Главная Стихи Поэты Стихосложение Рифма Занимательное стихосложение Псевдонимы Тесты по стихосложению Литературный юмор

Все стихи
Cтихи по авторам
Cтихи по рейтингу

Занимательное стихосложение

Справочник по стихосложению
Стихосложение и стиховедение
Метр, размер, стопа
Строфа, виды строф
Тропы и стилистические фигуры
Стих и виды стиха
Рифмовка и способы рифмовки











Учебник стихосложения


Поэзия
Рифма и её разновидности
 

Справочник по стихосложению
скачать


 


СТИХИ

Николай Сундырев

ЗВЕНИГОРОДСКАЯ ТЕТРАДЬ.
ПОЭМЫ И ЦИКЛЫ СТИХОВ

Умру не завтра и не через год,
я умер в недалеком прошлом,
закатом багровел восход,
день прессовал обыденным, и пошлым.

Я умер на глазах пустой толпы,
я умер на глазах родных и близких,
как дерево, как сжатые снопы
осыпался на нотах самых низких.

А всем казалось, что стою живой:
шуршали ржавчиной исписанные листья,
лишь знала ты, что я стою немой,
не я, а ветер шевелит засохшей кистью,

не оставляя в воздухе следов,
ни росчерков, ни строчек, ни мазков,
лишь миражи не начатых стихов.

***

Люблю у осени особенную пору:
когда листва как перезревший плод
дыханья легкого эфира ждет,
но, если плод, как камень упадет,
то лист, упав вчера, кружится досюпору.

***

Зачем ты меришь мягким взором,
моя безумная печаль
живет с тобою рядом вором,
мне чувств твоих, и сил не жаль.

Я пробую слезу – солоноватость
напоминает вкус морской волны,
грубишь – я вспоминаю страстность,
след на воде раздробленной Луны.

***
Ночь, пасмурно, фонарь, сосна,
лохматый силуэт, дорога.
По ней приходишь ты одна,
слепа в безудержной тревоге.

Я безучастно, каждый день
Смотрю в окно – придешь ли, нет ли.
Фонарь зажегся, тянет тень,
входных дверей не скрипнут петли.

Сегодня поздно лягу спать –
в меня вошли твои тревоги,
фонарь начнет сосну качать,
и пустоту лизать дороги.

***

Моно-диалог.

Не знаю я, каким знаменьем
звезда в моем окне встает,
но веет свет успокоеньем,
надеждой древней – все пройдет.

"Звезда, наивный, новым взрывом
со светом смерть к Земле несет,
порыв смешается с порывом,
и в прах планету разнесет".

Не верю я тебе Лукавый!
Не может ее дальний свет,
бликуя, даже из канавы,
готовить мрачный винегрет.

"Ты, знаешь, в море-океане,
во тьме, на страшной глубине,
живет Удильщик на обмане
звезды в зубастой голове".

Уйди, смердец, уйди, Лукавый!
Свети, последняя звезда!
Омой, очисть, стакан с отравой!
Брось на весы кристаллик – Да!

***

Закат обуглил силуэты
стволов у края косогора;
лист неразменною монетой
упал к ногам в охапку сора,
подняв в пути переполох,
такая тишь; река зеркальна –
заката огненный всполох
несет в Москву приветом дальним;
там за рекой, до горизонта,
сквозь робкий ивнячок, поля
могли б восстать зернистым фронтом,
но вместо хлеба, фитиля
горят, зажженные закатом,
дурной травы, пушицы пух
дымит, как розовая вата,
и тишина сдавила слух.

***

Стеклянная река с закатом
играет в скользкий перегляд,
в ней отраженья кверху задом
на головах своих стоят –
прибрежные кусты и ивы,
и заросли густой крапивы,
как в зеркале кривом чудят.

***

Больничное.

Осенний, радужный синяк
украсил цветом бабье лето.
Мой член окреп, мой дух размяк,
он ищет в женщинах ответа,
но здесь, куда ни посмотри –
старушки, девки-упыри,
страдающая синь и нежить,
здесь некого ласкать и нежить.

***

- Откуда ночь приходит в лес?
- С небес.
- Неправда. Она приходит из него,
покинув старое дупло;
из ельника ползет тайком
прохладно влажным ветерком;
коряги черные топорщит
из жутковатой формы рощи;
палитру к черному смещает,
и непонятки нагоняет,
и глядь-поглядь не отличишь
сосну от ели; мрака тишь
со всех сторон вас обступает…
- А небо, что?
- Оно сияет,
край леса темным означает.

