Главная Стихи Поэты Стихосложение Рифма Занимательное стихосложение Псевдонимы Тесты по стихосложению Литературный юмор

Все стихи
Cтихи по авторам
Cтихи по рейтингу

Занимательное стихосложение

Справочник по стихосложению
Стихосложение и стиховедение
Метр, размер, стопа
Строфа, виды строф
Тропы и стилистические фигуры
Стих и виды стиха
Рифмовка и способы рифмовки











Учебник стихосложения


Поэзия
Рифма и её разновидности
 

Справочник по стихосложению
скачать


 


СТИХИ

Эрнест Стефанович

Инерция
Универсальная лирика
Пришла пора и добрая воля делать прозу. А стихи, будто следом, бегут, пишутся. По инерции?



* * *
Ветры перелетные в край зовут, где не был,
В тело тычась, будто бы в ил речной плотва,
И душа, как облако, обнимает небо,
И хмельно качаются в голосе слова.
А зрачки опутаны травами немыми,
Ветрами незрячими, пылью неземной,
Огибая землю, ты странствуешь поныне
С кем-то, доля, долюшка, только не со мной!

* * *
Восходит солнце без предупрежденья.
Весь день растишь ягненка и лелеешь,
Как будто чувства или убежденья.
А день бежит ко сну от пробужденья.
И вырос волк. И сам ягненком блеешь.
Но изыначить что-то вряд сумеешь –
Садится солнце без предупрежденья.

Березовое

Стояли в неясной весенней печали,
Шатались по кочкам, толкаясь плечами –
Налившийся соком березовый остров
И – сок отворяющий лезвием острым.
Текучая сладость плеча молодого,
И грешная алчность бродяги седого...
Стоять у березки недвижно столбами
Иль в небо умчаться, сомкнувшись губами?

В купе

Глотает время дребезжаще
За чаем – хочется, не хочется,
Ломает сахар – слаще, слаще! –
Ни от чего вдруг одиночество.
Сугробный лоб застружно морща,
Обречено всю ночь ворочаться,
Чем больше стыков, – горше, горше! –
Невпроворотней одиночество.

* * *
Ты моя?
Нет, не думаю,
Если сам я не свой.
Существуем не суммою –
Разделенной тоской.
Ах, оставь!
Что за равенство
Между мной и тобой?
Ты любви моей таинство,
Для тебя я – любой.
Ты высокая истина,
Я же низменно лгу,
Ты со мной независима,
Я с тобой – не могу!

Память

Не утерялась бы память
Лишней деталью в пути –
Выдержу вьюги и замять,
Сколько зима не крути,
Выдержу снега расплавы,
Выдержу слякоть и зной,
Выдержу брани и славы –
Память пусть будет со мной.
Чтобы назло летам-зимам,
Суженой сердцу порой
К тропкам вернуться родимым
Памятной горькой травой...
*

Нет, не смущай ты и не жги
Тревогой душу мою, память.
Не видно в будущем ни зги –
Зато не будет, может, маять
Ни блеском чьих-то чистых глаз,
Ни плеском чьих-то рук радушных,
Видал которые лишь раз
И то в каком-то сне минувшем?
Бежать? Куда? Везде, поди,
Найдешь, ненужная копуша?
...Ты, память, ум не береди
И не смущай минувшим душу!

* * *
Свет включен день и ночь,
Нараспашку все двери,
Паутина в углах,
Застирала белье...
Я ребенка бы ей ни за что не доверил.
Только что, если в дочке спасенье ее?

Землетрясение

– Я вам не лошадь – ходить в поводу!
Выберу собственной волей беду
И разойдусь с лакированным Небом,
В бездну свалюсь, где никто прежде не был,
Взрывом невиданным высвечу мрак,
С Небом сумбурным отпраздную брак,
Быть не желаю прокормом для корма,
Землетрясения сделаю нормой!..
– Бейся, Земля, содрогайся, пульсируй,
Рушь равнодушие к небу и миру!

* * *
Захлебнусь глубоким ветром,
Утопая, раздвою
На сто тысяч километров
Синегривую струю.
И поймаю – сто секретов,
И пойму – а он бесстыж,
И узнаю – где-то, где-то
Ты распахнуто стоишь...

* * *
Ушла. Измены не простить
И не забыть, что виновата.
А мог того не допустить –
Ведь изменил и сам когда-то.
Из сердца вон и со стены
Лица овал и контур тела!
И были все соблюдены
Стыды развода и раздела.
И не тебя вернуть хочу,
Золоторунно завитую, –
Жалею, что не ворочу
Любовь, придуманно святую.
Не удержавшимся на гриве
Нужны ли памяти хвосты?
Прошло семь лет после разрыва.
Лишь в снах моих все ты, все ты...

...Женился, доченьку качал,
Водил экспрессы, вел уроки,
Стихами душу облегчал –
И в них тобою жили строки.
Золу над прошлым ворошил
И обжигался прошлым больно,
Но это значит – тем я жил,
Что шел к тебе непроизвольно.

...Нельзя вернуться никогда
В часы, которые пробили.
Но как мы любим те года,
Но как мы любим города
В которых нас любили!

Правда

Параллелью неслабой
Незабвенен завод.
Будто яростным слябом
Слепо правда идет.
Правдой очи исколешь,
Столько душ обожжешь.
Разглядишь на контроле –
Черно-стылая ложь...

