Главная Стихи Поэты Стихосложение Рифма Занимательное стихосложение Псевдонимы Тесты по стихосложению Литературный юмор

Все стихи
Cтихи по авторам
Cтихи по рейтингу

Занимательное стихосложение

Справочник по стихосложению
Стихосложение и стиховедение
Метр, размер, стопа
Строфа, виды строф
Тропы и стилистические фигуры
Стих и виды стиха
Рифмовка и способы рифмовки











Учебник стихосложения


Поэзия
Рифма и её разновидности
 

Справочник по стихосложению
скачать


 


СТИХИ

Семён Венцимеров

Мэтр
ПОЭМЫ И ЦИКЛЫ СТИХОВ


Рассказ о странном поведем
О гении необъяснимом,
Похищенном вселенским злом –
Всю жизнь свою сражался с ним он....

Он -- бегал пацаном в Ельце,
Довольный и собой и жизнью,
При уважаемом отце:
Василий Ксенофонтыч -- мыслью

Ельчан порою потрясал.
Еще бы: он же был присяжным
Поверенным – в суде спасал
Логичным словом и отважным

И от тюрьмы и от сумы...
Действительный советник статский
Торговцам не давал взаймы,
Сам брал в зачет: ведь, может статься,

Уже назавтра прибегут
В нотариальную контору –
Какие же расчеты тут?
-- Василий Ксенофонтыч, впору?

-- Не знаю... Все ж пяток таких
Пошли ко мне на всякий случай –
Быть может, разношу... Достиг
Отец своей судьбы везучей...

Была из духовенства мать...
Должно быть, Александр, сынишка
Не торопился уважать
Отцовские заслуги слишком.

Не оттого ль лишен отцом
В учебе – вспомоществованья?
А как стремился стать врачом!
Он на учебу и питанье

Сам зарабатывал – сперва
Учась в Казани на медфаке.
А после – в Юрьеве... Едва
Сводил концы с концами... Знаки

Судьбы не могут не свести
Его с профессором Кривцовым...
Вот он-то парня сбил с пути...
То он бледнел, то был пунцовым,

Внимая мэтру... Мэтр вещал
О встречах с мистиком в Париже
Альвейдром – будто посвящал
В адепты тем рассказом... Им же

Кривцов настраивал мозги
Внимавшему с восторгом парню,
Эзотерической пурги
В того вогнав комплиментарно

Потоки... А Сэнт-Ив д’Альвейдр,
Пра-исторической моделью,
Добытой из предельных недр,
Наметил неофиту целью

Гиперборейные дела...
Намечен, значит, путь исканий:
Когда-то в древности была
Страна на Севере... Веками

Копила знания она,
Владела тайною полета,
Была оружием сильна
Лучистым...
-- И поныне кто-то

Хранит свидетельства о ней,
Порою сам того не зная...
-- Я буду до последних дней
Искать от края и до края...

И начал поиски... Сперва
Туристом праздным и рабочим,
Матросом колесил год-два
По миру... Был он, между прочим,

И в Индии... Везде искал
Носителей особых знаний,
Себя в них глубже погружал –
Уж коль намечен путь исканий.

Д’Альвейдр вовлек его в соблазн
Исканья Шамбалы- Агарты...
И тот поверил, что непраздн
Рассказ о той, что стерта с карты,

Таинственной стране махатм,
Великих магов и ученых,
У них ключи от всех богатств...
В стране великих посвященных

Научный опыт ста веков
Претерпевает изученье,
Загадки древних языков
И тайна времяистеченья...


Он телепатию, гипноз
Осваивал, учась у сильных...
По складкам рук давал прогноз:
Отчасти в целях меркантильных

Читал морщины на руках –
Давало верную копейку –
Втянулся в запредельный мрак,
Что сам иных ведет в петельку...

Он, правда, вырвался сперва,
Служил а финансовом солидном
Российском министерстве -- два
Примерно года, но планидно

Была замыслена иной
Судьба – не та, что у соседа:
С крючка размеренно-земной
И сытой ипостаси – бреда


Материального – ему
Срываться было неизбежно:
Мистическое по уму
Уже забегало мятежно –

И он покинул стольный град,
Чтоб дать развитие талантам
Писательским... Уж рад – не рад:
Уже известным хиромантом,

Столичным слыл в Боровичах,
Что без заботы окормляло...
Горели свечи, тлел очаг...
Все вдохновленья добавляло...

И вот – одиннадцатый год.
Впервые опубликовали
Рассказ... Дрожащими берет
Журнал руками... Восхищали

Все буквы: в каждой букве он,
Его бессонные прозренья...
-- Престранный автор!
-- Франкмасон! –
Уже о Барченко сужденья

Заполонили высший свет.
Он автор «Мира приключений»
И пишет для больших газет,
Знакомя с тайнами учений,

До коих не дошла пока
Официальная наука...
Рука у Барченко легка.
Предмет изучен им – и скука

Не проникает в ткань его
Провидческиз полу-фантазмов.
Где набирался сам того,
Чем услаждал энтузиастов

Жюль-Верновщины Александр?
В лабораториях масонов,
Отделанных под палисандр?
И вроде не было резонов

Ответ замалчивать –( его,
Исследователем науки
Древнейшей кличут) -- ничего,
В чем был бы ключ, которым внуки

Могли бы приоткрыть ларец,
Заветный -- к тайнам Атлантиды...
Еще не старый – но –мудрец –
Ему, видать, давно открыты

Таинственные те лучи,
О коих век пока не ведал,
Он, видно, раздобыл ключи
От древних знаний – к новым бедам.

«Душа природы», та статья,
О коей, кстати, рассуждаем,
В журнале «Жизнь для всех» -- (хотя
Мы апостериори знаем

Губительную мощь лучей,
Еще в начале века скрытых,
В воздействии от всех очей) –
Читателям немало гитик

Научных силилась открыть
О проникающих потоках
Распада ядер, в коих жить
Нельзя, но а них таится столько

Энергии! Еще статья
Роль Солнца в жизни воспевала:
От Солнца – сила бытия,
Звезда – (открытье!) – вызывала

И беспорядки на Земле...
Так, пятый год был годом пятен
На Солнце и прошел во зле.
Шестнадцатый едва ль отраден

Землянам будет – остеречь
Старался автор откровений...
Невнятно завершала речь
Идея: много поколений

Назад жил на Земле народ,
Все знания давно собравший...
Неужто тайну выдает
Здесь Барченко? Вострепетавший

Любитель запредельныз тайн
Дочитывает: древних знаний
Осколки ищут тут и там,
А свод их с сутью мирозданий –

У посвященных тайных каст...
Читатель вздрогнет здесь: масонов?
Да кто же разъясненье даст?
На это никаких резонов...

Затронут обозреньем Марс.
Читателю в мозги вливалось
О смене цвета крупных масс,
Что однозначно трактовалось:

Растительность на Марсе есть,
Питаемая Солнцем тоже --=
И существа, в ком ум и честь
Сильнее нашенских, похоже...

Открытье важное в статье
Описано во всех деталях:
Блондло, Андрэ и Шарпантье
Впервые изложенье дали

Феномену, который он,
Сам Барченко проверил в тонких
Экспериментах: удивлен:
Едва лишь только головенке

Приходится свершать труды,
Мозг выделяет излученье,
Себя в подобие звезды
Преображая... И значенье

Открытья слишком велико.
Во-первых, для психиатрии,
Для телепатии... Легко:
Включи приборы, и смотри, и

Меняй заданье... Телепат
Поочередно принимает
И посылает... Аппарат
По излученью опознает...

Простой, как соль, эксперимент:
На лоб пластинку телепату
Из меди, провод... И в момент,
Когда он отправлял куда-то

В пространство образы, слова,
Энергию лучей рождала
И посылала голова...
И та пластинка из металла

Энергию лучей брала,
По проводку передавала –
И в темной комнатке светла
Поверхность гладкого экрана

Вдруг становилась оттого,
Что эта сила мозговая,
Энергия лучей его,
По проводку перетекая,

Вмиг высветляла тот экран...
Вот два обритых добровольца –
И каждый медиум, титан
Полета мысли... Вдеты в кольца

Из меди -- головы... Поверх --
Из алюминия ошлемья...
Задача, чтоб один изверг
Ментальный образ... В то же время

Другому велено ловить
Картины, что пришлет пространство...
Их шлемы сопрягает нить
Из меди... Видно постоянство

Успешных опытов... Причем,
Успех с картинкой – сто процентов,
Слова идут трудней... Потом
Глубинный смысл экспериментов

Он в двух романах изложил
Мистических и фантазийных...
Вот так он воспаленно жил,
Не замечая смены зимних

И летних месяцев... Летел
К своей мечте бесстрашной мыслью...
Не славы для себя хотел,
А просто жил научною высью...

Впоследствии читатель мог,
Того же автора читая,
«Загадки жизни», как пролог
Вбирать науки древней... Тайна

Неразрешимая влекла
В оккультное... В его рассказах
Фантасмагория цвела...
Что в осторожных перифразах

Мерцала в очерках его
О дальней передаче мысли,
О мозговых лучах... Всего
Не перескажешь... Верно, вышли б

В «Паломнике» и «Жизнь для всех»,
Роскошном «Мире приключений»,
Суля доходы и успех --
Эссе о тайнах излучений,

Иные очерки, но тут
Война прервала изысканья...
И Барченко на фронте ждут
Все боевые испытанья.

Он исполнял солдатский долг.
Был сильно ранен. Комиссован.
Возобновить усилья мог
По сбору древних знаний снова.

И вскоре им составлен курс
«История древнейших знаний»...
И, обретая стиль и вкус,
Читал он свой «мильон терзаний» --

Иначе – «горе от ума»...
Здесь аналогия уместна,
Уж коль известно, что тюрьма
Венцом исканий стала... Бездна –

За той системою наук --
В них был силен далекий предок...
Неугомонный! То на юг,
В Крым уносиился, где нередок

Еще и в эти времена
Полунагой татарский дервиш,
Чья мудрость странности полна...
Везде искал осколки, где лишь

Мог что-то странное найти...
Так собирал копилку давних,
Забытых знаний – был в Пути,
Готовил банк исходных данных

И постепенно намечал
Своей науки разветвленья,
На годы планы назначал,
Определяя направленья

Дальнейших полевых работ,
Теоретических исканий.
... Предреволюционный год.
Мир на пороге испытаний.

