сказания -14. Гермес Красивая женщина Песня не прощается с тобой Поэтам Интернетной Эпохи Города Не бегу вприпрыжку за прогрессом/// Люда Хмельницкий Северодонецк Кривой Рог Город Черновцы О, Москва!... Прага День города в Новосибирске Пятно Новый год К тебе... Клаус Нью-Йорк Мова Дионис Асклепий Рождественская ярмарка в Манхеттене… Нью-Йорк, Южный морской порт... Сизиф За решеткой, как тупой павиан… Прометей Пандора Ахейские сказания-21. Девкалион Эос Гелиос Селена Пан Рано иль поздно приходит такая пора: Эхо На Землю мы приходим много раз Сиринга и Дафна Леди Лидия Кентавры Музы Орфей Дойч А меня, такого несуразного. У одиночества есть утешенье: Я * птица невысокого полета, Над Вселенной * разлучальные дожди. Когда уходит радость вдохновенья, Петух Европа и Кадм Пирожки Минус сорок Тантал и Пелоп О "Журфаке" Мне подарили к юбилею жизнь Повоювати, пане президент? Пять трудных лет в США Поезд Год деревянного Петуха, Новогодние гости... Кучборская А стихи пишу ведь без помарки я,... День без утех и затей Беллерофон Год Манки Кто б сказал, какого лешего... Журфак-3-5. Света Назарюк Сказание о походе князя Игоря Рецепт от одиночества Мартовский мотив Белый мышонок Журфак-3.. Кучборская... Персей, победитель Горгоны Медузы В театре «Маэстро» -- премьера. Мидас Не бывает богатых поэтов.. Слово о полку Игореве Поэт и интернет Журфак3-6. Груня Васильева Донна Конфуз на свидании Снисхождения долгий взгляд WEB-поэтессе Илане Вайсман WEB-поэтессе "Ромашке" Лимерики. WEB-поэтессе с псевдонимом "Ариша" C планетой наедине Слово Чудо через дымоход Журфак-3-2. Тома Юстюженко Зов Моя нетронутая девочка, Журфак-3-7. Иван Калиниченко Не бывает богатых поэтов... Te,кого мы любим,, Встреча Отголоски Поезд в детство Осень Монолог забытой девушки Дым Натали :Петр Паршиков Таня Камилле Юной писательнице Wande Татьяне Маша, Мария... Свете Журфак-3-3. Люся Журавлева Стеша Струна Web-поэтессе Королевой 21 мая 2004 года… Журфак-3-10. Гриша Медведовский WEB-поэтессе Ольге Королевой Ольге Елена Наталья Слово о полку Игореве Страсть "Музыка Григория Пономаренко на стихи Поэт и актер Реквием по Муслиму Оттенки Рождение и детство Геракла Черная береза Юность Геракла "Черные" лимерики I am since years in it’s heart, Первый подвиг Геракла Я уйду по-английски Второй подвиг Геракла Геракл у Омфалы Третий подвиг Геракла Пятый подвиг Геракла Шестой подвиг Геракла Здравствуй, радость моя.... Восьмой подвиг Геракла Девятый подвиг Геракла Троя. Геракл, Лаомедонт, Гесиона Removed Геракл у Адмета Ахейские сказания. Адонис Бывшей поклоннице Убрано Десятый подвиг Геракла На перекресточку с 4-й "Вест" Одиннадцатый подвиг Геракла Как Геракл Трою разгромил Двенадцатый подвиг Геракла Геракл и Эврит Геракл и Деянира Людмила Евдокимовна Татаринова Журфак-4-4. Саша Иваненко Журфак-1-2. Я, Семен... Журфак-4-1. Возвращение Журфак-4-5ю Таня Коростикова Журфак-3 Памятник в Донецке Муслим попрощался с Москвой Журфак-4-7. Оля Боголюбова Ахейские сказания. Гера Журфак-4-4. Люся Журавлева Гераклиды Рождение и воспитание тесея Тесей Тесей идет в Афины Тесей в Афинах Ясон в Иолке Дедал и Икар Тесей и амазонки Тесей и Пейрифой Тесей на Крите Фрося Журфак-4-3. Тома Юстюженко 14 мая Элип Золотое руно. Остров Аретиада и прибыт Жуофак-4-8. Ганна