***

Как странно эта встреча всплыла:
тебя он гладил по спине,
мне неприятно это было.
Какого черта надо мне?

Рука нахально опускалась,
до ягодицы добиралась,
и ты, как будто отдавалась.
Все это было, как во сне.
Какого черта надо мне?

Чужой мужик, родную бабу
ласкал при всех, ласкал при мне.
На шею наступил бы гаду.
Какого черта надо мне?

Ты, вдруг нежданно обернулась,
в глазах метнулся темный бес.
Кому чертовка улыбнулась?
Кому послание небес?
И это было не во сне,
и понял я, что надо мне.

***

Слова, молю, не оборвите
со мной связующую нить.
Нет, не кормите, не поите,
прошу вас, дайте только жить.

Светает, утро наполняйте,
собою украшайте день,
закатом огненным вставайте,
устали, обозначьте лень.

Слова, молю вас, не покиньте
на топи мысли ритма гать.
И, если можно, там звучите,
где вас, слова, хотят понять.

***

Земля держала крепко сосны,
те, верно небо подпирали,
в крапиве, лугом сочно-росным
ручьи в речушку забегали.

И, будто сказка, или врака,
былин реальнее в сто крат,
стояла черная собака,
лакая из реки закат.

***

Зачем ты молишь о прощенье,
на ложь, нанизывая ложь?
Ты вызываешь отвращенье,
когда покой свой бережешь.

Я маленькой былинкой с ядом
вплетусь тайком в живой букет,
разнообразить цвет бравады
над слабостью твоих побед.

Я знаю, память болью цвета
в пустыню страсти заведет,
тогда былинка, из букета,
тебя презренного спасет.

***

Хорошо под звездами вселенной
на спине свободу ощущать.
Наслаждаться оболочкой бренной,
трезвым сердцем ровно трепетать.

Хорошо гулять вдоль быстрой речки,
не толкать на лодке тело вспять.
На лугу прикинуться овечкой,
в разнотравье весело скакать.

Хорошо на свете быть живому,
у живого, что-нибудь болит.
Наступаешь на ногу любому,
он в ответ вам что-то говорит.

Хорошо, землицу взрыв лопатой,
деревце живое посадить.
Хорошо живому и горбатым,
можно, не сгибаясь проходить.

Хорошо живому и слепому –
можно ощущенья понимать:
женщину обнял, а не солому,
нежно, наслаждаясь, целовать.

Хорошо под звездами вселенной,
и под Солнцем, тоже хорошо!
Только б в оболочке нашей бренной
вкривь и вкось здоровье не пошло.

***

Дождь рос из неба, сосны из земли,
два роста были так прямолинейны,
что эталоном быть могли
любым понятиям линейным.

Как гребень входит в гребень – плотен стык,
разнонаправленные вертикали
движеньем воплощали штык,
негнущейся, каленой стали.

Но, обе были трепетны и живы,
и откровенно прямы, и красивы.

***

Запутал лабиринт зеркал –
одно и то же отраженье –
след перевернутых лекал,
копируют мое движенье,
все с точностью, наоборот.

И что б я в зеркалах ни делал,
носитель их перевернет,
переиначит тело, дело.

***

Застыли в комнате предметы,
я в ступоре немом лежал.
За окнами шумели ветры:
один, сосновый лес качал,
другой, гонял по небу тучи,
поменьше, листья поднимал
и собирал в большие кучи,
собрав их, тут же рассыпал.

Лишь стол, и стул, и дом стоял,
и я колодою лежал.

***

На мохнатой ветке
старенькой сосны
черт сидел в беретке
гением лесным.

Сосенка качалась,
ветру подвывая.
Девушка смеялась,
черта подзывая.

Черт, так удивился:
"Кто такое смел?"
Что с сосны свалился
между голых тел.

Девка, так смеялась,
черт, так хохотал,
что, не одеваясь,
Ванька убежал.
***

Привет, звезда, ты снова светишь
в мое бессонное окно.
Я жду, ответишь, не ответишь –
зачем свиданье нам дано?

Мы друг на друга долго смотрим,
пока не съест твой свет рассвет,
пока ночь тянет нервно в ноздри
в тумане растворенный свет
Луны, немного ущербленной,
и мой рассудок полусонный
лучом ласкает твой привет.