Война... А любопытный люд
Спешит на лекциии. Сенсаций
От Барченко привычно ждут...
Ну, их полно... Под гром оваций

Ученый завершает спич –
Он в окруженье молодежи...
Какзалось, стоит кинуть клич:
-- На Шамбалу, вперед! – и кто же

Пред силой веры устоит?
Но даже Барченко, мудрейший,
Не угадает, что сулит
Ему в его судьбе дальнейшей,

Что в головенки молодых
Вбивал он странные прозренья...
Потоком бурным взбило их
В те службы грозные, чьи бденья

Вводили в ужас всю страну...
Год восемнадцатый. Почтили
Визитом мэтра... Лишь одну
Назвать персону, чтоб включили

Сигнал опасности сердца:
С визитом заявился Блюмкин...
О чем рядили, до конца
Неясно... Выпили ль по рюмке –

Не актуально... Приведен
Убийца Мирбаха, поскольку
Сам Блюмкин также увлечен
Восточным мистицизмом... Стойку

Он сделал, как дошел слушок
О барченковских экзерсизах...
Чекист – в восторге... Мэтра шок
Сперва тряхнул... В судьбы капризах

Толк знали оба... Разговор
Касался барченковских студий...
Казалось бы, что этот вздор
Не мог их, палачей и судей

В одном обличье – занимать –
Убийцам не до птицы Феникс...
Ошибка! Их послал узнать
О мэтре сам Железный Феликс...

Пришла голодная пора...
Профессор ради выживанья
Ударился в культтрегера,
Стал об истоках мирозданья

Матросам лекции читать
На замерших судах Балтфлота...
Он так умеет зажигать
Простые души... У кого-то

В кают-компании азарт
Зашкаливал, смущая разум!
-- Даешь век золотой назад!
На Шамбалу!... Возьмемся разом...

Пошли петиции писать
В ЦК, ЧК и главнауку:
-- Готовы Шамбалу спасать,
Даем матросскую поруку...

В то время Барченко служил
У Бехтерева... Неизменно
Эксперименты проводил,
На конференциях отменно

Доклады делал... Он тогда
Работает над эпохальным
Ученьем ритма... Суть годна –
Для всех наук... Универсальным

Тот метод виделся ему...
Изложен сжато был в «Дюнхоре» --
Луч света прорезает тьму...
Он перебрался в Мурманск вскоре,

Где он науку возглавлял
В отделе местного хозяйства.
И многих местных удивлял
Великой силой многознайства...

Ловозеро... Вокруг тайга,
Болота, тундра, сопки, дикость...
На сотни верст – снега, снега –
И ночь-зима.. Равновеликость

С Сибирью: стужа... Лопари
Пасут стада оленей в тундре,
С надеждой ждут весны-зари,
Как сотни лет назад... Не втуне

Приехал Барченко сюда:
Здесь обнаружилось явленье:
Его нигде и никогда
Не отмечяли: меряченье.

Род истерии: если вдруг
Один впадает в род безумья,
То заражает всех вокруг
То танцем: нервная плясунья

Вдруг выкомаривает «па» --
И ей в движеньях подражая
Задергается вся толпа,
Себя отнюдь не сознавая...

Причина: объясненья нет...
-- То злобствуют шаманы тундры, -
У местных лишь такой ответ...
Исследованья многотрудны...

Был август... Прибыла сюда
Бригада -- (Барченко возглавил)...
Темна Ловозера вода...
На остров Роговый доставил

На шлюпке парусной отряд
Сынок священника... Иные –
Боялись:
-- Островок заклят.
Туда одним шаманам ныне

С рогами – данью духам вход
Позволен... Духи не желали...
Сильнейший ветер не дает
Пристать... Порывы вдруг сломали

Их мачту...
-- Стало быть, нельзя...
Тогда направим шлюпку к югу...
Послушно к берегу скользя
Ладья пристала... Здесь науку

Загадкой одарил пейзаж:
Вокруг одни болота, скалы...
-- За это и гроша не дашь...
-- Ты зря... Мы странное искали –

И обрели его – гляди:
Ведет мощеная дорога
Среди болот...
-- Что впереди?
-- Увидим... Погоди немного...

Дорога в полторы версты
Вела к Сейдозеру бригаду...
Площадка...
-- Погляди...
-- Ух-ты!
Скала напротив...
-- Это ж надо!

Видна с площадки на скале
Фигура... Явно – человека...
Фигуре много сотен лет...
Привет из Золотого века?

В ущелье бело-желтый столб
Огромной высился свечою...
-- Зачем он здесь?
-- Хотя бы, чтоб
Мы озаренною душою

Способны были воспринять
Посланье из Гипербореи...
-- Глядите: это как понять:
Огромный куб...
-- Сюда, скорее!

-- Похоже, что старинный склеп...
-- А там, повыше вход в пещеру...
-- Друзья, я кажется ослеп...
-- Здесь страшно... Господи, к прощенью

Нас, грешных, выведи отсель!
... А рядом – сопки-пирамиды...
У их подножья точно хмель
Овладевает: слабость, виды

Себя являют, миражи...
-- Я словно головой болею --
-- Васильич, что со мной, скажи?
-- Да все она. Гиперборея...

Здесь Барченко установил,
Что меряченье и менгиры* –
Неразделимы... Уловил
Их связь... Умели юкагиры

*
МЕНГИР м.
1. Огромный продолговатый камень, поставленный вертикально, относящийся ко времени мегалитических построек.

Себя сознательно вводить
В него во время ритуалов,
Но может и спонтанным быть...
На выходе – полно провалов

В сознании... Но важный дар
Давался им, померяченным:
Опасный ножевой удар
Не приносил вреда... Ученым

В итоге ясно: здесь следы
Цивилизации далекой...
Свет от негаснущей звезды,
Загадочной судьбы высокой...


Год тот же. В Октябре его
Зовут уже к себе чекисты.
А повод? Кто-то на него
Донос состряпал... Вряд ли чистым

Он возвратился бы назад –
И вообще б не возвратился...
Такие встречи не сулят
Хорошего... Но удивился:

Оставив в стороне донос,
Чекисты просят:
-- Разрешите
Послушать лекции. Прогноз:
Они полезны нам....
Учтите:

Не пике красный был террор –
И эта вежливость таила
Страх смертный... Но наперекор
Всему судьба его хранила...

И незаметный переход
К осуществленью старых планов:
Опять – на Север!... Там живет
Еще в камланиях шаманов

Саамских память о стране –
Праматери, Гипербореее...
Сейдозеро... Чуть в стороне –
(Открытье века!) -- там белели

Под снежной шапкой ста веков,
Пургою кольской перевиты,
Опорой древних маяков
Судам воздушным – пирамиды...

Да, Барченко предполагал,
Что арии – гипербореи
Грозили с воздуха врагам,
Использовали батареи

Орудий с ядерным ядром,
Успешно расщепляя атом...
Кружки масонские о том
Хранили память, по триадам –

Из уст в уста, из века в век
Передавали посвященным...
Слаб и всесилен человек –
Но избранным в веках ученым,

Как Леонардо, Сирано –
И Барченко – рискнем поведать,
Ученья важное зерно
Носители смогли поверить

Для передачи в новый век...
На Кольский Барченко с мандатом
От Бехтерева ехал... Всех
Содействовать просили... Рядом

С тем озером еще нашел
Искатель тайный лаз под землю...
Рискнул – и под землей провел
Часов немало...
-- Я приемлю

Шаманов мудрость:
-- Лаз тот свят.
Там под землей такие силы,
Что смертный не придет назад,
Пройдя лишь до своей могилы...

Но я немного там ходил –
И те таинственные силы
Вполне почуял, ощутил...
Там тайны древние застыли

Гиперборейной старины,
Но нам покуда не дадутся,
Искать в других местах должны...
Возможно, в Шамбале найдутся...

-- Найдутся – что? –
Он умолкал...
На что-то он мечту лелеял,
Познанья вечного алкал –
И верил, все, что он затеял,

Ведет к удаче и добру...
Но глубже зацепил чекистов.
Он, как ни странно, ко двору
Пришелся оным. Был неистов

В том веровании своем,
Распостранял той веры токи...
-- Решили: в спецотдел берем!
Начальник спецотдела Бокий,

Отец ГУЛАГ’a под крыло
Свое взял Барченко с налету...
Лишь это ведомство могло
Оплачивать его работу,

Средств не считая... Под крылом
Спецслужбы Александр Васильич
Имел карт-бланш, не знал ни в чем
Ограничений... Захоти лишь –

Ему открыт любой архив,
Все, что имелись, инфо-базы,
Любые суммы запросив,
Их получает без отказа.

Вначале подвизался мэтр
(Официально) – в политехе,
«Чекой» разя за километр,
Затем – МЭИ... Видны успехи...

А с тридцать пятого – завлаб
Особого ВНИИ Васильич,
Глава науки, он же – раб
Превратностей своей судьбы лишь...

Он проверяет свой подход
К строенью, сотворенью мира...
Цивилизация берет
Начало c Cевера, с менгира,

Который сто веков назад
Во времена Гипербореи
Поставлен... Для чего? Стоят
Повсюду для неясной цели.

Возможно, чтоб напоминать:
«Воистину мы жили-были,
Извольте же не забывать... »
-- Нет, -- Барченко:
-- Не все забыли.

Понятно, что произошла
Космическая катастрофа,
Цивилизация сошла
Со сцены – жизнь была сурова –

И арии пошли нп юг,
Утрачивая что умели
И знали... Но не все, не вдруг...
Наверно что-нибудь успели

В пещерах дальних сохранить.
К ним доступ защитив астралом.
А что-то тянется как нить
По поколеньям, в чем-то малом

Себя являя, лишь гляди,
Исследователь, не мигая,
Мозги и ноги натруди –
И обозначишь: вот другая

Цивилизация, не та,
В которой сами пребываем...
Не все на свете – суета,
Не все – тщета... Не зря играем

В игру азартную с судьбой...
«Ведь, если звезды зажигают,
То... » Надо жить в ладу с собой,
Коль нас мечты не отвергают...