Павловна Миньковская Ясон готовится к походу в Колхиду Золотое руно. Рождение Ясона Ахейские сказания. Эак «Недостижимый образец!» -- Аргонавты в Мизии Аргонавты у Финея Зоротое ркно. Симплегады Богини хотят помочь Ясону Ясон у Эета Ясон выполняет порученгие Эета Медея помогает Ясону похитить Золотое Побег Аргонавтов* Золотое руно. Превратности обратного п Аргонавты в Ливии С Золотым руном -- на Родину Журфак-4-9. Иван Калиниченко.... Журфак-4-1-ю Петр Паршиков В дорогу... Темы Вера Журфак-9-9. Лариса Лабарова Моя надiя В той толпе многоликой и многоязыкой.. Ходят луны по белу свету... 20 августа 2005 "И я в Марину Влади был влюблен..." Журфак-4-11. Федор Хрусталев Здравствуй, радость моя... О тебе. Пролог Журфак-4-12. Маша Кузьмина Ахейские сказания. Аталанта Ахейские сказания. Яблоко раздора Ахейские сказания. Ахилл Ахейские сказания. Диоскуры Прекрасня Елена Ахейские сказания. Похищение Елены  Начало Троянской войны О тебе. Луна первая -- над Черноыцами Полина Ахейские сказания. Троянская война Ахейские сказания. Эпилог Ахейские сказания. Посейдон Ахейские сказания. Дафна Ахейские сказания. Аполлон у Адмета Ахейские сказания. Артемида Ахейские сказания. Пигмалион Ахейские сказания. Эрот Отпускаю Ахейские сказания. Эрисихтон Ахейские сказания. Ночь "Вот, представь себе: так же люблю..." Ахейские сказания. Пять веков человече Ахейские сказания. Данаиды Ахейские сказания. Персей Ахейские сказания. Зет и Амфион Ахейские сказания. Ниобея Ахейские сказания. Кефал и Прокрида Ахейские сказания Прокна и Филомела Ахейские сказания. Борей и Орифия Ахейские сказания. Кипарис О Володе Высоцком... Ахейские сказания. Гиацинт Полифем, Акид и Галатея Ахейские сказания, Атрей и Фиест Ахейские сказания Эсак и Гесперия О тебе. Луна вторая -- над Криворожьем :Журфак-4-13. Игорь Нухович Тхагушев Журфпк-4-14. На подъеме. О тебе. Луна третья -- над Хмельницким Ян Налепка «Наташи» Журфак-9-4. Петр Паршиков Воробушек Поня* Ирена Афродита, эвхаристо! Мамихлалинатана Любимая, тода раба* Кёсёнём сепен*... Благодаря* тебя, булка**! Дзенькую* тебе, дзевчизна**, Мучас грациас, сеньорита*, Пророчество о Черновцах О, мадемуазель, Шокран, сахбете, шокран*... Аригато* Мульцумеск, фетице, мульцумеск*... Я ти декуи, слечно. моцкрат... Ирландский аэронавт предвидит смерть . Журфак-6-2. Таня Альбац Гиви Журфак-18-1. Предисловие к книге 18-й Совести азимут – Журфак-5-1. Пролог О тебе. Луна четвертая. Над Москвой Журфак-8-11. Леонид Крохалев 17 сентября 2005 года На орбите Есенина Журфак-5. Коли зустрiнешся з напастю... Где ты, отрада отрад? Не скрывайся за Джингл беллз На Бруклинском пароме. Из Уолта Уитмен На орбите Есенина. Юрий На орбите Есенина. Наденька В кожнiм серцi i лiто i осiнь... Пока струится кровь еще... Интервью Памяти Муслима Магомаева Дни идут, недели бегут, а годы летят.. Журфак-5. Пролог Журфак-5-1. Валерий Хилтунен Журфак-5. О тебе. Луна пятая -- над Новосибирско Маннахатта*. Из Уолта Уитмена Бродвей. Из Уолта Уитмена На Бруклинском пароме-1. Из Уолта Уитм Оптимизм О тебе. Луна шестая -- над Нью-Йорком. О тебе Ирландский аэронавт предвидит смерть . -- Вiдмовлено у довгому життi! Буковинський смак. Мамалига Триста семьдесят лун... Белый шум... 14 мая Ах, мулаточка, мулаточка... Черновицкие