* * *
Волчья престижная шкура
Зорко у кресел живет,
Хищная в клочья натура,
Ночи не спит напролет.
В сон загляну лишь вполглаза –
Вымахнет в ноги столу
И захрустит каждым пазом,
Каждой дощечкой в полу.
Заворошится за шторой
В долгой тоске о родном,
Воем ударит матерым,
Лес углядев за окном.
Правда ль? –
С такой верхотуры?
Бросишься к форточке сам.
По одиночеству шкуры.
Глядь! –
По седым волосам.

О счастье

Мы и не знали его, лебединого.
Было людское – семья, как семья.
Бах!..
Ни она – и осколка единого! –
Не подбирала, ни я.
Хоть бы людского, зачем лебединого?
Сплетни соседи сплетали:
"Ах, ох!.."
Только никто – и осколка единого! –
Не подобрал, не помог.

Ты

Пряники манят, пугают Кнуты.
Ты подрастаешь меж ними как Ты.
Только поднялся – Другой тут как тут:
Пряник – не Пряник, и Кнут – да не Кнут.

Страхом прикинется, Долгом, Любовью –
Имя подобное примет любое.
Жить с этих пор ты начнешь для Другого –
И ненавистного, и дорогого –

Жить для Кого-то, работать, любить,
Чтобы для всех Что-то Значащим быть.
Что это? Дедовских темных низов
Или грядущего высшего зов?

Ищешь волшебных зеркал отраженья,
Где вместо истин себя ублаженье,
Где лишь победы, но нет отступлений,
Где Ты святой или, минимум, гений.

Что ж, в зазеркалье одни миражи? –
Мир по ту сторону правды и лжи:
Все только правда, и все только ложь –
Мир чистой веры! Что с веры возьмешь?

Ты-то что выбрал? Вид мира такого?
Или работу на благо Другого?

* * *
Из "трех колец" ударил влет
В подкрылье кряквы резвой дробью.
Подранок – бульк! – под ранний лед,
Зарозовевший дробной кровью.

И жарко плакался свинец –
Не он за крюк смертельно дергал,
Ведь сам, как трепетный птенец,
Летать, не бить мечтал с восторгом.

Охотник бил... Рад обладать
Природы таинством, похоже,
Трофей добыл, чтоб доказать –
И мир чудес – реальность тоже.

* * *
Вам приходилось за бутылкой
Сидеть, стихами говоря,
И знать – под пьяные ухмылки –
Что рассыпаешь бисер зря?

Вам приходилось ли обиду
Таить и сдерживать протест,
Когда кретин с ученым видом
Черкал ваш выстраданный текст?

Но настоящее страданье –
Упреки собственной жены,
Которой мир переживаний
И ваше творчество чужды:

"Почем идут стихотворенья?
Что принесли стихи в наш дом?
Что толку в этом вдохновенье?
Займись полезным ты трудом!"

И день, и ночь все тот же нудный
И потребительский подход...
И без того живется трудно,
И так достаточно хлопот!

И хоть люблю жену сердечно,
Не стану звать ее с собой
В страну Поэзии, где вечно
Царит великий непокой.

Нерукотворные богатства
Давно там ждут, меня маня.
О, как же надобно стараться,
Чтоб к ним прибавить и себя!

Себя? Но вряд ли доведется...
Плодоносить дичком готов!
Ужели людям не придется
Вкусить хоть раз моих плодов?

* * *
Поминовение усопших.
Идут средь плит могильных,
Меж кратких трав обильных,
Меж долгих кустиков усохших,
Где сорняки гнездятся густо
И где тюльпанов стрелы
Проклюнулись несмело,
И где уже покойно пусто.

И ни внимания земного,
И ни забот-опек небесных –
Прошло поверх могил безвестных
Поминовений много-много...

Не обо мне

Среди голов, зело раскудренных,
Повесив сонную свою,
В электропоезде заутреню,
Привычно тесную стою.
Несемся мы с точильной скоростью,
По моргновениям, не вдруг,
Роняя сна и яви прорости
Из размыкающихся рук.
В бреду колесного икания
Все возвращаюсь в тихий дом,
Где за гардиною миткалевой
Тоскует ждущее с хвостом.

Хлеб

Дающий иногда воронам беспризорным
Приют в груди своей кричит о хлебе:
"Черный!"

А человек, с другими в чем-то несогласный,
Бунтуя, хлеба цвет определяет:
"Красный!"

Привычно сочиняющий сюжет мудреный
Писатель зрелый говорит, что хлеб –
Зеленый.

Предпочитающий ногам плавник дельфиний,
Рукам же – крылья, молча думает:
"Хлеб синий".

Пот вытер хлебороб рукою огрубелой:
"Пусть странен цвет, пусть странен вкус,
Всегда хлеб – белый!"

* * *
Быть может, в студии концертной
Вопрос мне будет задан льстиво,
Мол, не могли б сказать конкретно,
Какие любите стихи вы?
Приснилось как-то на рассвете,
Что говорю в притихший зал:
"Стихи люблю... других поэтов,
Свои? Которые не написал...
Над чем работаю, ответить?
Тружусь... А возгорюсь ли вновь?
Нельзя планировать, поверьте,
Ни вдохновенье, ни любовь...
Талант? Счастливая способность
Себя сжигать в таком огне,
Так осветить иную область
И так... Но то не обо мне!"