Потом был двадцать третий год.
Мэтр вдруг решил пожить в дацане.
Уроки новые берет...
Сперва немного об Ангване

Доржиеве... Бурят умен
И образован по-буддийски...
А прежде подвизался он
При Далай-Ламе... Про-российски

Выстраивал тому мозги...
Он был разведчиком сверхценным
Генштаба Русского... Могли
Работать прежде... Слыл отменным

Философом бурят Ангван,
Учил наукам Далай-Ламу,
Потом – и Барченко... В дацан,
Профессор, чтоб свою программу

Исследований продолжать,
Звал визитеров зарубежных...
Иных не надо приглашать –
Стремились, зная о безбрежных

Тех знаниях, что накопил,
О выводах, что остры, быстры...
Тут мэтра Блюмкин подкупил:
-- Хотят монгольские министры

Общаться с русским мудрецом...
Поговорили о Дюнхоре...
Министр с взволнованным лицом
Дацан покинул... Мэтра вскоре

Здесь посетил Нага Навен.
Наместник из района Нгари
В Тибете...
-- Ты благословен,
Учитель! Мы бы помогали,

Решись ты Шамбалу искать,
Она ведь в Западном Тибете...
Намерены его толкать.
Похоже, все – и те и эти

На поиск Шамбалы... Пора?
В дацан явился Шандаровский –
Пошла по крупному игра:
Юрист и мистик знал, как розги

Для убежденья применить,
Как за сияющей мечтою
Заре навстречу поманить...
Короче, мэтра свел с бедою,

Внушив, что Барченко дозрел
Возглавить общество масонов...
Здесь провокаторский прицел...
Профессор не узрел резонов

К отказу... Поименовал
Он общество Единым братством
Труда, при этом полагал,
Что собранное им богатство

Сверхценных знаний сохранят,
Труды с ним разделяя, братья...
Наивен был, хоть и богат
Душой... В железные объятья

Себя наивно загонял
Не знавшей жалости системы...
Он тайным братство называл...
Какие тайны там, где стены

Имели уши и глаза?
К нему неспешно приближалась
Судьбы финальная гроза –
Системе незнакома жалость...

Все тот же Блюмкин услужил:
Рекомендательным письмишком
Для Луначарского снабдил...
Нарком увлекся, даже слишком –

Выспрашивал до мелочей…
Профессору лишь дайте волю –
Сверкая звездами очей,
Подергивая головою,

Рассказывал… Нарком внимал –
О Шамбале, Гиперборее…
Профессорский напор, накал
Был заразителен...
-- Скорее,

На Шамбалу!
-- Ты вот что, Саш, --
Нарком ему уже как другу, --
Чтоб крепче раскрутить вояж, --
Переходи-ка в Главнауку.

В Москве послужишь… Соберем
Для экспедиции ресурсы…
Я поддержу… Глядишь, вдвоем
Осуществим твои экскурсы…

Мэтр перееехал. От Москвы
Ждет пониманья и поддержки…
Как мог прокладывал мостки
К мечте…
-- Антинаучны, дерзки

Все эти бредни! -- Ольденбург,
Влиятельнейший академик,
Набычился:
-- Явился – бух!
И дай ему людей и денег…

Прожекты, батенька, свои
Реализуйте-ка в романах…
В такие дебри забрели!
В академических карманах

На всякий вздор финансов нет!...
Москва – она слезам не верит…
А впрочем, на какой лишь бред
Не соглашались… Эту ересь

Вам шанс дается подтвердить…
Берите станцию в Красково…
В уединении творить
Пытайтесь ясно и толково…

Мэтр понял: толку нет в Москве…
Но, бают, от овцы паршивой,
Хоть шерсти клок… И в голове
Сверкнуля ясной перспективой

Идея: организовать
В Красково станцию ментальных
Контактов с Шамбалой…
-- Узнать
В каких таких фундаментальных

Экспериментах он погряз? --
Вошел в азарт чекист Агранов:
-- Вдруг там полезное для нас?
Осведомитель Виноградов,

Директор ГПНТБ
Доносит шефу регулярно…
-- Гипноз? Он мог быть нам в борьбе
Полезным…
-- Только, видно, парню

В Москве не удержаться, нет…
Сам Ольденбург в колеса палки
Вставляет… Вот такой сюжет…
-- Ах, этот старикашка жалкий!...

И мэтр вернулся в Петроград.
Здесь вскоре мэтра посетили
Внезапно гости… (рад- не рад!).
Пришли незваные – четыре

Товарища…
-- ОГПУ!...
-- Ну, заходите… Чем обязан?...
Впуская в комнату толпу
Мужчин с оружием, не сразу

Профессор в оных распознал,
Тех, кто являлся слушать мэтра
На лекции… Коль полон зал,
Отдельных не запомнишь… Бред, но

Чекисты явственно к нему
Настроены без осужденья…
-- Итак, товарищи, чему
Обязан? Честно, посещенья

Серьезных органов не ждал…
-- Ах, здесь и вы, товарищ Блюмкин?
-- Владимиров…
-- Понятно... Знал,
Что тот известности, как чумки

Стеснялся...
-- Все же. С чем пришли?
-- Интересуемся гипнозом
В разрезе практики. Могли б
Мы всех врагов оставить с носом...

-- И телепатия должна
Быть революции порукой...
-- Пошли такие времена,
Что вашей древнею наукой

ЧК желает овладеть –
И значит, вам нельзя в сторонке
Кащеем на мешке сидеть.
Вбивайте в наши головенки

Хоть розгами науку...
-- Но...
Наука-то моя секретна...
-- Согласны. Хоть уже давно
Известна нам вполне конкретно...

Вы у ЧК под колпаком...
-- За что же мне такое счастье?
-- Впредь осторожней с языком,
Разборчивее привечайте

Гостей случайных... Ладно, все...
Нам лучше что-то покажите...
-- Что показать вам? «Колесо
Святое»? Ладно... Обнажите

По локоть руки... Вкруг стола,
Его не трогая, садитесь...
Погасим свет, пусть будет мгла...
Теперь все за руки возьмитесь...

Молчите, ждите... Ни о чем
Сейчас не думайте... Расслабьтесь...
-- Но что, профессор со столом?
Ведь он парит! Ну, мэтр, признайтесь,

Ведь это фокус?
-- Нет, друзья, --
Влиянье неизвестной силы...
Предполагаю, кстати, я:
В Египте – голодны и хилы

Рабы на стройке пирамид,
Руководимые жрецами,
В подъеме многотонных плит
Все той же тайною мерцали

Волшебной силой...
-- Ну, нет слов!
Еще!
-- Пойдемте... В кабинете
Я занят съемками голов...
Кто хочет выступить в сюжете?...

-- Я!
-- Ладно. Правила просты.
Присаживайтесь в это кресло.
И слушайте... Скажу: «Кресты» -
Их представляйте... Чтоб исчезло

Все окруженье, гасим свет...
Расслабимся и начинаем...
Квадрат, квадрат, квадрат... Сюжет
Фотографируем... Внимаем

Спокойно далее... Звезда,
Звезда, звезда... Готово, сняли...
Ну, подождите. Я сюда,
В лабораторию... Едва ли

Там меньше часа провожусь,
Но ждите, раз чудес хотите...
-- Ну, вот, готово!
-- Просто жуть:
Квадрат!
-- Звезда!
-- Да, вы сидите –

И думаете, а поверх
Главы все образы витают...
Что братцы, свет в очах померк?
Такие ль чудеса бывают...

-- Профессор, надо написать
Письмо Дзержинскому, не медля!
Такие средства надо взять
В наш тайный арсенал...
-- Но мне для

Того, чтоб должный результат
Годился бы для примененья...
-- Все будет: фотоаппарат
С такою силой разрешенья,

Какая и не снилась вам.
Все лучшее для вас добудем
В любой стране...
-- Ах вот как? Сам
Так, ясно, не сумею...
-- Людям

Так ваши опыты нужны!
Пишите же письмо, профессор!
Вы – достояние страны,
На острие ее прогресса...

Письмо с собою заберем:
Все будет, точно в доброй сказке!...
А вот закончится ль добром?
Подальше б от чекистской ласки,

Не обернется ли грозой?
И вот он приглашаем в гости...
-- Вот адресок: на Красных Зорь...
-- Ну, здравствуйте, профессор... Бросьте,

Давайте попросту... Меня
Направил Феликс к вам...
-- Однако!
-- Помчался, не теряя дня...
-- Простите, вы?...
-- Агранов Яков.

-- О чем желаете спросить?
-- О Шамбале...
-- Вопрос вопросов...
-- Могли б немного разъяснить?
Надеюсь, я не стоеросов

И в состоянии понять...
-- Понять легко, поверить трудно...
-- Во что?
-- Не всем полезно знать
То что скрывается подспудно

Ученейшими сотни лет
В лабораториях секретных...
-- А что?
-- На то он и секрет...
-- И все-таки...
-- В словах конкретных

Едва ль способен дать ответ...
-- Предположения?
-- Имею.
Похоже, ведом им секрет
Всей жизни... Вдумавшись, немею,

Колени в страхе преклоня
Пред сверхмогуществом науки...
-- Есть пониманье у меня,
Что если б нам досталось в руки

То знанье...
-- Если б да кабы...
-- Профессор, мы в делах упорны
И для упроченья судьбы
Пошли б со спецотрядом горным

Тем краем Шамбалу искать...
-- И я пошел бы с тем отрядом...
-- С чего-то надо же начать.
Сверхтайна – ведь она же рядом!

Я полагаю, что пора
Вам к нам переходить, профессор,
Пойдет по крупному игра –
И это в общих интересах...

Агранов был ошеломлен...
Но от беседы нет последствий.
В тревоге мэтр. Не знает он,
Успехов ожидать иль бедствий...

-- Торите далее тропу, --
Советует проныра Блюмкин, -
Коллегии ОГПУ
Пишите срочно. Все задумки

Последовательно в письме
Во всех деталях изложите...
Коллегия, сдается мне,
Даст ход проектам... Поспешите...

Мэтр вскоре выехал в Москву,
С Аграновым сперва встречался...
Тот подтверждает: рандеву
С верхушкой будет... Оказался

В союзниках среди столпов
Начальник спецотдела Бокий,
Питавший странную любовь
К мистическому... Мир жестокий,

Которому и сам служил,
Участвуя в кровавой драме,
Недоумение вложил
В мозги... Кровавыми парами

Он надышался – и решил:
-- Реальность не в ладах с душою.
Он с расщепленным сердцем жил
В надежде, что в смертельном шоу

Избегнет роли палача...
Но это удавалась плохо...
Он принужден рубить с плеча
Не то его сомнет эпоха...

Был сбор верхушки ГПУ –
(Коллегии) – глубокой ночью...
По сути каждому «столпу»
До фени все... А мэтр воочью

Увидел всех врагов страны
В их жажде крови и убийства...
-- Хоть что-то же понять должны...
Но всем не до его витийства –

Вполуха слушали доклад –
У каждого свои вопросы...
Вмешался Бокий:
-- Это клад!
Плечами пожимают боссы...