острова Колдунья Выборг Октябрь 370 лун... Журфак-5-5 Александр Иваненко Журфак-5-4. Тома Юстюженко Журфак-5-3. Я, Семен... Поэтесса из Инты Галка Коноплева учит дойч... Царь Соломон. Пролог Царь Соломон -1 Царь Соломон-3. Месть за Давидовы обид Читая Пауля Целана. Во что ты преврати Простоте невозможно подражать. Царь Соломон-5. Соломон строит Храм Царь Соломон-6. Иерусалим Царь Соломон-7. Храм Царь Соломон-8. Соратники Журфак-5-6. Петр Паршиков Серость Ложь и честь Журфак-7-5. Саша Клим Журфак-5-6. Таня Коростикова Гагарин Пиночет Чили-2005 Динка Буковинський смак. Мамалига Кажуть люди про мене: невдаха... София Ротару Сон Просьба Журфак-5-8. Иван Калиниченко Бард и миллиард Будильник Дар Жизнь Журфак-9-7. Татьяна Суворова. Новый фр Акро-2006 Анти... Пирамида Многая лета - 1. Пролог Многая лета-2. Красная Шапочка Многая лета-3. Крошечка-хаврошечка Ханука Журфак-18. Когда мы жили на Земле. Эпи Пiшли лiта човнами за водою... Ты не снишься мне никогда Журфак-5-10. Владимир Воевода Журфак-5-2. Валерий Хилтунен. Новейшая Собака и кот Редактор и трактор Убили любовь Журфак-7-5. Наум Моисеевич Хорош Журфак-17-5. Лидия Георгиевна Петрова Журфак-16-3. Тома Январь Читая Пауля Целана Что случилось? Размечтался Не видеть тебя-2 Не видеть тебя.. Журфак-6-6. Александр Самылин. Транс-эфирное лепетанье ... Кожна Ганна по-своєму гарна... Придет покуда неизвестный день Свенска Перед дождичком в четверг... Поезiя безсмертна i нетлiнна... Мне руки для чтенья уже коротки... Американки, американки... Мы в чужой стране -- изгои, парии... Литературные гиены... Журфак-5. Послесловие к книге пятой Песня о любви Канада Молодым "генияям" Уваажаемые по...читатели... Нарожный по\т Дубовые листья Мы служим вечности... Зима Принцесса и царевна Журфак-8-10. Виктор Притула Запретный плод Шведка Убрано Солнце -- на лето. зима -- на мороз... Россия Америка Что обещает мне нумерология? Принцесса из Одессы Пишу стихи Я шагал по Москве... Где ты, мой нежный, мой ласковый друг? Еще продержался неделю, пока не уволен Рош ашана. Как я готовился в вуз... Сон о детстве Прилетают ко мне из далекого детства к Мы встретились с тобой в последний раз 8 марта 2006 года Весна света Город песен Николаевская церковь Обозначимте ориентиры... Память о Черновцах Куда, шальное время, ой, куда ты? Моя музыка Мэтр Футбол моего детства Признание в любви родному городу Город "А!" Пиратская песня Практика в Черновцах День народной свободы Черновицкий трамвай Чернiвцi Солнечная женщина... Танк Журфак-9-12. Василий Шпачков Танцы на крыше Дома офицеров в Черновц  4 сентября 2007 года Американизм Алопеция а Черновцах Вроде все мои отпели соловьи, Репортаж с Новосибирской улицы в Черно Сельхозвыставка 1954 года в Черновцах Детская библиотека на Советской площад Не выкарабкаться мне из судьбы... Мой сын в Черновцах Журфак-6-7. Нина Медведовская Завод Холодильник Холодильник Возвращение в Черновцы Командировка к сыну Журфак-6-8. Петр Паршиков Мой антисталинизм Журфак-9-3. Тома... Лютий * * * Журфак-6-1. Пролог Вчимося пiзнавати Божий свiт... Журфак-6-5. Саша Иваненко! Журфак-5-11. Послесловик к книге пятой Десь колись ти кохання пiзнаєш... Журфак-6-10. Иван Калиниченко Опера в Черновицком трамвайном парке «Исгадал выискадаш шмэй рабо...» Я многого