***

Выхожу посмотреть на закат,
на контрастный узор косогора;
отвернешься – березки горят,
освещая осеннюю пору;
повернешься – узоры ветвей
фиолетово-черным мерцают,
дальше – дымка пустынных полей
в дымку сизую неба взлетает,
и закат, градиенты меняя,
драматизмом узор наполняет.

***

Нам трудно умереть, нам не дают герои,
не начатых рассказов и стихов.
И, умирая, мой рассудок строит
конструкции, придуманные слов.

***

Душа поэта хочет плакать
с великолепием, навзрыд;
октябрь листвою начал капать,
и чешуею землю крыть.

Цветное солнце, в разнолесье,
играет светом и тенями,
и непонятно грустно-весел
поэт, с ненужными словами.

***

Больничная 2.

Тоска залезла под кровать,
и кость пустую гложет, гложет.
Светло, больным пора вставать,
и надевать страданья рожи.

За каждым, следом, по тоске
плетется вдоль по коридору.
Жизнь старика на волоске
улыбкой стягивает кожу.

От процедуры, к процедуре,
проделав ежедневный путь,
ведут тоску топить в микстуре,
боясь тоске в глаза взглянуть.

Поковыряв в тарелке ложкой,
(какой тут к черту аппетит)
тоске под стол масел от ножки
больной бросает паразит.

Больной, кряхтя ползет на койку,
тоска залезет под кровать,
и грызть начнет масел с помойки,
и ночью страшно подвывать.

***

- Не пей, так хочется мне ласки,
ты для того и создана,
снимать с души страданья маски.
Ну, почему ты так пьяна?

Вертинский мучает, картавя.
- Прошу тебя, не пей вина!
Тебе "Безноженьку" поставить?
Ну, почему ты так пьяна?

И, вместо глубины, туманит
твой взгляд болотная страна.
- Хочу я ласки, Солнце вянет…
Ну, почему ты так пьяна?

Спи, я тебя согрею.
Луна глазеет из окна
покоем серебристой феи.
- Ну, почему ты так пьяна?

Пока ты спишь, я на бумаге
рисую нежный облик сна.
Вертинский плачет в полумраке.
- Спи, милая, ты так пьяна.

***

В дебрях города начал дичать,
покрываться щетинистой шерстью,
на чужих, и знакомых рычать,
разгораясь звериною местью.

По ночам громко выть на Луну,
порождать многократное эхо
в лабиринте домов, и ко сну,
разражаться безудержным смехом.

Словно заговор: "Спятил с ума" –
за спиною все чаще я слышу.
Мне мерещится Путь, да сума,
монастырь, и Небесная Крыша.

Жалок жребий у зрелой души,
воплощенной в разбитое тело:
начиная, спеши, не спеши,
на том свете закончится дело.

Вот и вою в ночи на Луну,
и пложу многократное эхо
в лабиринте домов. На суму
разражаюсь безудержным смехом.

***

Только раз позвала без оглядки,
появившись из древнего прошлого.
Я не смог оторваться от сладкого,
вожделенного, липкого, пошлого.

Понимая мое замешательство,
от меня очень медленно шла,
наконец, оценила предательство,
в незабвенное молча ушла.

***

Окно расшторено, звезд панорама.
(Проклятое невежество мое!)
Знакомая, космическая драма
толпою безымянной прет в окно.

Где Сириус? Где Орион? Где Андромеда?
Едва знакомая Полярная звезда,
и та не может ничего поведать,
и предсказать: Что? Где? Когда?

***

Прорвался ветер, поднял хвои шум,
листва летит мерцающей метелью,
встречая зиму мягкою постелью,
готовя сон для надоевших дум.

Все небо серо, дождь теперь зарядит,
Земле расквасит постное лицо,
собравшись здесь с восьми концов,
он землю, то долбит, то гладит.

Пропала осень… обнажив скелет
худых берез, раздела раскоряки
дубов – в осенней, нудной драке
не устоял никто, пытаясь дать ответ.

Лишь сосны также величавы,
и ели гордо взвились в высь,
храня клестов, и беличью корысть,
стеной, встречая холод у заставы.

***

Дыши свободно, словно мир,
дыши, как фауна и флора.
Живи страстями, как сатир,
пока ты молод, нет позора
в распутстве, пьянстве, мотовстве;
подружки – милые менады
тебя поддержат в озорстве.