Агранов резко поддержал.
У прочих, нету сил для спора...
-- Пусть Бокий, раз уж возжелал,
В итоге строгого разбора

Решенье примет и берет
Профессора в свой штат отдельский...
Есть, записали... Все, вперед...
Теперь у нас вопрос злодейский...

Простите...
-- Да, я ухожу...
-- Вы нас в невежи не пишите...
Глеб, проводите!
-- Провожу!
Ну, мэтр, свободнее дышите –

Мы все же одолели их,
Решение у нас в кармане...
Мэтр озадачился, притих...
-- Судьба, надеюсь, не обманет...

-- Давайте встретимся поздней
И побеседуем детальней...
И встретились в один из дней...
Мэтр Бокия накрыл обвальной

Всей кучей знаний, что копил:
О Шамбале, Гиперборее,
Дюнхоре, словом, удивил...
-- Да, в Шамбалу пора скорее, -

Нахмурясь, соглашался Глеб...
-- С Нага Навеном совещались,
Наместник Далай-Ламы мне
Большевикам, чтоб насыщались

Ученьем древним, дал наказ
На сообщенье изысканий
Моих верхам посредством вас...
-- Меня? Откуда...
-- Древних знаний

Могущества один пример...
Еще он разрешил контакты
Правительства СССР
С премудрой Шамбалой...
-- Да, факты

Не повседневные... Ну. что ж,
Давайте начинать работу...
-- И как-там: Шамбалу – даешь!
-- Давайте начинать с чего-то...

-- С лаборатории хотя б...
Энерго-нейро...
-- Это точно.
Ведь надобен научный штаб...
Решили... Приступайте срочно!

-- Нам с Шамбалою связь нужна,
Как хлеб и воздух – архисрочно!
Лишь так кровавая война
С народом прекратится...
-- Точно?

Профессор точно палцем ткнул
В ту точку, что сильней болела...
Глеб Бокий горестно вздохнул:
Уже в нем вера околела

В полезность большевистских дел
Для всей страны и для народа.
Ведь где-то должен быть предел
Кровавой мясорубки... Года

Не минуло с январских дней,
Когда положен на храненье
Тиран картавый в мавзолей,
Но лишь сильней кровотеченье

Из вен народа: льет и льет
ОГПУ не размышляя...
Усатый упырь пьет и пьет,
Ту жажду крови утоляя...

Еще сильнее удивил
Профессор босса спецотдела:
-- Я знаю, -- кротко объявил, -
Вы в дружбе с Мокиевским... Дело!

Был Пал Василич знатный врач,
Философ. Мистик. Розенкрейцер.
Гипнотизер. Писатель. Зряч
Был в эзотерике. Пригреться

Студенту Бокию при нем
Позволил, ввел того в масоны...
-- Пора империю – на слом, --
Считал – и находил резоны.

Чтоб помогать бунтовщикам,
Скрывал студентов от охранки...
-- Империя – вселенский хам! –
Он был воинственной огранки.

А Глеб в событиях увяз.
Он пятый год активно встретил
И арестован был не раз,
Избит жандармами... Приветил

Чудесный доктор и лечил...
Когда же Глеб был арестован,
Тот всех великих подключил.
Освободил... Но вновь закован

Студент охранкой в кандалы.
Внес Мокиевский знатный выкуп,
Дал кров опальному... Дары
Такие помнит Глеб...
-- Но вы как?...

-- Узнал?... Давайте так решим:
В своей квартире соберите
Довереннейших... Ваш режим
Секретов требует, простите...

Довереннейшие пришли:
Кострикин. Стомоняков. Бокий...
Мэтр начал:
-- Сами вы могли
Уже понять, что век жестокий

Людские ценности крушит...
Меня замучили вопросы:
В чем дело: труженик громит,
Убит рабочими философ,

Писатель на кресте распят,
Врач поднят пьяными на вилы,
Кровавит пролетариат
Судьбу... Неистовые силы

Бесовские пошли вразнос –
И не видать конца и края...
Неутешителен прогноз:
Кровавая река, играя,

Наполнит море... Как же быть?
Как вакханалию безумья
Попридержать, остановить? –
Все в шоке. Мэтр:
-- Мобилизуя

То знание подспудных сил,
Что зреет в Шамбале-Агарте.
-- Где Шамбала?, -- Москвин спросил.
-- Не отыскать ее на карте.

Путь к ней лишь предстоит узнать.
Нужны достойнейшие люди,
Готовые под знамя стать
Труда и братства... Нет, на блюде

Нам Шамбалу не поднесут,
А предстоит страдать в походе,
Готовые на тяжкий труд,
Не эгоисты по природе,

Не прикрепленные к вещам,
Высокие свободным духом...
Внимая пламенным речам,
Себе не верили – со слухом,

Казалось, резкий перебой:
Что он несет, профессор странный,
В безумстве жертвуя собой?
При чем неведомые страны,

Когда тут в собственной кошмар?
-- Вы не ослышались! – Профессор,
В глаза им глядя, нажимал:
-- Не получается прогресса

В обольшевиченной стране...
Я создал общество масонов.
Вы можете примкнуть ко мне,
В чем вижу множество резонов.

Ключ к самой сути «ЕТБ» –
Заведомое отрицанье
Участья в классовой борьбе.
Взамен – усилия, старанье

По примирению сердец...
К нам в «ЕТБ» врата открыты
Всем без различия... Творец,
Един для всех – и здесь забыты

Должны быть распри из-за рас
И политических амбиций...
Господь надеется на нас,
Дает нам шанс... С таких позиций

Мы вместе сможем повернуть
Вспять вакханалию убийства...
Итак, я изложил вам суть,
Прошу прощенье за витийство...

Так появился и в Москве
Кружок, объединенных тайно
Вокруг трех литер «ЕТБ»...
Все не случайно. Не случайно...

И Бокий принял в спецотдел
Главу сообщества масонов...
Чего же он, как босс, хотел
От страннейшего из ученых?

Карл Маркс считал, что мозг людей
Из всех известных во Вселенной
Разнообразных крепостей –
Найнеприступнейшая... Ценной

Работой счел ОГПУ
Попытки Барченко прорваться
Сквозь стены крепости, табу
Преодолеть и докопаться

До тайны мозга... ВЧК
Считала: Барченко успешен.
-- Еще каких-то полшажка –
И всем врагам мозги причешем.

Трудитесь, мэтр, мы верим вам...
Цель: телепатия. Желаем
На расстоянии врагам
В мозгах копаться. Так узнаем

Все вражьи планы наперед...
Трудитесь, мэтр. И не сдаваться:
Упорство крепости берет.
Ищите способы пробраться

К истокам мысли – и тогда...
-- Идея нравится, профессор:
Мозг – радио... И провода
Не требуются для процесса

Приема-передачи... Мозг
Осуществляет сам настройку,
Ведь он податлив точно воск...
-- Все верно, но при этом столько

Больших неясностей, проблем...
-- Ну, здесь-то вам и карты в руки.
Ведь вы дадите фору всем...
-- Стараюсь послужить науке...

-- Служите заодно и нам.
Мы тоже жаждем результата.
Скорей бы с горем пополам
Меня хотя бы в телепата

Вы превратили!
-- Результат
Подобный достижим не скоро...
-- Трудитесь, мэтр. Я очень рад,
Что мы – товарищи. Партнеры...

Дается полный вам карт-бланш,
Исследуйте мозги. Ищите.
Пусть мысль летит аж за Ла-Манш
За тайнами... И сообщите

Про самый малый результат,
Отметим радостные вести...
Творите. Мэтр! Я очень рад,
Что мы – в одном строю. Мы вместе...

Внушаемость, телекинез
И телепатия – примеры
Того, во что ученый влез
Экспериментами... Вне Веры

Опасны эти чудеса.
Рискует Барченко, рискует...
Но черный «паккард» по часам
Его привозит в центр... Тоскует

Душа по Шамбале... Его
Прикрытье – корешки и травы...
Тогда, скажите, для чего
Привозят на Лубянку? Правы:

Он ходит в кожаном пальто –
И это знак немаловажный.
Среди сотрудников никто
Сей внешний облик авантажный

Иначе не воспринимал,
Как принадлежность к чинадралам
ОГПУ... Все расширял
Задачи Бокий.
-- Службе мало

Гипноза. Дайте нам отчет
О всех аспектах тайных обществ:
Какое и к чему влечет,
Структура, методы пророчеств,

Их символ веры, их дела,
Их иерархия и люди...
Короче, нужно, чтоб была
Вся информация на блюде...

Научный главный интерес:
Энергия мельчайшей клетки...
Как подобраться к клетке без
Тончайшей техники в разведке

Ее источников и как
Расходуется биосила,
Как ковыряется в мозгах?
Не просто разобраться было...

Мэтр ставил опыты, искал
Ответы на запрос науки...
Звериный органов оскал
Из-за плеча... Дрожали руки...

По совместительсту – эксперт
По психологии и пара...
-- Мы подготовили концепт
По выявленью лиц, кто дара

Криптологического нес
Незаурядные задатки...
-- Заплатим щедро, не вопрос...
Подход серьезный... Без оглядки

Включаем процедуру в план
Тестированья кандидатов...
-- Да, кстати, нами взят шаман...
-- Еще, надеюсь, жив?
-- Куда-то

Заслали, вроде. Но найдем...
Мы ж понимаем – для науки...
-- Пришлите к нам его!
-- Пришлем.
Из рук, как говорится, в руки...

Впридачу, пара знахарей,
Цыганские гипнотизеры...
-- Пришлите же их всех скорей...
Уже распорядился. Скоро

Доставят в «черный кабинет»...
В Фуркасовском...
-- Тогда прощаюсь...
-- Жду вас, профессор, на обед...
-- Как буду занят... Ну, смещаюсь...

Внимание тогда привлек
Смышляев из второго МХАТ’а.
Он, режиссер и педагог,
Природой одарен богато.

Пожалуй, слишком: иногда
Он в каталепсию срывался –
И словно бы с души узда
Спадала: точно дознавался,

Что было, что произойдет...
Пилсудского болезнь авансом
Предсказывал... В холодный пот
Его бросало... Постоянством

Опасных признаков задет,
Профессор запретил попытки
Заглядывать за парапет
Смышляеву...
-- У нас в избытке

И ясновидцев и иных
Субъектов, склонных к озаренью...
Работать будем через них...
Смышляева, согласно мненью

Всех понимающих, беречь
Необходимо... Он на грани...
Глеб Бокий:
Так о чем же речь?
Что, Валентин Сергеич -- крайний?