в России не люблю,  Прощаю …В ноябре по столице уже не шуршат лис Черновчанин Йозеф Шмидт Черновчанин Ян Черняк Журфак-6-10. Виктор Петрович Мастеренк Ушел поэт... Журфак-7-2. Я, Семен... Ченовчанин Манфред Штерн Первый черновицкий космонавт Дмитро Гнатюк Михаил Эминеску Я не люблю Ольга Кобылянская С давно прошедшим Новым годом* Нескладухи Степан Сабадаш Владимир Ивасюк Черновцы мои, Чернiвцi/// Черновцы мои, Чернiвцi/// Поиск Ночная песня (В соавторстве с поэтессо Журфак-6-3-. Тома Юстэженко Псевдонимы для любимой Журфак-8-7. Саша Газазян -- Ну, здравствуй! Ну, вот, позвонил Журфак-8-9. Ира Лесина Ко дню рождения Евгения Евтушенко Журфак-61. Я. Семен На сайте «Холм поэзии» стоят... Журфак-6-12. Сусанна Конторер Журфак-8-1.Предисловие к части восьмой Встреча Был... Журфак-4 Журфак-15-3. Тома Онегинская строфа Журфак-6-13. Валентина Тимофеевна Рыба Журфак-6-14. Послесловие к шестой част Журфак-6 Вчителька української мови у НСШ №24 Журфак-7 Журфак-7-6. Наташа Воливач Сын Украины Журфак-7-1. Пролог Песня-клятва Журфак-1-1. Пролог к эпопее. Новая вер Удалено На Бруклинском пароме -3. Из Уолта Уит Другу Журфак-16-2. Я, Семен... Учим испанский Журфак-1-2. Я, Семен... (Новая версия) Вопрос вопросов: для чего живем? Совет Депрессивное-2 Я не поседею, я не побелею... «Я спросил у ясеня, где моя любимая..& Он не лез на рожон, чтоб себя попиари Зарина Леди Осень, в начале письма... Комета и котята! Серенада (Написано в соавторстве с Поэ Луна в колодце Млинцi Нелли Сердечная недостаточность Журфак-7-4. Нелли Мурнова Сентябри Чай вдвоем. В соавторстве с Надеждой В Вкус Черновцов. "Буковинская" Вкус Черновцов. Паляныця Вкус Черновцов. Пончики на Кобылянской Вкус Черновцов. Голубцы в виноградных Вкус Черновцов. Миндальные пирожные Бобыльи раздумья Ностальгия. В соавторстве с Олесей Завистникам-ненавистникам Прохання Журфак-8-7. Саша Газазян На пороге... Если в доме есть телефон... Прилетiли вереснi А день, як доля сiрий... Любчик Журфак-8-2. Я, Семен... На Бруклинском пароме-4 Журфак-9-4. Саша Иваненко На Бруклинском пароме-6. Из Уолта Уитм На Бруклинском пароме-7 На Бруклинском пароме-8. Из Уолта Уитм На Бруклинском пароме-9. Из Уолта Уитм На Бруклинском пароме. Из Уолта Уитмен Лебединая песня Крыша. Ночная пьеса. Из Германа Мелвил Такси. Из Эми Лоуэлл Предчувствие. Из Эми Лоуэлл Прибытие в "Уолдлрф". Из Уол Большая Цифра. Из Уоллеса Стивенса Мне скучно Юнион Сквер. из Сары Тисдейл Бродвей. Из Спры Тисдейл * * * Нью-Йорк. Из Марианны Мур Тропики в Нью-Йорке. Из Клода Маккея Рекуердо(Помню). Из Эдны Ст. Винсент М "Тайны не скрыть -- мне случилось Наблюдения. Из Дороти Паркер Ирландский аэронавт предвидит свою сме Ирландский аэронавт предвидит смерть ( Пол-Земли между нашими странами... Поминальная молитва Журфак-8-5. Петр Паршиков гг Раз, два, три, чотири, п’ять... Журфак-9-11. Валерий Хилтунен. Новая в Здравствуй, любимая! Журфак-9-2. Я, Семен... От Пушкина и обратно. К моим друзьям.. От Пушкина и обратно. Бард. Из Джулиан От Пушкина и обратно. Мой оберег. Из л -- Целуйтесь на здоровье! – т Пушкина и обратно. К Чаадаеву. Из Дж Ко дню рождения Евгения Евтушенко Мотоциклы легки на позъем... :Журфак-8-8ю Света Назарюк Родина Елочка У землю потрапило зерня Намурлыканные стихи Шкода, що серце