* * *
Где относительности мера?
На имя родины Гомера
Семь городов претендовали,
Хвалу поэту воздавали...
Но от случайных провожатых,
Слепой, зависел он когда-то.
Овидий изгнан был из Рима... –
Доныне с нами он незримо.
В чем суть? В его "Метаморфозах"?
В Октавиановых угрозах?
Что нам важнее? Прочность крова
Иль самобытность дела, слова?
Границы стерлись всех империй... –
Не Рая Данте Алигьери.
Круги Чистилища и Ада,
И "Одиссея", "Илиада",
И "Средства от любви" – непреходящи.
Творенья не слепцов, –
Впередсмотрящих!

* * *
Пускай иные пишут прозой.
Стихами лучше согревать
Сердца... Сердца и, как морозом,
Летами схваченную прядь.

Судьба несчастного поэта?
А что? – судьба! – не просто роль.
А может, счастье, радость это –
Чужую вычувствовать боль?

Целебной рифмы покрывало
На боль набросить и на зло,
На все... Что в мире ни бывало!
На все, что было и прошло!

* * *
Из нетуженых бед,
Из насуженых бед
Ни одна и в стотысячной дольке
Ни от добрых примет,
Ни от злобных примет
Не зависит, пожалуй, нисколько.

Из огромных обид,
Из догробных обид
Ни одна не зависит, ни крошки
Ни от космоорбит,
Ни от косноорбит,
Ни от черной, тем более, кошки.

И от сложности встреч,
И от ложности встреч
Не зависят любые напасти.
Только лучше беречь,
Сколько нужно беречь
От примет неприметное счастье.

* * *
На проводке – изъян изоляции.
Берегись! Обойди, отступя.
Прикоснешься, и ток фибрилляции
Бросит наземь жестоко тебя.
Варианты? Искать наспех струганный,
Профсоюзом оплаченный гроб...
Если встанешь, смертельно испуганный,
Потирая то сердце, то лоб...
Так непрочен покров эпидермиса,
Так отчаянно ты уязвим!
Не хочу похоронного сервиса
И врагам не желаю своим.
В жизни каждого ждут потрясения
Посерьезней, чем тока удар,
От которых нет правил спасения.
Им подвержен и молод, и стар.
Перепало и мне – мама родная!
Старых промахов легок ли гнет?
Жизнь такая несчастьепроводная.
Может, так вас когда-то тряхнет!

Сыновьям

Спасибо, что судьбой не обессынен.
Мои – по стати, речи и глазам.
Хочу вас видеть лучшими, чем сам.
Вы не хотеть вольны.
Как я бессилен!

Желудь

В лесу желтеющем жива
Святыми чаяньями молодь...

Дубы теряли кружева,
И несмышленыш, малый желудь,
Смахнув беретик, сам упал.
Шуршали сплетни корневые.
Как странно – знал, что здесь впервые,
Но – как другой? – все узнавал.
Ростки пронзили высоту,
Пронзено, счастлив, умер желудь.

Права на смерть и красоту
Сама присваивает молодь...

* * *
Стоит безмолвно время.
Свой шумный хоровод
Людское наше племя
Вокруг него ведет.
Полжизни обалдело
Уже я откружил.
А никому нет дела –
Я жил или не жил.
Меня устало кружит
По жизни непростой.
Нет, отдых мне нужен,
Но я прошу: "Постой!
Постой, чтоб осмотреться,
Понять, куда идем,
Чтоб разум, а не сердце
Мне стал в пути вождем".
Но сквозь зубовный скрежет
Кричу напрасно: "Стой!" –
Вопросы так же, те же
Стоят передо мной...

* * *
Любовь во взгляде, щедрые цветы.
Сколь отдаешь, столь остается людям.
Жизнь – тело или дух?
Скажи, кто ты:
Яд иль настойка сладкого июля?
Всегда живет венков цветная жесть.
Громада лет по-летнему теснится.
Как будто был. Иль будешь. Но ты есть.
Лег в землю пепел.
Долго ль дыму виться?

* * *
Разводимся... Что это значит?
За холодность тем же плачу.
Она с наслаждением плачет.
А я горевать не хочу.

Так будет всегда, не иначе –
Под туфлей не быть сапогу!
И только, счастливая, – плачет.
А я и того не могу.

Настолько душевно богаче
Иль трюк из набора актрис?
Но как же легко она плачет!
Но как тяжело разойтись.

* * *
У буйвола сидела на рогах.
На рог разъединителя взлетела, –
И ток ударил ей в размах
Двукрылья, скрючивая тело.

И лишь на миг прервался он, –
Едва и свет мигнул в квартире.
И развелось же их, ворон!
А что, случилось что-то в мире?

* * *
Жить бы да просто водить поезда,
Длинные долгие, через года,
Зная, – железным движением жив,
Бросить, уйти –
Всей цепочки разрыв.
Жить бы да ладить прививки в саду,
Вольно вбирая в себя красоту,
Зная, – дела всей земли по плечу
Обыкновенному,
Не силачу.
Жить бы да к солнцу сквозь рыжую прядь
Каждое утро с тобой воспарять,
Зная, – не спать до вторых петухов
Завтра и впредь –
Не от бреда стихов!

* * *
Походили с ней на работу,
Посмеялись у детской ванны,
Потаскали еду и мебель.
Высоко несясь, разошлись.

И забылись о ней заботы,
И зажили на сердце раны,
И семейного счастья щебень
Был замешан в иную жизнь.

И сто лет бы с ней не видаться,
И не помнить сто лет друг друга,
Если б к свадьбе, уже дочерней,
Не сошлись наши сто дорог.

И не стало с тех пор казаться,
Что, мол, гонор – моя заслуга.
Только было б еще терпенье,
А упрямства – не дай нам Бог!