Пусть возвращается к своим
Актерам и студентам вуза...
Смышляев позже с Москвиным
Дружил – и дружбе не обуза,

Что он прогнозы выдавал
ЦК заворгу... В спецотделе,
Случалось, Барченко читал
Доклады о любимом деле.

Он сам воспринимал всерьез
Уроки,что давал чекистам...
-- Вниманью вашему чертеж
Я предложу: вот так искрится

В мозгу внушающем волна...
В мозгу внушаемом – иначе...
Из диаграммы вам ясна
Вся суть гипноза... При задаче,

Что вам поручено решать,
Гипноз – ценнейшее подспорье...
Вся суть, чтоб мозгу не мешать,
Не надо, с подсознаньем споря,

Сильней на логику давить...
Поверьте вашему предчувствью...
Все подсознанье уловить
Само сумеет – и к искусству

Приблизитесь вскрыванья всех
Секретных кодов и барьеров...
Себе поверите – успех
Ваш неминуем... Тьма примеров...

Серьезно слушает народ
В высоких должностях и званьях –
И конспектирует, берет
В актив чекистский эти знанья

Леонов. Тайн охрану он
Сам обеспечивал в державе.
Филлипов. Строгость и закон
В севлагах утверждал – и вправе

Карать и миловать народ,
Что горе мыкал за «колючкой»...
Товарищ Гусев «Русский код»
Помог придумать. Сделав ручкой

Всем расшифровщикам земли...
Его коллега из Генштаба
Товарищ Цибизов... Нашли
В докладах нечто. Что неслабо

Им помогало в их делах –
И конспектировали дружно,
Как говорится. Не за страх –
За совесть.. Значит. это нужно...

Порой вне стен ОГПУ
Профессор проводил доклады.
Тогда чекистскую толпу
Иные рвзбавляли... Надо

Из Совконтроля Москвину,
Цековцу Диманштейну это...
Не нарушая тишину,
Внимали откровеньям мэтра.

И Стомоняков приходил,
Наркоминдельский чин высокий...
Он, как и те, другие, был,
А впрочем, так же, как и Бокий,

Из тайной ложи «ЕТБ»,
Где Барченко бессменный лидер...
Мэтр не замечен в похвальбе
И из чужих никто не видел,

Как он вскрывал сверхсложный код
Через контакты с ноосферой.
Вот и задумайся, народ,
Какую силу дарит вера.

В конце двадцатых для его
Загадочных экспериментов –
(Видать, включали колдовство) –
В музее взят без аргументов

Костюм шамана, бубен, все,
Что полагались, причандалы...
Неужто сам во всей красе
Бил в бубен и камлал? Подвалы

Угрюмых зданий никому
Не отдадут его секретов,
Зачем камлал и почему...
Мечтою давнею согрета,

Все ближе Шамбала... Уже
Добился Бокий и финансов...
Но с курса сбил на форсаже
Чичерин. Не оставил шансов

Ученому аристократ –
Наркоминдел... Печальный нонсенс...
Казалось бы, Чичерин рад
Визиту мэтра... Воленс- ноленс

Он вежливости отдал дань,
Заслушав смелую идею...
Однако же осталась грань...
-- Тибетской темой не владею,

Но я позднее дам ответ...
Понятно, вовсе нет ответа,
Что в дипломатии – запрет...
Однако ведь не только это

В заданьях Бокия ему:
-- На сторону советской власти
Полезно бы привлечь всю тьму
Секретных – по оккультной части –

Раличных обществ... Коминтерн
Давно вынашивал идею:
На службу нам бы встать всем тем,
Кто тайные плетет затеи,

Мистически украсив их...
Глеб Бокий поручает мэтру
Воззваньем разогреть таких,
Ничем не задевая веру,

Привлечь хасидов, кержаков,
Голбешников и лам тибетских,
Любых идейных чужаков
В помощники спецслужб советских.

-- Пусть нам послужит и шаман...
Особо ж удели вниманье
Исмаилитам... Ага-хан,
Коль проявил бы пониманье,

Нам дал бы веский аргумент
В борьбе с британскою короной...
Здесь привлекательный момент
Сотрудничества... Первой конной

Должно воззванье быть сильней...
И мэтр творил свое воззванье...
Но власть с кровавых первых дней
Все обессмыслила старанье

Ей ангельский приделать флер...
Осталось то воззванье втуне,
Никто на горе и позор
Не захотел служить коммуне.

К исмаилитам мчал в Париж,
Бомбей и в Пуну Коля Рерих.
Итог: все тот же голый шиш –
Советам ни один не верит.

Срединный август. Угловой
Подъезд. Выходит в переулок,
Тип -- в Денежный свой... Молодой
Еще, но лысый... Вжик – окурок!

Есть! Точно – в урну. Тип сверкнул
В улыбочке вставною сталью,
Неведомо о чем вздохнул,
О том ли, как презлую стаю

Петлюровцев в клочки порвал,
Как ими схвачен был в итоге,
Как пан щипцами вырывал
Свирепо зубы... Как в дороге

Он все же вырвался из лап
Осатанело самостийных...
Он с малолетства не был слаб,
Учился у умелых, сильных

Одним ударом поражать
Противника... Такое время,
Что надо быстро побеждать –
И он наращивал уменье...

Он вскоре вышел на Арбат,
Фланирующая походка,
Но жесткий, напряженный взгляд...
Он в Шереметьевском... Погодка –

В такую только и гулять...
Но он вошел в подъезд старинный,
Пошел шагами размерять
Пролеты... Вскоре резкий, длинный

В квартире прозвучал звонок...
Здесь жил эксперт наук военных
Профессор Снесарев... Клубок
Скатался из обыкновенных

На первый взгляд событий... Дочь
Професора как раз учила
Историю, мол, был охоч
Испортить заключенье мира

С германцами один эсер
Ужасно кровожадный Блюмкин –
Устроил Мирбаху расстрел...
Но те эсерские задумки

Предателям не помогли –
И были сброшены со сцены
Истории, а ведь могли
Служить стране, не будь измены...

Профессор Снесарев царю
Еще служил -- агент, полковник.
Он, точно вотчину свою,
Знал Индию... Британцам кровник –

Уж натерпелся в бытность там...
Гость приглашен в библиотеку...
Там книги, книги по стенам...
Здесь дочь за книжкой...
-- Человеку, --

Профессор начал объяснять, --
Почти немыслимо прорваться
Сквозь Гиндукуш... Прощай-прости
Здоровье... Горы – и коварство

Лавин и трещин... Лошадей
Оставить нужно у подножья...
Все грузы на плечи людей...
-- Но вы прошли. Выходит можно...

-- Да, мы прошли. Какой ценой?
От страха люди поседели.
Мой друг вернулся с гор больной...
Давящее пространство... Цели

Мы не достигли все равно –
Разведать путь для наших армий...
-- Но вы прошли там!
-- Так давно...
И что-то осложнилось с кармой...

-- Вы в карму верите?
-- А вы
Не верите в нее?
-- Не знаю...
На мне же Мирбах...
-- Для молвы
Преступник вы...
-- И я скрываю

Всегда под псевдонимом суть...
Девчонка замерла над книжкой...
-- Нет, Блюмкин, карма вам – не круть,
Не верть... Все прошлое отрыжкой

В грядущей скажется судьбе...
-- Вы, кстати, с Барченко знакомы?
Глава масонов «ЕТБ»
Про кармы вечные законы

Дословно то же что и вы
Твердит...
-- Знать что-то понимает...
-- Ну, мне умнее головы
Встречать не доводилось... Знает

Такое, что ни мне ни вам,
Хоть мы не первый год в разведке,
Узнать не суждено... Отдам
Полцарства за его заметки...

Добро, профессор, мне пора...
-- Давайте водочки по рюмке...
-- Чтоб пропустила та гора...
-- Что, папа, это вправду Блюмкин,

Который Мирбаха убил?
-- Ты слышала его признанье...
-- Но как же...
-- Так вот... Позже был
Прощен. Оставлен без взысканья.

И службой взят в водоворот.
Авантюрист, агент отважный,
Под именем чужим живет –
И двинет, точно, в этот страшный

Поход сквозь дикий Гиндукуш...
Его не запугаешь кармой.
Встречал таких... Ты вот что... Уж
Забудь о нем...
-- Такой шикарный

Подарок дан мне от судьбы:
С таким незаурядным типом –
(Такие люди, как столбы,
Как вехи по судьбе) – как тифом

Он заражает нас собой,
Что на всю жизнь неисцелимо,
Своей харизмой и судьбой...
Ах, лучше бы пронесся мимо...

Какой Чичерину резон
Мешать великому походу?
Завидовал? Возможно... Он
Привлек в союзники Ягоду,

Трилиссера... Интриговал...
А все давно готово было...
Им Королев преподавал
Урду, а пегая кобыла

Учила ездить их верхом...
Они готовились серьезно...
А тут – с препонами нарком...
Переговоры, склоки... Грозно

Дзержинский на своих сопел,
Грозил им карами земными,
Добился бы, но не успел –
Инфаркт...
-- Теперь не сладишь с ними...

Был сильно Бокий огорчен...
-- Ну, ладно... Блюмкин есть, пролаза.
Ему Чичерин нипочем...
Во исполнение приказа

Он уезжает на Памир...
И вскоре он уже в Синцзяне.
Московской девочки кумир
Тибетским ламою в скитанье

Себя туземцам здесь явил,
Наверно, ловко притворялся,
Все перевалы покорил...
Но что он видел, с кем встречался,

Неведомо... Отчета нет...
Иль так поныне засекречен?
Нет никого, кто тот секрет
Раскрыл – и похвалиться нечем...

Глеб Бокий – мэтру:
-- Не пробить
Нам Шамбалу – застряли глухо...
-- Таккое дело загубить!...
-- Да, невезуха!
-- Невезуха?

-- Ну, ладно, ты не обобщай...
А хочешь, -- формируй бригаду –
Ты ж собирался на Алтай?
-- Там побывать, конечно, надо...

И там заветные места...
Голбешники по тайным тропам
Туда сигают неспроста...
... И Барченко по ним потопал...

Там поражали колдуны
Уменьем покорять погоду.
И в гипнотические сны
Вводили без труда по ходу...