не кохало... Єдина справжня розкіш — це розкіш спіл Бринза О! Фонарь над лавочкою в парке, Журфак-9-10. Виктор Притула Заурядная драма – расколота напрочь су По душе, по близости, по смежности Здається, я ще й досi молодий... Коли хочеш довго жити... Возвращусь на Землю, небесам... Запiзнiле кохання Раз, два, три, чотири, п’ять... Ті, що за море вiдлiтають... Я вiрю: нi, не вперше я живу... Ніщо так боляче не б'є... Ольгин журфак Не огидний той рубець... Журфак-8. Ми шукаємо щастя, потрапляем в пригоди Материнськi руки Убрано Редактор и трактор 7 марта 2007 года. Нью-Йорк  Доктор Здоровье Березень Черновцы до Первой мировой...  28 января 2008 Черновцы мои, Чернiвцi... Мой журфак. Книга первая Журфак-9-6. Ольга Боголюбова * * * Гром гремел, гроза была ужасная... Люськин журфак Ностальгируется в чуждых США Журфак-10-3. Тома Поэтессе Ольге Королеве «...Но ведь я не вернусь», -- это Робе Томин журфпк Прощай, любимая! Журфак-11-3. Тома Поэт Наталья Каткова Сиди Таль Журфак-12-3. Тома Мне отмщение – и аз воздам Журфак-13-3. Тома Журфак-14-3. Тома Журфак-16-3. Тома Журфак-17-3. Тома Журфак-13-14. Послесловие к книге трин Журфак-14-1. Предисловие к книге четыр Журфак-Послесловие к книге тринадцатой Журфак-14-14.Послесловие к книге четыр Журфак-15-1. Предисловие к книге пятна 14 мая 2007 года Журфак-15-14. Послесловие к книге пятн Журфак-16-1. Предисловие к книге шестн Журфак-16-14. Послесловие к книге шест Журфак-17-1. Предисловие к книге семна Журфак-17-14. Послесловие к книге семн Я чайку неспешно выдую ... Поэма вторая. Я, Семен... Тома. Послесловие к книге первой Тома. Предисловие ко второй книге Журфак-10-2. Я, Семен Журфак-11-2. Я, Семен… Журфак12-2. Я, Семен... Журфак-13-2. Я, Семен... Черновцы Журфак-14-2. Я, Семен... Скороговорка Нелепицы Нескладухи * * * Пауль Целан Читая Пауля Целана. Фуга смерти... Песня Сплин Журфак-15-3. Я, Семен... Песня о любви День рождения Евтушенко Два поэта Поэтесса Аморальная песня Уркаганская песня Вдова поэта Уход поэта Полярная песня Последний полет Отец гения Учитель поэтов Журфак-17-2. Я, Семен... Взволнованную душу теша Мой журфак. Книга третья Мексиканская песня Песня мужества Журфак-16-4. Груня Васильева Гимн столицы Песня курильщика Журфак-17-4. Груня Васильева (Дарья Д Ностальгическая песня Последняя песня войны Человек фамилию меняет. Лесная песня Дядина песня Поминальная режиссеру Грунькин Журфак Мне жаль: ничего не сумело сложиться – Принцесса Журфак-17-14. . Маадыр-оол Тулуш Журфак-9-5. Света Назарюк Журфак-9-8. Ольга Бордун Шестьдесят -- шестого сентября, ...Он никогда не ездил на слоне Журфак-9-7. Татьяна Суворова. Новый фр 6 сентября 2007 года Памяти Павла Когана Ищу тебя, моя любовь! Крылья... Поэмы В канун високосного года Вспомнилось... Мститель Роза Ауслендер Моисей Фишбейн. Ян Табачник Когда впаду однажды в кому Дусик Отец Дусик Журфак-7-9. Зина Козлова Журфак-7-9. Зина Козлова Журфак-7-9. Зина Козлова Журфак-7-9. Зина Козлова Здравствуй, душенька, здравствуй, лапо Журфак-18-=2. Екатерина Сомова... (До Журфак-18-5. Ростислав Алиев. Сын Журф О романе-поэме «....» Журфак-8-10. Виктор Притула (Новая вер Журфак-18-3. Дмитрий Венцимеров, сын ж Журфак-11-4. Виктор Притула Журфак-17-6. Сергей Сергеев. Журфак-16-5. Виктор Притула