Самому

А как понимаете вы, педагоги:
"Смотрите не в небо, – смотрите под ноги"?
Теорию гениев – из нафталина
Иль каждому – знания и дисциплину?
Конечно, в потенции каждый есть личность, –
Натасканный гений – абсурд, алогичность.
Когда отвечающих правилам ГОСТов
Сто тысяч талантов, – сто тысяч прохвостов.
С позиций бы крика души или вздоха
Искусство ценить им, – нет, "плохо – неплохо".
Духовный заряд от прочтенья сонета?
Лишь зависть – "нарушен канон у поэта".
Поэтому, глядя не в небо, – под ноги,
Учите и личностью быть, педагоги.
Реально все пеги, говаривал классик.
Как цельною сделать вам группку иль классик?
Здесь мало во внутренний мир углубиться,
Азы приспособив наружных традиций.
Нельзя самому быть заученно серым,
А Значащим что-то, Зовущим примером!
Пытайтесь Пытливыми быть, педагоги,
Не в небо, но ввысь прозревайте дороги!
Пусть будет в труде вашем в виде трамплина –
Желание Творчества, как дисциплина!

Характер

Я в неурядицах вседневных
Кружусь подбитым дергачом,
Кляня трудов итог плачевный,
А труд, как раз, и не при чем.
Виной, наверно, мой характер –
Парадоксально я упрям.
Пример – люблю сердечный дактиль,
А сердце вкладываю в ямб.
Что унижает слабых сильный,
Конечно, знает целый свет –
С прямолинейностью фамильной
Я восстаю, себе во вред.
Неверность женская известна,
Сам по натуре ловелас –
Любить и жить старался честно –
И был обманут в трудный час.
Перемывают кости ближних
За кружкой пива на углу –
Принципиально здесь я лишний –
И вслед грозят согнуть в дугу.
Нравоучений я банальных,
Терпеть не в силах отродясь –
И от родных – удар кинжальный:
"Иди... подальше, что за князь?!"
Я выбрал сам судьбу такую
И не жалею – проживем!
Хоть смерть свою встречать рискую
С таким характером вдвоем...

* * *
Лесы льющихся ветел
Соскользнули в туман.
Облака на излете
Кто-то взял на кукан.
Улеглись разговоры
В тишину, как в постель.
Глянь! – бомбят метеоры
Неизвестную цель.
Эти мертвые камни,
Эта синяя стынь
Бороздила веками
Довселенность пустынь.
Мимолетно врезаясь
В человеческий мир,
Оставляет лишь зависть
Непадучий пунктир.
Отгорят метеоры –
Примет пепел земля.
Наобещано – горы.
Что оставлю вам я?

* * *
Куда? Не к запаху ли клеверов
Да к пляске солнца на усталых плесах,
Да к звону птичьих утренних хоров
Качу, качу во все автоколеса?
Спешу! О стекла плющу мотыльков,
Стрекоз вбиваю в жаркий радиатор,
Взбодряя зрение, грызу морковь,
Бодая руль, давлю акселератор.
Зачем? Что в звонких косах на лугу?
Что в грозах, водах и ночах – начало?
Начало! Не жалеть лишь не могу,
Поняв... а лет отпущено так мало!

* * *
Что глазеешь-то, в лисьей шубке,
С головой, огневой от хны?
Что кровавишь помадой зубки?
Твоя хищность мне – хоть бы хны!

Я и сам – зыркану дуплетом –
Как слепая, пойдешь вослед –
С грешновкусием не по летам,
С нерастраченным бабьим летом,
Перекрашенным в хитрый цвет!

* * *
Ждал, не зная, чья ты, чья,
Ждал – образчик мужичья! –
Был ни шаток и ни валок.
Размотала полушалок,
Шубу ахнула с плеча.

Холостяцкий угол жалок.
Засверкала, стрекоза,
В чем-то шорохно-прозрачном.
Что ударило в глаза?

Тело светится, лицо,
Лживый символ вернобрачный –
Обручальное кольцо...

Санаторий для души

Здесь листья, шустрые бедовые, семейкой
Присели, заняли садовые скамейки,
Смеясь беспечно парами и в одиночку,
Благословляя ненадежную отсрочку
Зимы иль, может статься жаркого кострища,
Которого не лучше мерзкая грязища,
Как будто знают, что им уготовил дворник,
Иль то, о чем грустит согбенный санаторник,
Еще недавний правды, суеты ль поборник...

Без женщины

Славно. Не будит настырная муха,
В кухне ни звяка, ни брызг на полу,
Чиркнутой спичкой ни слова в пылу,
Ни перебранок, обидных для слуха.
Ночью себя не клянешь – с нею рядом! –
Что, мол, подарочек выбрал – жену
(Сам! – на кого переложишь вину?),
Полную телом? – не только, – и ядом!
Правда, и снов не бывает хороших.
Может, не помнишь обид, – потому?
И – ни жужжания мухи в дому...
Мало тепла или ссор, или крошек?

Не гасни

С одиночеством, что ли, устал я бороться?
Предо мною ли очередь в тысячу лет?
Наклоняюсь над собственной жизни колодцем,
А воды-то волшебного зеркальца нет.
Что-то даль-темнота от меня затаила?
Или зренье подводит, иль впрямь глубоко?
А быть может, и нет ничего, кроме ила?
Или зеркальце есть, только в нем никого?
Но когда закрываю глаза утомленно,
Вижу то, что запало, сокрыто в душе:
Ты стоишь, моя девочка, в полночь у клена.
Ничего между нами иль было уже?
Даже детство – и то где-то там утонуло,
Даже тропка, которою в школу спешил,
Даже сам-то, темнее ружейного дула,
Забываю в ту пору, я жил иль не жил.
Только ты, моя девочка, в полночь у клена,
Только ты воскресилась волшебной водой,
Отразилась в моих зеркалах потаенно –
Будто звездочка в небе... Не гасни, постой!