Старик желтеет от досады,
что молодой пройдоха хват
везде и всюду поспевает,
мораль-старуху на ухват
поддев, в огонь страстей бросает.

Ему бы так, да где уж, годы
умерили и пыл и жар,
и, осуждая зов природы,
он видит в юности пожар.

Но сам в подзорную трубу
глядит совсем не на Луну,
а на окно твое напротив,
и, позже, отходя ко сну,
бормочет: "Сам гульнуть не против".

***

Не падал снег – летел со всех сторон,
толкался, рассекал, кружился,
гнал осень в спину из владений вон
зимой Сегодня, на Вчера ложился.

На что уж ель – куда, как зелена,
и та смешалась в снежно-серебристом,
и подчинилась зимним ритмам сна,
и затерялась в снеговерти мглистой.

За осенью я гнался по пятам
на поезде, но как ее догонишь?
Снег всюду царствовал и тут и там,
под стук колес – кого хоронишь?

Под снежной крышей старый дом,
кряхтя, мелькнул на полустанке,
и превратился в снежный ком.
И снова – рощи оборванки

в лохмотьях белых побежали –
из Подмосковья провожали.

Звенигород. Октябрь 2005г.

 



Ещё стихи этого автора:
За мутными стеклами фабрик Огонь Вот чудеса: мне тошно жить Где-то вольно ветер воет Ревность. И угораздило ж родиться В Египте прятал Ты Христа У моря. С гримасами, поевших Последний луч, горяч  Полночь. Лижет лицо полнолунье Вот ты опять окаменела... Колыбельная. Куда б ни шел – повсюду стены Интуитон Семья. Сонливо нега лобызает Святых на части растащили Привет, слова ПРОКЛЯТЬЕ к НЕМУ. Кроха сын к отцу пришел Рассвет – подросток синеокий... Слова, пустите в лабиринт... Диалог с Сатаной. Флейта Туча В другом пространстве. Дождь серой мглой... Мне все кажется... Душа. Банкомёт Когда-то я умру... Я до сих пор свой путь Рисую засветло – пастелью Поэты. Микеланджело. Вот муху раздавил рукой... Не умирай, душа, постой! Реквием. Черный человек. Писец. Нега. ФИЛОСОФИКИ Давным-давно  Плач. ЯПОНИКИ. Есть в одиночестве Чуть двинешься, и сыпется земля Что там, что, как тамтамы грохочет? В этом доме живет только моль Василий Теркин в 2005 г. Голая реализма Неужели, сюда я зашел Мы долго плыли Дракон лежал в тени Песенка Кристины Орбакайте Кругом разброд, а партия Едина! ОСЕНЬ. Душа, как зеркало тускнеет Что раньше принимал я за звезду  В стране быть знатным негодяем Так пасмурно, что в доме полумрак Хлебников. Сизари Нет вывертов в словах моих Орган колонны сотрясал Мне было хорошо Невидимки Черный квадрат. Упорно шел  Нет, не Пан, не Орфей, не пастух Кому на Руси жить хорошо. Как струны, нити тянутся от звезд Весна! Я снова полон  В люльке неба солнце спит Весною вскроют грудь Земли Вырастил гусей Курск, Беслан, Нальчик. ЗВЕНИГОРОДСКАЯ ТЕТРАДЬ. Тем, кого невольно обидел. У каждой двери есть свои ключи Поэзия в узде литературы Нет, лучше не иметь друзей Стол встал, как вкопанный Если Там хорошо Город вытолкнул в лес Когда ты только начинаешь  Меня задумал Бог иначе Я иду по жизни тихой сапой Откуда в ритм ложатся звуки? ЭПИТАФИЯ. Лучи от солнца брошу Ну, не хочу, Наемник. Последний пир античного философа. Горе.  Сирена.  Предательство. Нельзя в миру жить Шарманка. Когда я брошу осуждать Молитва. На Есенинщину Лауры Цаголовой. К картине Питера Брейгеля-Детские игры Пустыня сердца – внешнее сирокко  Лилит-Алканост. Смертельный случай.  