Журфпк-12. Василий Шпачков Журфпк-12. Василий Шпачков Журфак-18-4. Ольга Хилтунен. Дочь журф Журфак-14-4. Валерий Хилтунен Гриша Людоед Из Черновцов Новосибирские острова, Как автомат Калашникова, строки Открытое письмо поэту Денни Штайгеру Цыганка Журфак-17-7. Валерий Хилтунен. Первый Журфак-17-7. Валерий Хтлтунен Журфак-7-9. Зина Козлова. Новая Версия Журфак-10-6. Хенче-Кара Монгуш Журфак-10-6. Хенче-Кара Монгуш Журфак-17-8. Григорий Медведовский Поэма восьмая. Галина Вороненкова Ах, чайки, белые кричалки, Журфак-9-6. Таня Суворова. Новый фрагм Графоман Г. Журфак-10-7.. Оля Степанова Несбывшееся Журфак-10-7. Оля Степанова Журфак-16-7. Хенче-Кара Монгуш Возвращение* Журфак-1. Новая версия Кто-то сильный забивает в лужи гвозди Мечта Семь чудес коммунизма: у каждого был Семь чудес коммунизма: у каждого был Кто снимает кино? Кто в кино понимает? День поэзии Поэзия -- большая сила, 19 марта 2008 года Спасибо Журфак-17-13. Хенче-Кара Монгуш Журфак-10-11. Валентин Портас Антония Журфак-9-4. Таня Суворова. Новый фрагм Журфак-12-14. Наталия Алешина Детский кинотеатр имени Ольги Кобылянс Журфак-13-4. Наталия Алешина Журфак-10-10. Петр Паршиков. Новая Вер Банк на Центральной площади в Черновца 19 апреля 2008 года. Ольге Таке звичайне життя-2. Лист з Чернiвцi Дом на Фрунзе в Черновцах Органный зал в Черновцах Президент и спикер Таке звичайне життя. Пролог Таке звичайне життя-3. Як я розшукала Таке звичайне життя-4. Фотокартка 6-г Таке звичайне життя-5. Родичi. Як я ст Таке звичайне життя. Частина перша. Ка 14 мая 2008 года Новосибирский оперный Евро-2008 Так много было прежде светляков В чужой стране я не обрел приют, Странные мысли внедряются в голову. Журфак-17-16. Александр Иваненко * * * Антифашистский гимн Поэты Поэты Поэты Журналистика У поэта ни кола и ни двора. Сосед Сафович Левка, альтер эго: Критикующему меня «поэту» Таке звичайне життя-9. Ворошиловград Пожалуй, в этом снимке что-то есть. А Сашки Левеншуса больше нет Живописец Анна Королёва... Дом моего сиротства O.K. Таке звичайне життя-10. Хуторок Вконец раскрутил экспоненту – Мы, на свет появляясь, орем. Напоминаешь мне на снимке Маргариту. Фильм «Опасно для жизни»…  Моя любовь в шестом классе Абрам Фельдер НСШ №24 в Черновцах Белла Шойхет... С этой девочкой из кла mail.ru -- 10 лет! Writer's pen Что стоишь качаясь, Removed Осенняя песня Есть фамилия в Сибири – Венцимеров. Гамзатовские журавли на чешском Ода на 600-летие города Черновцы Рассказ моей мамы Жени Цвилинг,  Воздымается Тора. -- See you soon… -- See you soon… Таке звичайне життя-15. Передмова до т I will never return Гамзатовские «Журавли» на английском Наш сайт Таке звичайне життя-13. Сини С гастролей возвращается певец. Nocturne Акациевая весна любви, Осенняя песня Памятник отцу Поэтесса Аттракцион под названием жизнь, «Журфак» и... «Журфак»! За пепси были очереди. Брал Помолитесь сегодня со мной Мне б снова туда в коридор общежития, 



СТИХИ ПО ЖАНРАМ

Ямб хорей дактиль амфибрахий анапест анакруза пентон пеон каламбур акростих строфы История русского стиха рифмы


 

 

Главная Стихи Поэты Стихосложение Рифмы Занимательное стихосложение Тесты по стихосложению Литературный юмор

 © 2002-2017 "Русские рифмы"


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100