Карельская береза

И в осень сбрасывает лист,
Как все, дрожит зимой от стужи,
И если ствол ценить снаружи, –
В любую пору неказист:
Не бел, не черен, а – нечист...
Я в чистый пялился распил,
В то муравленное богатство,
Чье погубленье – святотатство
Под фанатичный шабаш пил.
Как сок, узоры сердца пил...

* * *
Влюбился снова. Снова?
Попал. Но в глаз иль бровь?
Любая – не от слова
Сердечного –
Любовь.
Кто? Зряча, не слепая,
Не зряшна меж людьми.
Но... Далека любая
От лю′бой!
От Любви...

* * *
Деревья звездные плеядами повисли.
Иду под небом, зажигая мысль от мысли,
Как сигареты друг у друга выпивохи,
А то – нетленны, что ли? – гаснут, словно вздохи
Меж первым и последним шагом тихой ночи.
Ведь одинокому знакомо, между прочим –
Идти и ожидать, что остановит кто-то...
Спросить огня. Иль дать. Иль поболтать охота.

* * *
Не глупо ль восклицать, – кто выдумал все это:
Игру излучий вдоль железного дуплета,
Путь легкий паровозу и барану в стаде
(Ведут вожак и рельсы спереди и сзади),
И замыкаемость путей постыдной ленью,
И пресмыкаемость людей почти тюленью,
Лунающее эхо в нежити подлунной
И глупой-глупой жизни равенство с разумной?

Фотография

Снимок любительский. Лен теребя,
Ты улыбаешься, русоголова.
Зáлило солнце и лен, и тебя,
Льется из карточки светом былого.
Солнышко, так от тебя удален,
Разве я прежнего помнить не должен?
Хочется так растрепать этот лен,
Хочется каждую прядку продолжить,
Чтоб от последних уйти телеграмм
К первой бессвязности клятвенных писем.
Словом, вернуться в твой солнечный храм,
Где от улыбки одной был зависим...

* * *
Боль молодая ломала.
Старой, стрекучей страшись
Боли, которою мало
В юности мучила жизнь,
Боли глубокой, которой
Мало ушибов и ран,
Боли не грубой и скорой,
Бьющей, как стену таран, –
Боли, которая – память
Лишь о здоровье былом,
Боли, способной ужалить
И обескровить потом,
Тусклой, тягучей, остылой,
Стонуще долгой, как нож,
Верной тебе до могилы –
Не обдуришь, не уйдешь...

* * *
Сто у горя ушей,
Сто у горя когтей –
Растопырены все
Да на ближнего.
Горе крохи отдаст,
Счастье стены создаст –
Проходили бы все,
Нету лишнего.
Горе некуда деть,
Счастьем страшно владеть,
Но лишиться страшней –
Даже бывшего!

* * *
Не одомашненность нужна,
В которой можно отогреться,
Не только теплая жена,
Но понимающее сердце:
Чтоб от страны житейских дел
Была союзной мне границей;
Чтоб я писал, когда хотел,
И мог неписаным делиться;
Чтоб родилась любовь и связь
Умов и душ; чтоб, словно милость,
Из умных далей возвратясь,
Я обретал простую близость;
Чтоб, если раньше упаду,
Поддавшись времени и бедам,
Осталась, с памятью в ладу,
Моим – во всем, во всем – полпредом.

Не уходи

Солнце, стой, подожди, провожать не готов
Неусталую совесть я в темень.
Только-только и выучил несколько слов,
Чтоб с тобой говорить или с теми,
Кто душой наделен в представленьях людских:
С горным склоном, травой, водопадом, –
Чтоб их мудрость не глохла в тисках городских,
Чтоб не кончился день мой разладом.
Солнце, стой, подожди, чтоб узнать я успел,
Как же спать можно там, успокоясь,
Где бессонница совести – это предел
Многих дней и где день – это совесть.

Снова бы

Если человек дотронется до другого, счастливого,
то частичка счастья передастся и ему.

Восточное поверье.

Смотреть на бронзового Будду
И размышлять о счастье буду...
Смотреть на жирненького бога –
И осуждать себя нестрого
За нелюбовь к смиренью плоти
И за добытый хлеб не в поте,
И за уход со стуком дверью,
И небрежение к поверью...
Смотреть на Будды многорукость –
И понимать былую глупость:
Потомки многих моногамий,
Не многих трогаем руками.
А счастье – снова бы влюбиться!
Дай руку – вот его частица!

* * *
Белизна невыносима,
Чистота недорога, –
Месяц март, сменяя зиму,
Наступает на снега.
Верен истине исконной –
Красоте миры спасти, –
По своим несет законам
Грязно-талое в горсти...
Задохнется грудь до боли,
А тропинка не крута.
Пробудившееся поле.
Солнце с неба. Красота.

* * *
Жизнь моя – до чего одинокая женщина,
Как испуганно ищешь себя, до конца,
По ночам – как во мне – кружишь в башне бревенчатой,
Между век – на рассвете –
Сбегая с крыльца.
Так и льнешь, умоляя о новых исканиях,
Умолчаниях жадных, сведениях рук.
Что могу? Разве вправе простыми руками я
Прикасаться к чему-то
Святому округ?
Я бы выдал тебя за Такого Таковича
И повез, разодетую, в мир молодой,
Только жаль: не разъять нас, притиснутых горечью,
Не разлить нас, негреющих,
Пришлой водой.
Да, никто по ночам так не будит объятьями,
Как умеешь лишь ты, моя верная жизнь.
А испуг можно вылить, отвесть и заклятьями.
А в душе, если хочешь
Кружиться, – кружись!