Карман. Сухие листья, тоньше бритвы Юдифь В коконе вонючих одеял БЕССМЕРТИЕ Провисло небо, нудный дождь Михаилу Гофайзену. Цып-цып-цып – слетелись птицы Поэтессе Молитва. В моей стране нежнейшие цветы Счастье. Мы живем недостаточно долго Шут. Счастье 2. Червячки поэзии Вампир. Свеча не греет Анониму в гостевой от 13-01-2006. Кентавры. Дурачок. Скрещение. Мороз. Дрожит рука, вибрация в словах Еще в хранилищах закрытых МВД Из Книги Мертвых  Пророчество  БОМЖИ. Оно Смелая мысль. Я раб. Степь. Семья 2. Пройдя свой путь до половины 2 Добро во Тьме берет начало Строга и собрана, а губы-то, дрожат Расчеши пламя талой свечи Рукописи. Происки. (на Есененщину Л.Ц.) Игра слов. Пророк. Ночь, отпрянула прочь от очь Для чего ты у кофточки ворот  Твердят настырно о таланте О, милая, я умиляясь, Пути. Камыш Друг мой, друг мой  Анаграмма. Запой. Колтун волос ветвей Весна, расправив золотые крылья Синь-синь-синь – звенит синица Наглеет Церковь Сквозняк шипел натужно в щели Голштинцы тешили – Петра. Ужели предо мной последние Мы говорили с ней о пустяках Бежим гулять, топтать снега ЛЮБОВЬ КОЛДУНА (мистико-эротическая по Поэты. Ода глаголу. Уйди, иди в проклятый мир! Он вошел Музыка. У розы запах проститутки За окнами бушует Май Я снова вырвался Наши. Позолотил глаза поэту Язык Языческое. Жить умозреньем Поэты мы, но Мы верим – власть искусства Леплю, леплю, не лепится Страх. От стены до стены Время. Муха толстая, зеленая Чужая мысль. Храм Василия Блаженного. Взошло Светило, осенило Галке Встану утром пойду посолонь Пройдя путь очистительный во тьме В стройной ступке стиха  Окраина, и здесь, кричит петух  К смерти. Город – царство любви Безотрадное Поехали, заезженный Пегас! Всегда в траве отыщется тропа На смерть сестры. Анкор, еще анкор... И тряпка бьется на ветру крылом Презренные слова Взгляд подними от суетливых ног Ответ Галине Глуховой. Переписал бы все Сегодня ночью снова плакал Уйди, я не хочу тебя! Изголодалась: поцелуи ЗАВЕЩАНИЕ. Тихо, тихо идет листопад Я создал мир из низостей порока Я отрицателен и вытянут, как минус Убогие. Отвернись, не смотри Иду по городу со странным Кот мурлычет. Прилег на груди У оттепели влажные глаза К Преображению Глуховой Маша Арбатова. Эх, жизнь! А осень в городе чудила Искристое сиянье вешних вод Чувствую себя шпалой На дне ночей, на рифе городском Мир прикинулся серым, невзрачным Подсоленный салат исходит соком МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ Ах, люди, люди, человеки Просыпаюсь домашним зверушкой Что есть истина? (по Канту). Чередовались в койке Казалась ты спокойной Что шелк, в сравненье с женской кожей Не умирай, душа, постой Да, разлюбила, спит теперь с другим Кукла Когда Господь задумал сотворить Христос воскрес! Я порождение безделья Не видел свет ничтожней негодяя Они приходят только по ночам Страна любви Что занавес прекрасный глаз За калиткою много дорог Пойду я в депутаты Дарья, Анна, Татьяна Песней Солнца тебя приманю Короткий срок живет цветок Молчаливый зов дороги Белые ночи. Щедра Москва По праву ли коварной Афродите КУДА в лесу – из КУ и ДА Ты создана из ласк и поцелуев Венок Елене (мадригал) Адлер. А за окном всегда уныло Уймись, пойми, не в этом дело Не верь влюбленности – она На рассвете розовые птицы А.Б.