Алтайский краткий эпизод
Дал пищу новую раздумьям...
В столице Барченко зовет
Цвет «ЕТБ»...
-- Итак, рассудим:

Такие знания за день
Не накопить – осколки древних...
Ту массу с краешку поддень –
И вот – лавина знаний... Мне в них

Нельзя копаться одному,
А этим сказочным богатством –
(Нет, посторонним – никому!) –
Обязан поделиться с братством,

Как с вами я теперь делюсь,
Так поделюсь и в Ленинграде...
Уполномочите – сошлюсь
На вас...
-- Да, поезжайте, ради

Того, чтоб знанья передать
И закрепить за нашим братством...
Он в город на Неве опять
Приехал... Блюмкин со злорадством:

-- Кто вам позволил этот рейд?
Вы почему мне не сказали?
Мэтр в шоке:
-- Это что за бред?
-- Вы по Алтаю разъезжали,

Выходит, втайне от меня?
Надеетесь, что шеф высокий
Прикроет?
-- Полная фигня!
-- Учтите: оба, вы и Бокий

Давно под плотным колпаком,
Прихлопнем вас, как мух осенних...
Ишь, разъезжаете тишком!
Не выйдет... Оба – на колени!...

Не то мы уничтожим вас.
Жену, детей не пожалеем...
Агранов? Ну, Агранов – пас.
Он заступиться не посмеет

Поскольку с давнишних времен
И этот, так же, как и Бокий,
Уже доказано: масон...
Внезапно проявились склоки

В чекистском лагере... Гниет,
Известно, рыба с головенки...
Там, кто-то наверху дает
Отмашку Блюмкину... Подонки

Готовы броситься и рвать,
А он-то их считал друзьями...
Чекисты стали угрожать...
Не зря ли с ними он, бойцами

Бесовской власти стал дружить?
С ней не бывает компромиссов...
Так как же мэтру дальше жить,
Коль зло ему бросает вызов?

Решив проблему за него,
В тридцать седьмом арестовали.
Власть не щадила никого
И всех боялась. И едва ли

Глава масонов уцелеть
Мог в этом дьявольском психозе...
Кто станет здесь кого жалеть?
О людях вождь, как о навозе

Судил... Мэтр потащил вослед
Других из «ЕТБ» масонов...
Им от «друзей» спасенья нет...
Мэтр с Бокием в разряд шпионов,

Понятно, определены...
Но как же? Барченко – ученый,
Его же знаньям нет цены!
Тем хуже! Этой власти черной,

Той власти, что от Сатаны,
Сияющие чистым светом
Опасны вдвое и страшны...
Допрос, угроза пистолетом...

Бумагу дали и перо,
Велели описать подробно,
Что делал... Он искал добро...
Ложатся на бумагу ровно

Его идеи и мечты...
Хоть так, он полагал, потомкам
Расскажет то, что с высоты
Исследований в мире тонком,

Узнал и понял... Целый год
Исписывал листы профессор,
Сверхдавний раскрывая код...
Но нечестивого процесса

Однажды наступил финал...
И враг страны по приговору
Чрез четверть часа расстрелял
Ученого... Записок ворох

И главный труд его сожгли...
Уже когда скончался деспот
Не без труда друзья смогли
Добиться очищенья... Дескать,

В архивах никаких следов...
Но все же в оттепель Хрущева
Добились... Толку-то... Судов
Бесчинства подлого и злого

Последствия не зачеркнуть...
Зло и семье его творили
Супругу в лагере замкнуть
И сына старшего решили

Супруга Ольга двадцать лет
Безвинно провела в КарЛаге
А сыну старшему хребет
Сломали палачи в Норлаге –

И отпустили умирать...
Сын младший, Святозар, с сестрою –
В детдоме... Тоже бедовать
Пришлось изрядно... Той порою

Война с фашистом началась,
А детский дом на Украине –
И дети нахлебались всласть...
Дочь на работы на чужбине

Насильно немцы увезли,
Сынок по селам побирался...
В шестидесятом лишь смогли
Найти друг друга – и собрался

Порушенный семейный клан...
Рассказ мой подошел к итогу...
Жил человек, в душе был храм,
Был человек угоден Богу...

Но храм разрушен... Человек
Расстрелян... Станет ли уроком
В пришедшем веке – прошлый век?
Неужто в рвенье недалеком

Позволит мерзкое творить
С собой народ сверхтерпеливый?
Пора бы тропочку торить
Для разума в удел счастливый...

Однако верится с трудом,
Совсем не верится, что плесень
Чекистская покинет дом
Российский, вылезет из кресел

По доброй воле... Много лет
Терзают родину чекисты –
Сердца – гадючьи, жар и бред
В мозгах – и руки их нечисты...

Ну вот. Что знал, то рассказал
Вам о судьбе провидца-мэтра...
Век людоедский растерзал
Великих... Вот, такое ретро...



 