* * *
Думалось раньше, что чаша терпенья –
Невероятно огромный сосуд.
Но, вероятно (что понял теперь я), –
Это всего поэтический труд.
Думалось раньше, что звон колокольный
(Чем не свободный в пространстве полет?)
Всем окружающим радость дает.
Только поэт ударяется больно,
Бьется ритмично, почти колокольно,
Прежде чем слово свое издает...

Приворотная

Кто знает – счастье иль беда –
Глотками звездная вода,
Зубовно льдистая, ломотная,
Неотвратимо приворотная?
Хмельно плутает коляда.
Под звезды ставится вода,
От глаз и гласа ограждается –
Так зелье звездное рождается.
Зачем тащусь в ночи туда,
Где то ли счастье, то ль беда
Воды погибельно пригубленной
Из рук жестоких, но возлюбленных?

* * *
На юг улетая, кружили, кружили
Над легкой палаткой моей журавли
И то ли о летах летящих тужили,
А то ли боялись чего-то вдали.
А может, курлыча о трудностях дали,
Вразмах проверяли крыло вожака?
Иль тайные мысли мои осуждали,
Тащить не желая на Нил чудака?
Откуда донесся горелого запах...
И начали тучи тягучий обстрел,
И съежилась остро палатка в накрапах.
В пустынное небо смотрел я, смотрел...

* * *
Она пришла ко мне, любовь другая.
Люблю, сомнения превозмогая.
Зачем она белее и моложе,
Зачем она правдивее и проще той?
А впрочем, та была сначала тоже
Правдива, подкупала простотой...

* * *
Отрадно, сбежав из шуршащего ада
Набросков, начатков, готовых страниц,
Вдыхать горький дым посреди листопада
И сладостный запах корней и грибниц...
Но остро манит из янтарного царства
Обратно к сомнениям белым, туда,
Где ждут, как судьба, и боязнь, и бунтарство,
Года непризнания, годы труда...

Единоборство

Я с работы спешу, как всегда...
Вот распахнуты двери квартиры.
Тишина. Лишь мяукнут шарниры,
Пискнет плинтус да взвоет вода.
От тебя ни звонка, ни письма.
Нет и фото. Ты, как невидимка.
Но уход – не конец поединка,
Затяжного, как в тундре зима.
Не разувшись, хожу по ковру.
Мне ль жалеть о совместном немногом?
Позвонишь под нелепым предлогом.
"Нет, не ждал... Ну, как хочешь..." – совру.

Лишний?

Седьмым козленком – бряк! –
Исходит лишний час
К исходу сентября
Из ходиков на нас.
Как в сказке – хлоп! – указ,
И – неучтенный час.
Его б тебе отвез,
Но части для колес
Трухлявятся в лесу.
Нести – не донесу.
Его б тебе прислал, –
Почтовый персонал
Твердит на то одно –
Истек ваш срок давно,
А час всему есть свой.
И прав, хоть волком вой.
Весны златой запас,
Он все дороже, час.

* * *
Как можно сегодня представить, чтоб сына
Я выгнать разутым мог прямо на снег?!
А отчим когда-то... Под крышей овина
Иль в будке собачьей бывал мой ночлег.
И в серое утро пред тем, как проснуться,
И в голоде-холоде белого дня
Душой трепетал я: "Не выть! Не согнуться!
Где мама? Где Бог? Не оставьте меня!"
Как стала неважной одетость-обутость,
Как был обесценен червонец в медяк,
Ужель превращала фашистская лютость
Безжалостность эту к ребенку в пустяк?
Ужель шли так тягостно, неускоримо
Жестокие будни во время войны
По каждой душе, – только кажется – мимо?
Слепая жестокость без явной вины?

* * *
Ужель пора? Дела итожишь?
Нашел себя? Иль все не можешь?
Нашел? Достиг?
Поймал жар-птицу?
Тогда пора...
К другой стремиться!

* * *
Вне себя, вне слов и грусти
В лодку втиснете меня.
Пусть она стремится к устью –
То ли речки, то ли дня.
Пусть плывет, не доплывает –
Что за дело-горе вам?
У кого что убывает?
Лишь барашки по волнам.
Пусть не будет в лодке весел,
Пусть оборваны рули.
А в душе – ни зим, ни весен,
А ни злобы, ни любви.
А ни столько, ни полстолька!
...Где-то нет и нет кольнет –
Посмотреть бы, не к истоку ль
Снова лодка приплывет?

* * *
Ты и я, и речное литье.
Ты и я, и луновая талость.
И дыханье твое и мое.
И дорога в грядущую сладость.
И дороги впадают в конец.
Чтоб опять их могли повторить мы:
И двойное теченье сердец,
И согласного таянья ритмы.

* * *
Очень многого я не умею –
Ни выращивать хлеб, ни играть,
Ни других сокрушать, а прямее –
То умею лишь сам умирать!
Как? Словами осыплюсь, что колос,
Мрак приму от своих же речей,
Погружаясь по горло, по голос
В книгу-гроб, только мой и ничей!