Пугачевой Я с детства недомолвки не люблю Кот лижет мышку-под Верните мне доверчивость ребенка Где двое, там уже толпа Прошу, ко мне не обращайся – ВЫ Иллюзии рождаются из пуха Не продышать во льду живительную Как хрупок стебель у сухой травы Тебе я снился, я был мертв Беги к зверям на волю трав, Ко мне пришел сегодня Суицид ПАТРИАРХ Не пей вина, не странствуй, не ищи, Когда у вас трясутся руки Ночь звезды дергает за титьки Осень. Ночь раскурила полнолунье Я Господу пишу донос Пока во мне всплывает боль Вернулось, встало предо мной Пойдем подружка-осень Мы все в стране марионетки Твой взгляд мне нынче не понятен Каменный гость. Поля сражений заросли травой Мой голос из строки услышишь Повремени еще немного Прорежен занавес листвы Карниз считает мертвую капель Святая лень, – какой же это грех Слова, как ослики, не знают, что везут Есть в городе, дома другие Винсент ван Гог. Что, плотник, хорошо ли Нет никакой любви Вас много на Земле живых Шершавый пол и шорохом шаги ВЫБОРЫ 2007 У жизни синие глаза У жизни ясные глаза У смерти взор хрустальных сфер Играй, играй проклятый музыкант Зв…у…к…и – то, те же ноты Вопрос христианину. Сложилось небо облачной гармошкой Мне гадок город, улицы, дома Густая тьма, мохнатые предметы Т.И.Я Ни зависти, ни боли, ТОШНОТА! Неудачник. ВЫБОРЫ 2008 Мой ангел огненным крылом Старая муха (из Япоников) Где-то, где-то, на дне Ответственность Борцы за нДравственность. СТАЯ Внучке Яне. Когда вращаешь ложечку Посредник между мной и Богом – лжец Тихонько листья треплет ветер ЗВЕРЬ Напилась и совсем позабыла По абрису листвы я узнаю рассвет Рассвет СОЛОВЕЙ И тьма пришла Не в ужасе, не в шоке, не убит Пойти, забыть в природной чепухе Придет пора, и начинаешь жить Как долго говоришь, и все пустое! Ах, бедные мои, вы все живете Давно не видел женщин – людоедки ПОЭЗИЯ. Зачем ты снова приходил ЗЛО. Нам д`олжно быть – от счастья умирать Пришла, разулась, шлепанцы, халат Слова, как люди, так же предают Уснуть, и расстаться с собою Так долго и гнусно Алексий сюсюкал Голова от Ивана Петрова Меня учили: Николай-кровавый На Селигере недоноски НАШИ РОДИНА. АДЛЕР. Е.М. ПОЦЕЛУЙ (из "Япоников") ГАМЛЕТ (Офелия) Когда я слышу возгласы – народ Эскулапу Нелли Ивановне Абрамян Ладошки клена на траве ОСЕНЬ.  Нарезает дождик  Смотрю из сумерек Братки сбербанки нагло  Рассвет притворно, вяло, гадко Лиловый вечер, светляки Ты, как и я жестоко постарела Слава нежной потаскушке! Я устал, хочу в подвал Все бегут, бегут дороги Куда абсурд их заведет Ленивый мозг, не принимай Страна готовится к пожару Не окликай меня, когда иду Прошу, засмейся – ручеек О, дерзкий свет, ничтожный против тьмы Томится тело Твоя ошибка, человек Ни с кем не связывай своей судьбы Как грустно думать чертовщину И я не умер: пустота ВЗГЛЯД на МОСКВУ из БРАТЕЕВО. СЫН – АХМАТОВОЙ. АХМАТОВА и МОДИЛЬЯНИ. Овеяв камни крепости Аланьи Как порох вспыхнула Россия Мне страшно: бедный, бедный люд ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ МИЛИЦИИ В ПОЛИЦИЮ Из недр России встала мгла. РОССИЯ. То, что в природе было аномальным УСПЕНИЕ (христианину). У каждой силы есть хозяин ПЕНСИОНЕР. Я так устал бороться сам с собой АВТОРИТЕТ ГУМАНИСТЫ. ПЛАЧ ХРИСТИАНИНА. ПАТОЛОГОАНАТОМ. ВЕЛИКИЙ СЛЕПОЙ. Во мне бурлит вулкан стихов В России любят падших поклевать СОЦИУМ.  В моем краю заморосило МОЙ ДЕМОН. Зачем тебе, о, всемогущий ОСЕНЬ 2010. Не тяни поводья, не хлещи 



СТИХИ ПО ЖАНРАМ

Ямб хорей дактиль амфибрахий анапест анакруза пентон пеон каламбур акростих строфы История русского стиха рифмы


 

 

Главная Стихи Поэты Стихосложение Рифмы Занимательное стихосложение Тесты по стихосложению Литературный юмор

 © 2002-2017 "Русские рифмы"


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100