Ещё стихи этого автора:
В сентябрьском парке Librarian Corie Фотография: я – и женщины... Тихая песня Неправедный конкурент Музыка Стати людиною – значить -- прожить... Журфак-6-3. Люся Журавлева Блатная песня Песни-2006 Полина Космическая песня Убийство Пелия Седьмой подвиг Геракла Таке звичайне життя-12. Брати й сини Сынок предупредителен и чуток... Поэт Сергей Потехин Журфак-8-12. Послесловие к книге восьм Эхо любви До самотностi приречений поет... И я не идеал и ты грешна... Песня о моей любимой Читая Пауля Целана. Говори и ты Сквозь задымленное стеклышко Я смотрю на Солнце по утрам. Калидонская охота Неудачная песня Политика Вчителi поета – поети й читачi… Очень хочется спать... Эсон опять молод Ахейские сказания Пушкин, Есенин и... Белый лист, чистый лист... Возле ажурной ограды... Девушка перебирала вишни... Убили любовь Путем сизифовым капризнымююю Ахейские сказания Осел-певец Cвинья и соловей Колесо Барабан Соловей и свинья Мир в восторге! Певец Ангельская музыка Композитор Счастье Осень Журфак. Поэма поэм. Предисл. к кн 3. Поет "Ореро" Мальчик с лебедем в парке – Тяжелая ветка каштана качается… Люда Весна Черновцы. Строительный техникум Дуэль Журфак-3-4. Саша Иваненко К тебе "Ну, и что ты мне хочешь сказать?..." Вдохновение Коктебель. Дом Волошина Журфак. Первая сессия Геракл и Деянира... * * * Ахейские сказания -14. Гермес Красивая женщина Песня не прощается с тобой Поэтам Интернетной Эпохи Города Не бегу вприпрыжку за прогрессом/// Люда Хмельницкий Северодонецк Кривой Рог Город Черновцы О, Москва!... Прага День города в Новосибирске Пятно Новый год К тебе... Клаус Нью-Йорк Мова Дионис Асклепий Рождественская ярмарка в Манхеттене… Нью-Йорк, Южный морской порт... Сизиф За решеткой, как тупой павиан… Прометей Пандора Ахейские сказания-21. Девкалион Эос Гелиос Селена Пан Рано иль поздно приходит такая пора: Эхо На Землю мы приходим много раз Сиринга и Дафна Леди Лидия Кентавры Музы Орфей Дойч А меня, такого несуразного. У одиночества есть утешенье: Я * птица невысокого полета, Над Вселенной * разлучальные дожди. Когда уходит радость вдохновенья, Петух Европа и Кадм Пирожки Минус сорок Тантал и Пелоп О "Журфаке" Мне подарили к юбилею жизнь Повоювати, пане президент? Пять трудных лет в США Поезд Год деревянного Петуха, Новогодние гости... Кучборская А стихи пишу ведь без помарки я,... День без утех и затей Беллерофон Год Манки Кто б сказал, какого лешего... Журфак-3-5. Света Назарюк Сказание о походе князя Игоря Рецепт от одиночества Мартовский мотив Белый мышонок Журфак-3.. Кучборская... Персей, победитель Горгоны Медузы В театре «Маэстро» -- премьера. Мидас Не бывает богатых поэтов.. Слово о полку Игореве Поэт и интернет Журфак3-6. Груня Васильева Донна Конфуз на свидании Снисхождения долгий взгляд WEB-поэтессе Илане Вайсман WEB-поэтессе "Ромашке" Лимерики. WEB-поэтессе с псевдонимом "Ариша" C планетой наедине Слово Чудо через дымоход Журфак-3-2. Тома Юстюженко Зов Моя нетронутая девочка, Журфак-3-7. Иван Калиниченко Не бывает богатых поэтов... Te,кого мы любим,, Встреча Отголоски Поезд в детство Осень Монолог забытой девушки Дым Натали :Петр Паршиков Таня Камилле Юной писательнице Wande Татьяне Маша, Мария... Свете Журфак-3-3. Люся Журавлева Стеша Струна Web-поэтессе Королевой 21 мая 2004 года… Журфак-3-10. Гриша Медведовский WEB-поэтессе Ольге Королевой Ольге Елена Наталья Слово о полку Игореве Страсть "Музыка Григория Пономаренко на стихи Поэт и актер Реквием по Муслиму Оттенки Рождение и детство Геракла Черная береза Юность Геракла "Черные" лимерики I am since years in it’s heart, Первый подвиг Геракла Я уйду по-английски Второй подвиг Геракла Геракл у Омфалы Третий подвиг Геракла Пятый подвиг Геракла Шестой подвиг Геракла Здравствуй, радость моя.... Восьмой подвиг Геракла Девятый подвиг Геракла Троя. Геракл, Лаомедонт, Гесиона Removed Геракл у Адмета Ахейские сказания. Адонис Бывшей поклоннице Убрано Десятый подвиг Геракла На перекресточку с 4-й "Вест" Одиннадцатый подвиг Геракла Как Геракл Трою разгромил Двенадцатый подвиг Геракла Геракл и Эврит Геракл и Деянира Людмила Евдокимовна Татаринова Журфак-4-4. Саша Иваненко Журфак-1-2. Я, Семен... Журфак-4-1. Возвращение Журфак-4-5ю Таня Коростикова Журфак-3 Памятник в Донецке Муслим попрощался с Москвой Журфак-4-7. Оля Боголюбова Ахейские сказания. Гера Журфак-4-4. Люся Журавлева Гераклиды Рождение и воспитание тесея Тесей Тесей идет в Афины Тесей в Афинах Ясон в Иолке Дедал и Икар Тесей и амазонки Тесей и Пейрифой Тесей на Крите Фрося Журфак-4-3. Тома Юстюженко 14 мая Элип Золотое руно. Остров Аретиада и прибыт Жуофак-4-8. Ганна Павловна Миньковская Ясон готовится к походу в Колхиду Золотое руно. Рождение Ясона Ахейские сказания. Эак «Недостижимый образец!» -- Аргонавты в Мизии Аргонавты у Финея Зоротое ркно. Симплегады Богини хотят помочь Ясону Ясон у Эета Ясон выполняет порученгие Эета Медея помогает Ясону похитить Золотое Побег Аргонавтов* Золотое руно. Превратности обратного п Аргонавты в Ливии С Золотым руном -- на Родину Журфак-4-9. Иван Калиниченко.... Журфак-4-1-ю Петр Паршиков В дорогу... Темы Вера Журфак-9-9. Лариса Лабарова Моя надiя В той толпе многоликой и многоязыкой.. Ходят луны по белу свету... 20 августа 2005 "И я в Марину Влади был влюблен..." Журфак-4-11. Федор Хрусталев Здравствуй, радость моя... О тебе. Пролог Журфак-4-12. Маша Кузьмина Ахейские сказания. Аталанта Ахейские сказания. Яблоко раздора Ахейские сказания. Ахилл Ахейские сказания. Диоскуры Прекрасня Елена Ахейские сказания. Похищение Елены  Начало Троянской войны О тебе. Луна первая -- над Черноыцами Полина Ахейские сказания. Троянская война Ахейские сказания. Эпилог Ахейские сказания. Посейдон Ахейские сказания. Дафна Ахейские сказания. Аполлон у Адмета Ахейские сказания. Артемида Ахейские сказания. Пигмалион Ахейские сказания. Эрот Отпускаю Ахейские сказания. Эрисихтон Ахейские сказания. Ночь "Вот, представь себе: так же люблю..." Ахейские сказания. Пять веков человече Ахейские сказания. Данаиды Ахейские сказания. Персей Ахейские сказания. Зет и Амфион Ахейские сказания. Ниобея Ахейские сказания. Кефал и Прокрида Ахейские сказания Прокна и Филомела Ахейские сказания. Борей и Орифия Ахейские сказания. Кипарис О Володе Высоцком... Ахейские сказания. Гиацинт Полифем, Акид и Галатея Ахейские сказания, Атрей и Фиест Ахейские сказания Эсак и Гесперия О тебе. Луна вторая -- над Криворожьем :Журфак-4-13. Игорь Нухович Тхагушев Журфпк-4-14. На подъеме. О тебе. Луна третья -- над Хмельницким Ян Налепка «Наташи» Журфак-9-4. Петр Паршиков Воробушек Поня* Ирена Афродита, эвхаристо! Мамихлалинатана Любимая, тода раба* Кёсёнём сепен*... Благодаря* тебя, булка**! Дзенькую* тебе, дзевчизна**, Мучас грациас, сеньорита*, Пророчество о Черновцах О, мадемуазель, Шокран, сахбете, шокран*... Аригато* Мульцумеск, фетице, мульцумеск*... Я ти декуи, слечно. моцкрат... Ирландский аэронавт предвидит смерть . Журфак-6-2. Таня Альбац Гиви Журфак-18-1. Предисловие к книге 18-й Совести азимут – Журфак-5-1. Пролог О тебе. Луна четвертая. Над Москвой Журфак-8-11. Леонид Крохалев 17 сентября 2005 года На орбите Есенина Журфак-5. Коли зустрiнешся з напастю... Где ты, отрада отрад? Не скрывайся за Джингл беллз На Бруклинском пароме. Из Уолта Уитмен На орбите Есенина. Юрий На орбите Есенина. Наденька В кожнiм серцi i лiто i осiнь... Пока струится кровь еще... Интервью Памяти Муслима Магомаева Дни идут, недели бегут, а годы летят.. Журфак-5. Пролог Журфак-5-1. Валерий Хилтунен Журфак-5. О тебе. Луна пятая -- над Новосибирско Маннахатта*. Из Уолта Уитмена Бродвей. Из Уолта Уитмена На Бруклинском пароме-1. Из Уолта Уитм Оптимизм О тебе. Луна шестая -- над Нью-Йорком. О тебе Ирландский аэронавт предвидит смерть . -- Вiдмовлено у довгому життi! Буковинський смак. Мамалига Триста семьдесят лун... Белый шум... 14 мая Ах, мулаточка, мулаточка... Черновицкие острова Колдунья Выборг Октябрь 370 лун... Журфак-5-5 Александр Иваненко Журфак-5-4. Тома Юстюженко Журфак-5-3. Я, Семен... Поэтесса из Инты Галка Коноплева учит дойч... Царь Соломон. Пролог Царь Соломон -1 Царь Соломон-3. Месть за Давидовы обид Читая Пауля Целана. Во что ты преврати Простоте невозможно подражать. Царь Соломон-5. Соломон строит Храм Царь Соломон-6. Иерусалим Царь Соломон-7. Храм Царь Соломон-8. Соратники Журфак-5-6. Петр Паршиков Серость Ложь и честь Журфак-7-5. Саша Клим Журфак-5-6. Таня Коростикова Гагарин Пиночет Чили-2005 Динка Буковинський смак. Мамалига Кажуть люди про мене: невдаха... София Ротару Сон Просьба Журфак-5-8. Иван Калиниченко Бард и миллиард Будильник Дар Жизнь Журфак-9-7. Татьяна Суворова. Новый фр Акро-2006 Анти... Пирамида Многая лета - 1. Пролог Многая лета-2. Красная Шапочка Многая лета-3. Крошечка-хаврошечка Ханука Журфак-18. Когда мы жили на Земле. Эпи Пiшли лiта човнами за водою... Ты не снишься мне никогда Журфак-5-10. Владимир Воевода Журфак-5-2. Валерий Хилтунен. Новейшая Собака и кот Редактор и трактор Убили любовь Журфак-7-5. Наум Моисеевич Хорош Журфак-17-5. Лидия Георгиевна Петрова Журфак-16-3. Тома Январь Читая Пауля Целана Что случилось? Размечтался Не видеть тебя-2 Не видеть тебя.. Журфак-6-6. Александр Самылин. Транс-эфирное лепетанье ... Кожна Ганна по-своєму гарна... Придет покуда неизвестный день Свенска Перед дождичком в четверг... Поезiя безсмертна i нетлiнна... Мне руки для чтенья уже коротки... Американки, американки... Мы в чужой стране -- изгои, парии... Литературные гиены... Журфак-5. Послесловие к книге пятой Песня о любви Канада Молодым "генияям" Уваажаемые по...