Вдруг

Облюбуешь теплый камень,
Вспорешь лескам струю.
День-деньской она, дисканя,
Льется в думушку мою –
Вдруг от пристального взгляда
Остановится вода,
И умчатся все неслады
С берегами в никуда?

Эксцентричность?

Ее не встретил на земле,
Нет половинки мне и выше:
Крутился бесом на юле
И в Интернете рыскал "мышью".
Где exit?.. Лишь освоил entеr
В любовь, как в секс на дармовщинку.
Все больше становлюсь я центром,
Входя бесовски под сурдинку
В несуженые половинки!

* * *
Последний шаг. Последний вечер.
Последний час. Последний взгляд.
Сквозит в словах подобных ветер,
И листья на землю летят.
Осинный трепет в перелеске,
Пунктир оконный в поездах
И стылый омут в лунном блеске
В подобных чудятся словах.
А сердце верит в чьи-то бредни
И в предсказания невежд,
А сердце верит: за последним –
Начнется что-то из надежд...

Был сон и туманное утро

Проснулся. Сон в купейной темноте
Хотел соседям рассказать, но те
Свои смотрели сны, имея право
В награду за дорожные труды
Нагромождения белиберды
Вполне предпочитать тому, что здраво.

А вдоль снегозащитной полосы
Бежали волки или псы,
Теряясь в инее подножном,
Моим очерченные неспаньем,
Настроив серый мозговой объем
На мой рассказ, хоть это невозможно.

Я гнал из головы, отравлен сном,
Увиденное в промельке лесном –
Ни вспомнить, ни забыть. Казалось, что нам
Делить с дорогой – в миг преодолей.
Но бывшее, липучее, как клей,
Смешалось с быстрым бредом заоконным.

Не вам, скулящим поездам вослед,
Сыскать мне человеческий ответ,
Звериным одарив стараньем.
Вряд и соседям даже в полутьме
Я выразил бы то, что на уме…
Не будь оно для спящих слишком ранним.

* * *
Стучимся в женское мы "нет"
И в "да" покорно увязаем…
Ни первый, ни второй ответ
Ни предварен, ни осязаем,
И алогичен каждый раз,
И через раз бескомпромиссен.
К прогрессу общества – отказ?
Согласие – к прогрессу жизни?

* * *
Что делать, что делать, но близится срок:
Отъездила жизнь, и по курсу – лишь нежить,
Где нечем путем закалять нас и нежить,
Где лишь тупики всех знакомых дорог,
И счастье неезженных больше не впрок...

 



Ещё стихи этого автора:
Последний карамболь (эпитафи-хи) Из сафьянных портфелей Стефомонимы Божья... Пристал (эпитафи-ха-ха) Мессии  За собирателя Косой, слепой Бывальцы-давальцы Инерция Нетленность?.. Нет ее пока… Одностиший секстет Трехстишия Ни глубоко ручьи текут, ни мелко... Трудись, и однажды, пронзив чернозём.. Как дорога петляет... Март-апрель Утро Бренд Сивой Кобылы Эпиграмматика О, НЕ - вчерне Натуры Зодиачинки Подхлебка с грибамбасами А у Вас все дома? (дебилиада) Не имей сто друзей... Типцы А имей сто подруг Типчихи Атавизмы и новости Не дай Бог... времени перемен Несвященное писание Сюита сует (или Суета суëт?) Шедеврализмы Думтяпки Опасные рифмы Крестики-нолики Давальцы-бывальцы С Тобой Солнце в глаза Лето красное Малышка учится читать После каникул Подвиг Машиниста Осеннее Иду проталиной У ДОРОГИ - ЖЕНСКОЕ ЛИЦО? Пробуждение Высокая форсировка ДО-РЕ-МИ-ФАрифмы Стихийный пульс профессии ведущей СТЫКОВАННЫЕ ДУМУШКИ В РАЗЛАД СМЕХОПУТËВАЯ РИФМЕТИКА Лучшие каламбуры Одностишия друидов Как только Прописные Прописные дважды Прописные трижды Четырежды прописные Пентапрописи ЯН + ИНЬ Нации галлюцинации Мини-думство люда Пожелание другу Поэзии Не начинаясь бы, длилась... "Писатель-прозаик..." Восьмое чудо прописных Солнечная рыбка Влечёт за МКАД очарованье  Зря не зря (подборка) Я ухожу (мотивы Маркеса) …В которых нас любили… Не родись красивой… НА СОВРЕМЕННЫЙ ЛАД П р е д и с л о в и е; прекословие... НУ И ХАУ (изобридейки)  НА ДОБРОМ СЛОВЕ ПРИГОРОДНЫЙ ДИПТИХ "Любовь во взгляде..." Прощание Полоострый полуостров  Ведущая Первый знак Купание красных коней Не Дед-Мороз, а только ямбы… "Все мое желанье..." Ностальгия от ума Педологика? Омар (не Хайям!) Издевка дьявола? Только ли о балтах? Закат В сорочинских бывальцах Романс Юлии О, поезда Укрзализныци Сонный сонет Моя верная "Где относительности мера?.." "Идет Бычок, качается"... Огрызки Мир скорости, лишь миг Элегия Разумa Умножить… Крестики-нолики Мир вдохновенно отзовется Сорвалась... Путь - однословный монорифм - Однослов-многорифм - 2 подборка Высокое чело - однословный многорифм "Тойота" - однословный много Однослов – всегда готов! От бесконечности до – еле Ядонимное Не согреть вам неба просинь Все прибрежное – при на Брежнева? Тело и дух О междуречье – в междуречье Буки и звуки Предъява окрылительных предслов Умасливала… Писаний, сражений поля Прозаик – про заик? От дилогии к патологии На месте! Слова – кружева? Смог - омонимно Думтяпный пересказ Лозунг портала "Русские рифмы&quo Умей вертеться! Зодиаличное Эпитафи-хи-ха Скажу, солгу Словосложенщины Приженер – жене пример Дофилософствовались Почти по Мандельштаму Потешки НА ВРУЧЕНИЕ НАГРАДЫ 19.10.2007 CиDи не слушай! "Плановая" героизация? Не отходя Колобки Не могут жить обманом... Меж черных - белой запевать Оторвись с афо… Предзимняя озябла зябь И не то, чтобы "да", О поэте-пародисте Александре Иванове Барсук Истина Не плачь по престолу, поэт Слова к мелодиям известным Из "Шипов двадцатого" + + Что раньше: яйцо... Послесловия Лай-омонизм Именно так По Гейне На свете столько голосов… Ты живешь беззаботно,.. Идет и несут "Что первично – яйцо или курица?. "Кипит наш разум возмущенный…&quo "Вороне где-то Бог послал кусочек "Свято место пусто не бывает…&quo Если "тело просит дела"… "Дети будущее наше..." Ассорти одиночества Из "Шипов Двадцатого" Из "Шипов двадцатого" + ИЗ АВТОДОРОЖИЯ И КАЗАХСТАНСТВИЙ Ретро- и перспективно Из "Луньюй" Море поджечь угрожала синица Человеку от времени время... Знайте, что первично... Чтоб не сделаться забытым... Фигня Бревно бесчувственное – Крокодил? Четыре ипостаси Вопросительное Регулировщик Крик редактора Ценообразование Плановое Крикуну Смех Наберясь опыта Отрешась от тунеядства Не обессынен... Отлучать А со смиреньем – воевал... Умно ли... В спорах истина... Не потому ль стыдмя стыжусь... Дружить? Любить? Прежняя любовь Чтоб не безделье и бесстыжье... В командировке Читая Ю. Бондарева Равноденствие. Равноночие... Я знал, предчувствовал сначала... Теория относительности Я помню губки-мужелюбки... Из присушливой шпанки... Фест Янки Купалы Сосну обнимая И беззаботен был... О главном деле О месте поэта... Успокоил… Учитель – проситель У телека С самим собой Иду проталиной весенней... Не ведавшие молний Внеурочное обучение - свет В поезде Фацеция рецептурная Косметика Вместо поздравления Давно иду... Вечные мелочи? ОТ ВИНТА! КОНФУЦИИЗМЫ Лапидарно о лапедарном Косой дождь Вороватая Понимание Котов и Тараканов Старый осел По гороскопу СОКРАТИЗМЫ Талант Не тронь свинью! Мыло Дриопитек Бобер Коровы На всякую игру…трехстишия Начала… хокку Ревность За неизвестными авторами прошлого Эпитафиграммы Бывшему Весною влюбляются чаще... Если мечты без предела... Как всегда задержалась дневная... Кредо Стихи живут... «Ку-ку!» – кукушка куковала... На дне небытия... Проза - поэзия Песок и время Смотрины Отдавая жизнь... Природа тоже... Все дальше... в сказку Я нахожусь всю жизнь в плену... Виноград не паслен Врачом не стал я... Если б вы нарисовали... ВСЮДУ ДЕНЬГИ, А… Мимо Разве не дети расскажут, кто мать?.. Барыня... Как мелочные бабы!.. Родина Невестке Утро Не только о хлебе Геронтологам Ярятся тучами... Замри Любовь и Совесть Ахты – словахты Нехорошо, когда не ценят... Не помнящая родства У нас – у них По горло занятой «Идущий в гору» C чистой совестью Копейка рубль бережет? Ослы Оптимист Два подсолнуха Точка зрения Интеллигибельное За гранью... Птичьи мимолетки Так с яйцами До лампочки А - РИФМЕТИКА Мы-ы… из басен Две женщины ЭПИТАФИШКИ Дети – гордость, дети – счастье... Повенчальный причет Некольцевых дорог очарованье СлогаНЕТ  Экологика Вознестись бы в сферы... "Откуда, какая Любовь?" Омонимное письмо Зырит глазунья...  Причина - кручина Диастёб Солнечный миг Если кружат.., Лепится, рисуется Гонки Чере Свой кенгуру Волшебство Длинношее... В темную...  Двуум… Карандаш Не измена? Кот Бедный носик Трали-вали  Ленивая черепаха Тортила Выбор  Грибамбаски Бренд Сивой кобылы... (подборка) – Где достать?.. Интеллигибельное (сборник) Однословный многорифм (часть сборника) ИПОСТАСИ (сборник) Из сафьянных портфелей... Бурокальное зубоскальное Не имей сто друзей... (подборка) А имей сто подруг (подборка) А у Вас все дома? (дебилиада, сборник) Балабасни (подборка) Атавизмы и новости + (подборка) Гений перевоплощения? Отцы и дети Новый, 2009-й Памяти чудодея  К этимологии пришла пора... Укрзализныця О корректных отношениях  



СТИХИ ПО ЖАНРАМ

Ямб хорей дактиль амфибрахий анапест анакруза пентон пеон каламбур акростих строфы История русского стиха рифмы


 

 

Главная Стихи Поэты Стихосложение Рифмы Занимательное стихосложение Тесты по стихосложению Литературный юмор

 © 2002-2017 "Русские рифмы"

катафальные перевозки
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100