читатели... Нарожный по\т Дубовые листья Мы служим вечности... Зима Принцесса и царевна Журфак-8-10. Виктор Притула Запретный плод Шведка Убрано Солнце -- на лето. зима -- на мороз... Россия Америка Что обещает мне нумерология? Принцесса из Одессы Пишу стихи Я шагал по Москве... Где ты, мой нежный, мой ласковый друг? Еще продержался неделю, пока не уволен Рош ашана. Как я готовился в вуз... Сон о детстве Прилетают ко мне из далекого детства к Мы встретились с тобой в последний раз 8 марта 2006 года Весна света Город песен Николаевская церковь Обозначимте ориентиры... Память о Черновцах Куда, шальное время, ой, куда ты? Моя музыка Мэтр Футбол моего детства Признание в любви родному городу Город "А!" Пиратская песня Практика в Черновцах День народной свободы Черновицкий трамвай Чернiвцi Солнечная женщина... Танк Журфак-9-12. Василий Шпачков Танцы на крыше Дома офицеров в Черновц  4 сентября 2007 года Американизм Алопеция а Черновцах Вроде все мои отпели соловьи, Репортаж с Новосибирской улицы в Черно Сельхозвыставка 1954 года в Черновцах Детская библиотека на Советской площад Не выкарабкаться мне из судьбы... Мой сын в Черновцах Журфак-6-7. Нина Медведовская Завод Холодильник Холодильник Возвращение в Черновцы Командировка к сыну Журфак-6-8. Петр Паршиков Мой антисталинизм Журфак-9-3. Тома... Лютий * * * Журфак-6-1. Пролог Вчимося пiзнавати Божий свiт... Журфак-6-5. Саша Иваненко! Журфак-5-11. Послесловик к книге пятой Десь колись ти кохання пiзнаєш... Журфак-6-10. Иван Калиниченко Опера в Черновицком трамвайном парке «Исгадал выискадаш шмэй рабо...» Я многого в России не люблю,  Прощаю …В ноябре по столице уже не шуршат лис Черновчанин Йозеф Шмидт Черновчанин Ян Черняк Журфак-6-10. Виктор Петрович Мастеренк Ушел поэт... Журфак-7-2. Я, Семен... Ченовчанин Манфред Штерн Первый черновицкий космонавт Дмитро Гнатюк Михаил Эминеску Я не люблю Ольга Кобылянская С давно прошедшим Новым годом* Нескладухи Степан Сабадаш Владимир Ивасюк Черновцы мои, Чернiвцi/// Черновцы мои, Чернiвцi/// Поиск Ночная песня (В соавторстве с поэтессо Журфак-6-3-. Тома Юстэженко Псевдонимы для любимой Журфак-8-7. Саша Газазян -- Ну, здравствуй! Ну, вот, позвонил Журфак-8-9. Ира Лесина Ко дню рождения Евгения Евтушенко Журфак-61. Я. Семен На сайте «Холм поэзии» стоят... Журфак-6-12. Сусанна Конторер Журфак-8-1.Предисловие к части восьмой Встреча Был... Журфак-4 Журфак-15-3. Тома Онегинская строфа Журфак-6-13. Валентина Тимофеевна Рыба Журфак-6-14. Послесловие к шестой част Журфак-6 Вчителька української мови у НСШ №24 Журфак-7 Журфак-7-6. Наташа Воливач Сын Украины Журфак-7-1. Пролог Песня-клятва Журфак-1-1. Пролог к эпопее. Новая вер Удалено На Бруклинском пароме -3. Из Уолта Уит Другу Журфак-16-2. Я, Семен... Учим испанский Журфак-1-2. Я, Семен... (Новая версия) Вопрос вопросов: для чего живем? Совет Депрессивное-2 Я не поседею, я не побелею... «Я спросил у ясеня, где моя любимая..& Он не лез на рожон, чтоб себя попиари Зарина Леди Осень, в начале письма... Комета и котята! Серенада (Написано в соавторстве с Поэ Луна в колодце Млинцi Нелли Сердечная недостаточность Журфак-7-4. Нелли Мурнова Сентябри Чай вдвоем. В соавторстве с Надеждой В Вкус Черновцов. "Буковинская" Вкус Черновцов. Паляныця Вкус Черновцов. Пончики на Кобылянской Вкус Черновцов. Голубцы в виноградных Вкус Черновцов. Миндальные пирожные Бобыльи раздумья Ностальгия. В соавторстве с Олесей Завистникам-ненавистникам Прохання Журфак-8-7. Саша Газазян На пороге... Если в доме есть телефон... Прилетiли вереснi А день, як доля сiрий... Любчик Журфак-8-2. Я, Семен... На Бруклинском пароме-4 Журфак-9-4. Саша Иваненко На Бруклинском пароме-6. Из Уолта Уитм На Бруклинском пароме-7 На Бруклинском пароме-8. Из Уолта Уитм На Бруклинском пароме-9. Из Уолта Уитм На Бруклинском пароме. Из Уолта Уитмен Лебединая песня Крыша. Ночная пьеса. Из Германа Мелвил Такси. Из Эми Лоуэлл Предчувствие. Из Эми Лоуэлл Прибытие в "Уолдлрф". Из Уол Большая Цифра. Из Уоллеса Стивенса Мне скучно Юнион Сквер. из Сары Тисдейл Бродвей. Из Спры Тисдейл * * * Нью-Йорк. Из Марианны Мур Тропики в Нью-Йорке. Из Клода Маккея Рекуердо(Помню). Из Эдны Ст. Винсент М "Тайны не скрыть -- мне случилось Наблюдения. Из Дороти Паркер Ирландский аэронавт предвидит свою сме Ирландский аэронавт предвидит смерть ( Пол-Земли между нашими странами... Поминальная молитва Журфак-8-5. Петр Паршиков гг Раз, два, три, чотири, п’ять... Журфак-9-11. Валерий Хилтунен. Новая в Здравствуй, любимая! Журфак-9-2. Я, Семен... От Пушкина и обратно. К моим друзьям.. От Пушкина и обратно. Бард. Из Джулиан От Пушкина и обратно. Мой оберег. Из л -- Целуйтесь на здоровье! – т Пушкина и обратно. К Чаадаеву. Из Дж Ко дню рождения Евгения Евтушенко Мотоциклы легки на позъем... :Журфак-8-8ю Света Назарюк Родина Елочка У землю потрапило зерня Намурлыканные стихи Шкода, що серце не кохало... Єдина справжня розкіш — це розкіш спіл Бринза О! Фонарь над лавочкою в парке, Журфак-9-10. Виктор Притула Заурядная драма – расколота напрочь су По душе, по близости, по смежности Здається, я ще й досi молодий... Коли хочеш довго жити... Возвращусь на Землю, небесам... Запiзнiле кохання Раз, два, три, чотири, п’ять... Ті, що за море вiдлiтають... Я вiрю: нi, не вперше я живу... Ніщо так боляче не б'є... Ольгин журфак Не огидний той рубець... Журфак-8. Ми шукаємо щастя, потрапляем в пригоди Материнськi руки Убрано Редактор и трактор 7 марта 2007 года. Нью-Йорк  Доктор Здоровье Березень Черновцы до Первой мировой...  28 января 2008 Черновцы мои, Чернiвцi... Мой журфак. Книга первая Журфак-9-6. Ольга Боголюбова * * * Гром гремел, гроза была ужасная... Люськин журфак Ностальгируется в чуждых США Журфак-10-3. Тома Поэтессе Ольге Королеве «...Но ведь я не вернусь», -- это Робе Томин журфпк Прощай, любимая! Журфак-11-3. Тома Поэт Наталья Каткова Сиди Таль Журфак-12-3. Тома Мне отмщение – и аз воздам Журфак-13-3. Тома Журфак-14-3. Тома Журфак-16-3. Тома Журфак-17-3. Тома Журфак-13-14. Послесловие к книге трин Журфак-14-1. Предисловие к книге четыр Журфак-Послесловие к книге тринадцатой Журфак-14-14.Послесловие к книге четыр Журфак-15-1. Предисловие к книге пятна 14 мая 2007 года Журфак-15-14. Послесловие к книге пятн Журфак-16-1. Предисловие к книге шестн Журфак-16-14. Послесловие к книге шест Журфак-17-1. Предисловие к книге семна Журфак-17-14. Послесловие к книге семн Я чайку неспешно выдую ... Поэма вторая. Я, Семен... Тома. Послесловие к книге первой Тома. Предисловие ко второй книге Журфак-10-2. Я, Семен Журфак-11-2. Я, Семен… Журфак12-2. Я, Семен... Журфак-13-2. Я, Семен... Черновцы Журфак-14-2. Я, Семен... Скороговорка Нелепицы Нескладухи * * * Пауль Целан Читая Пауля Целана. Фуга смерти... Песня Сплин Журфак-15-3. Я, Семен... Песня о любви День рождения Евтушенко Два поэта Поэтесса Аморальная песня Уркаганская песня Вдова поэта Уход поэта Полярная песня Последний полет Отец гения Учитель поэтов Журфак-17-2. Я, Семен... Взволнованную душу теша Мой журфак. Книга третья Мексиканская песня Песня мужества Журфак-16-4. Груня Васильева Гимн столицы Песня курильщика Журфак-17-4. Груня Васильева (Дарья Д Ностальгическая песня Последняя песня войны Человек фамилию меняет. Лесная песня Дядина песня Поминальная режиссеру Грунькин Журфак Мне жаль: ничего не сумело сложиться – Принцесса Журфак-17-14. . Маадыр-оол Тулуш Журфак-9-5. Света Назарюк Журфак-9-8. Ольга Бордун Шестьдесят -- шестого сентября, ...Он никогда не ездил на слоне Журфак-9-7. Татьяна Суворова. Новый фр 6 сентября 2007 года Памяти Павла Когана Ищу тебя, моя любовь! Крылья... Поэмы В канун високосного года Вспомнилось... Мститель Роза Ауслендер Моисей Фишбейн. Ян Табачник Когда впаду однажды в кому Дусик Отец Дусик Журфак-7-9. Зина Козлова Журфак-7-9. Зина Козлова Журфак-7-9. Зина Козлова Журфак-7-9. Зина Козлова Здравствуй, душенька, здравствуй, лапо Журфак-18-=2. Екатерина Сомова... (До Журфак-18-5. Ростислав Алиев. Сын Журф О романе-поэме «....» Журфак-8-10. Виктор Притула (Новая вер Журфак-18-3. Дмитрий Венцимеров, сын ж Журфак-11-4. Виктор Притула Журфак-17-6. Сергей Сергеев. Журфак-16-5. Виктор Притула Журфпк-12. Василий Шпачков Журфпк-12. Василий Шпачков Журфак-18-4. Ольга Хилтунен. Дочь журф Журфак-14-4. Валерий Хилтунен Гриша Людоед Из Черновцов Новосибирские острова, Как автомат Калашникова, строки Открытое письмо поэту Денни Штайгеру Цыганка Журфак-17-7. Валерий Хилтунен. Первый Журфак-17-7. Валерий Хтлтунен Журфак-7-9. Зина Козлова. Новая Версия Журфак-10-6. Хенче-Кара Монгуш Журфак-10-6. Хенче-Кара Монгуш Журфак-17-8. Григорий Медведовский Поэма восьмая. Галина Вороненкова Ах, чайки, белые кричалки, Журфак-9-6. Таня Суворова. Новый фрагм Графоман Г. Журфак-10-7.. Оля Степанова Несбывшееся Журфак-10-7. Оля Степанова Журфак-16-7. Хенче-Кара Монгуш Возвращение* Журфак-1. Новая версия Кто-то сильный забивает в лужи гвозди Мечта Семь чудес коммунизма: у каждого был Семь чудес коммунизма: у каждого был Кто снимает кино? Кто в кино понимает? День поэзии Поэзия -- большая сила, 19 марта 2008 года Спасибо Журфак-17-13. Хенче-Кара Монгуш Журфак-10-11. Валентин Портас Антония Журфак-9-4. Таня Суворова. Новый фрагм Журфак-12-14. Наталия Алешина Детский кинотеатр имени Ольги Кобылянс Журфак-13-4. Наталия Алешина Журфак-10-10. Петр Паршиков. Новая Вер Банк на Центральной площади в Черновца 19 апреля 2008 года. Ольге Таке звичайне життя-2. Лист з Чернiвцi Дом на Фрунзе в Черновцах Органный зал в Черновцах Президент и спикер Таке звичайне життя. Пролог Таке звичайне життя-3. Як я розшукала Таке звичайне життя-4. Фотокартка 6-г Таке звичайне життя-5. Родичi. Як я ст Таке звичайне життя. Частина перша. Ка 14 мая 2008 года Новосибирский оперный Евро-2008 Так много было прежде светляков В чужой стране я не обрел приют, Странные мысли внедряются в голову. Журфак-17-16. Александр Иваненко * * * Антифашистский гимн Поэты Поэты Поэты Журналистика У поэта ни кола и ни двора. Сосед Сафович Левка, альтер эго: Критикующему меня «поэту» Таке звичайне життя-9. Ворошиловград Пожалуй, в этом снимке что-то есть. А Сашки Левеншуса больше нет Живописец Анна Королёва... Дом моего сиротства O.K. Таке звичайне життя-10. Хуторок Вконец раскрутил экспоненту – Мы, на свет появляясь, орем. Напоминаешь мне на снимке Маргариту. Фильм «Опасно для жизни»…  Моя любовь в шестом классе Абрам Фельдер НСШ №24 в Черновцах Белла Шойхет... С этой девочкой из кла mail.ru -- 10 лет! Writer's pen Что стоишь качаясь, Removed Осенняя песня Есть фамилия в Сибири – Венцимеров. Гамзатовские журавли на чешском Ода на 600-летие города Черновцы Рассказ моей мамы Жени Цвилинг,  Воздымается Тора. -- See you soon… -- See you soon… Таке звичайне життя-15. Передмова до т I will never return Гамзатовские «Журавли» на английском Наш сайт Таке звичайне життя-13. Сини С гастролей возвращается певец. Nocturne Акациевая весна любви, Осенняя песня Памятник отцу Поэтесса Аттракцион под названием жизнь, «Журфак» и... «Журфак»! За пепси были очереди. Брал Помолитесь сегодня со мной Мне б снова туда в коридор общежития, 



СТИХИ ПО ЖАНРАМ

Ямб хорей дактиль амфибрахий анапест анакруза пентон пеон каламбур акростих строфы История русского стиха рифмы


 

 

Главная Стихи Поэты Стихосложение Рифмы Занимательное стихосложение Тесты по стихосложению Литературный юмор

 © 2002-2017 "Русские рифмы"


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100